Балканы: в ожидании независимости Косова

16 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 16 июня-23 июня 2006г.
Отправить
Отправить

На сегодня наиболее нестабильным и неопределенным регионом на европейском континенте являются Балканы...

На сегодня наиболее нестабильным и неопределенным регионом на европейском континенте являются Балканы. В этом регионе остается политическая напряженность, продолжаются межэтнические споры, здесь и далее происходят процессы перераспределения границ и образования новых государств. Именно сюда направлены основные внешнеполитические усилия Европейского Союза, которыми Брюссель пытается утвердить себя в качестве мощного регионального игрока. Присутствуют здесь интересы и рычаги влияния и Североатлантического альянса. Кроме того, страны региона с разным успехом интегрируются в европейские и евроатлантические структуры, что интересно для Украины и может стать для нее полезным опытом.

Политическая и конфликтогенная ситуация на Балканском полуострове сейчас, как и в течение последнего года, находится в замороженном состоянии и характеризуется преобладающей латентностью основных процессов в регионе. В частности это касается вопросов определения статуса Косова и урегулирования региональных противостояний.

С 1999 года (после завершения операции НАТО в Сербии) и до сих пор провинция Косово фактически является самостоятельной территорией под опекой ООН и Евросоюза. Власть в провинции на всех уровнях полностью находится в руках албанского этноса. В местном политикуме и обществе существует абсолютный консенсус относительно необходимости обретения независимости Косова.

Официально Косово остается составной частью Сербии, а окончательный статус провинции определяется на переговорах между Белградом и Приштиной при посредничестве ООН и ЕС. Сербское меньшинство в крае стабильно уменьшается, что усиливает позиции албанцев на переговорах. Влияние Белграда на политику руководства Косова фактически отсутствует.

В крае действуют стабилизационные силы НАТО, основная задача которых — недопущение новых столкновений албанского населения с сербским меньшинством и размежевание территорий их компактного проживания. Постепенно возрастает в Косове роль ЕС в сфере безопасности, взявшего на себя политическое лидерство по определению будущего как Косова, так и всего региона Западных Балкан.

Переговоры о будущем статусе Косова до сих пор были безрезультатными и перспектива улучшения ситуации пока что не просматривается. Ни одной серьезной договоренности между Сербией и Косовом достичь не удается из-за нежелания сторон идти на компромисс. Руководство Косова однозначно выступает за полную независимость края, в этом его поддерживают, в соответствии с соцопросом, 88% населения провинции; еще 8% выступают за присоединение Косова к Албании.

С другой стороны, руководство Сербии, в частности ее премьер-министр Воислав Коштуница, категорически отвергает возможность независимости. Белград предлагает принцип «меньше, чем независимость, больше, чем автономия». По этому принципу Косово получает право на собственного президента и правительство, у которых будут широкие суверенные права на территории края, но запрещено иметь представительство в ООН, осуществлять самостоятельную внешнюю и оборонную политику и иметь соответствующие ведомства (МИД и МО). Со стороны Белграда звучат предложения вообще отложить рассмотрение вопроса статуса Косова на двадцать лет. Среди основных требований Сербии — также обеспечение социальной защиты этническим сербам Косова и свободы вероисповедания.

В апреле в Вене состоялся уже третий только за текущий год раунд переговоров. Сейчас обсуждаются вопросы финансирования сербской общины и ее связей с Сербией. Вопрос прав человека и национальных меньшинств стороны обсуждать пока что не готовы...

В условиях, когда участники не могут прийти к какому-либо компромиссу, возрастает роль третьих сторон и их видение путей решения проблемы. В роли посредников здесь выступают ООН (специальный представитель, бывший президент Финляндии Марти Ахтисаари) и Европейский Союз (зачастую представленный Верховным представителем по вопросам Общей внешней политики и политики безопасности Хавьером Соланой и представителем председательствующей в ЕС страны). Сегодняшнюю позицию посредников нельзя определить как четкую и однозначную. И это также не способствует решению проблемы.

Но руководство Евросоюза и некоторых стран Европы все чаще высказывает предположение о возможном отделении Косова от Сербии. В частности, министр иностранных дел Великобритании Джек Стро недавно заявил, что «наиболее вероятным вариантом урегулирования сложившейся ситуации является независимость Косова». Решение проблемы Косова для Европейского Союза — своеобразный вопрос чести, лакмусовая бумажка, которая должна продемонстрировать способность Брюсселя не только эффективно действовать как экономическое объединение зажиточных государств, но и выступать мощным региональным и глобальным игроком, который может достигать собственных внешнеполитических целей вне своих границ и нести ответственность за безопасность и стабильность на всем континенте. Именно на территории бывшей Югославии, и Косова в частности, проходят практическую апробацию Общая политика безопасности и обороны ЕС и его новообразованные Силы быстрого реагирования. Это началось после того, как Брюссель начал брать на себя ответственность за стабильность и безопасность в центре Европы вместо ООН и НАТО.

В заинтересованности Евросоюза в урегулировании ситуации на Балканах существует и другая составляющая, которая влияет на общую безопасность объединения. Ведь ежегодно из Балкан в ЕС нелегально пробираются 120 тысяч человек, а 80% всего героина, попадающего на территорию Объединенной Европы, поступает именно с этой территории. Значительная часть нелегальных трафиков проходит именно через Косово.

Неопределенности ситуации добавила и внезапная смена власти в Косове, связанная со смертью в январе 2006 г. многолетнего лидера косоваров Ибрагима Руговы. В феврале президентом избрали близкого соратника Руговы — Фатмира Сейдиу. Новый президент, получивший образование в США и во Франции, активно отстаивает прозападный курс. В марте премьер-министром Косова стал генерал Освободительной армии Косова, воевавшей с сербами в 1990-е годы, — Агим Чеку (также принимал участие в боевых действиях против сербов на стороне Хорватии во время сербско-хорватской войны).

Белград считает А.Чеку совершенно неприемлемой кандидатурой на должность главы правительства края и подозревает его в совершении военных преступлений. Учитывая это, следует ожидать, что разногласия на переговорах могут еще больше заостриться, а их ход — стать еще менее эффективным.

Как Євросоюз, так и ООН признали полную легитимность нового руководства и высказали уверенность в его способности вести дальнейшие переговоры. Руководство Косова подтвердило абсолютную преданность европейским и евроатлантическим принципам и заявило о курсе на интеграцию в ЕС и НАТО, чем также способствовало укреплению благосклонности к себе со стороны Брюсселя.

Также положительно влияет на восприятие Европой стремлений косовских албанцев интенсивный интеграционный диалог с ЕС и НАТО Албании, где после парламентских выборов 2005 г. социалистическое правительство сменила правоцентристская коалиция во главе с Демократической партией, сформировавшей молодое прозападное правительство.

Следует отметить, что Европа понимает и опасности, которые могут возникнуть в случае провозглашения независимости Косова. Это способно создать прецедент и вызвать невыгодную для ЕС реакцию в других регионах, где у Брюсселя свои интересы. Прежде всего речь идет о Приднестровской Молдавской Республике, Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии.

Очередным источником конфликта может стать еще один регион юга Сербии — долина Прешево, где живет многочисленное албанское меньшинство. Здесь также усиливаются сепаратистские настроения. Местные албанцы уже выступили с требованием к Белграду предоставить им политическую и территориальную автономию. Городские советы Прешева, Медведжа и Буяновца приняли декларацию о самоуправлении местных албанцев, включая передачу им контроля за полицией, судами, системой здравоохранения, образованием и финансовыми структурами. В декларации высказано стремление присоединиться к Косову в случае признания его независимости от Сербии.

Под администрацией ООН и при поддержке стабилизационных полицейских сил Евросоюза Eufor (взявших миссию от сил НАТО) постепенно урегулируется ситуация в Боснии и Герцеговине. После парламентских выборов в стране, запланированных на текущий год, состоится сокращение нынешних 6700 полицейских из ЕС до 6000. Основными задачами этих сил Брюссель определил борьбу с коррупцией и организованной преступностью в стране. В перспективе планируется и дальнейшее сокращение стабилизационных сил до 2500 человек.

Стабилизирующим фактором в боснийском противостоянии стала действующая система власти в Боснии и Герцеговине. Под наблюдением ООН руководство страной осуществляет президентский триумвират — представители боснийцев, сербов и хорватов, председательствующих поочередно, по 8 месяцев каждый, в течение 4 лет. В октябре 2005 г. в Вашингтоне при участии США был заключен меморандум между представителями трех этнических групп Боснии и Герцеговины о проведении конституционной реформы и большей интеграции внутри страны. Учитывая признанный всеми сторонами прогресс в процессе мирного урегулирования в стране, было решено в будущем ввести должность единоличного президента Боснии и Герцеговины и единое правительство (сейчас их два — Мусульманско-Хорватской Федерации и Республики Сербской). Но парламент страны неоднозначно относится к таким реформам и не торопится с их реализацией.

Новым местом политического напряжения в ближайшее время может стать Черногория. Истекает срок трехлетнего моратория на проведение референдума относительно независимости Черногории, введенного по просьбе ЕС. Учитывая это, нынешнее прозападное правительство республики инициировало референдум о выходе из состава Сербии и Черногории, который и состоялся 21 мая нынешнего года. Для принятия решения нужна была поддержка 55% населения республики. Положительный процент был повышен, с учетом пожеланий ЕС, который хотел видеть более уверенную победу приверженцев независимости, во избежание нового противостояния на территории бывшей Югославии.

В соответствии с результатами референдума, за независимость Черногории высказалось около 55,5% проголосовавших граждан. Сообщений о нарушении во время выборов ни от наблюдателей, ни от сербов, ни от представителей оппозиции не поступало. Можно предположить, что, несмотря на некоторые критические выступления по поводу результатов референдума и заявления об исторических братских связях с Сербией, противники независимости в Черногории и сам Белград смирятся со своим поражением.

Следует указать, что де-факто Подгорица уже в течение нескольких последних лет пользовалась большинством атрибутов суверенного государства — проводила самостоятельную внутреннюю и экономическую политику, осуществляла отличающуюся от Белграда внешнюю политику, активно сотрудничала с Евросоюзом, ее официальная денежная единица — евро (а не динар, как в Сербии). Кроме того, руководство республики со времени предыдущего референдума о независимости, который дал отрицательный результат, провело большую пропагандистскую работу, углубляло политику дистанцирования от общегосударственных процессов. Черногория оставалась значительно более стабильным краем по сравнению с Сербией, да и европейская и евроатлантическая интеграция для Подгорицы имела больше перспектив в свободном плавании. Поэтому власти Черногории, оппозиционно настроенные к союзу с Сербией, были уверены в положительном результате референдума. Но самыми большими приверженцами независимости здесь выступали не славяне-черногорцы, а албанское и боснийское меньшинство.

Большинство государств Европы, в частности Украина, признали результаты референдума и приветствовали выбор черногорцев. В свою очередь руководство республики сразу после провозглашения официальных результатов заявило о своем желании присоединиться к ЕС и НАТО.

Важной составляющей политического и экономического развития на Балканах является интенсивная европейская интеграция всех стран региона в Европейский Союз и активизация их евроатлантических устремлений. 10 октября 2005 г. Брюссель начал переговоры о вступлении в ЕС с Хорватией, ранее получившей статус страны — кандидата на членство. 3 декабря 2005 г. статус кандидата на членство получила Македония. В октябре и ноябре 2005 г. начались переговоры относительно Соглашения о стабилизации и ассоциации с Евросоюзом (настоящее соглашение предусматривает практически ассоциированное членство в ЕС для ее подписанта и должно подготовить его к полноправному членству), соответственно, с Сербией и Черногорией (особенно в своей евроинтеграции активна Подгорица) и Боснией и Герцеговиной. Албания в свою очередь давно начала аналогичные переговоры и успешно двигается к их завершению. (Следует напомнить, что присоединение к ЕС двух других балканских стран — Румынии и Болгарии — планируется 1 января 2007 г.). Содействуют реализации евроинтеграционных устремлений указанных стран политическая и межэтническая стабилизация, налаживание взаимопонимания между странами региона, активное политическое сотрудничество и сотрудничество по вопросам безопасности с ЕС и международным трибуналом по поводу военных преступлений, ускорение экономического развития.

В Европейском Союзе нет четкой позиции относительно интеграционных перспектив указанных стран и ведутся острые споры как между отдельными странами, так и между различными институтами. Звучат предложения прекратить процесс расширения после присоединения Румынии и Болгарии. Но в общих чертах ЕС признает возможность членства балканских стран, поскольку усматривает для себя угрозу в том случае, если Балканы останутся вне Объединенной Европы, ведь это может повлечь появление напряженности и конфликтогенности в сердце Европы.

Наиболее осторожно к этому вопросу подходят Франция и Нидерланды, наиболее благоприятно отношение Австрии и ФРГ. В частности Вена, презентуя программу своего председательства в ЕС в первом полугодии текущего года, заявила, что считает интеграцию Балкан очень важным этапом развития ЕС. Больше всего замечаний у Евросоюза к Сербии. Признавая возможность ее членства в перспективе, Брюссель призывает Белград активнее внедрять реформы и теснее сотрудничать с Гаагским трибуналом, прежде всего выдать в связи с обвинением в военных преступлениях лидера боснийских сербов Ратко Младича. Последнее является источником потенциального социального напряжения в Сербии, поскольку Ратко Младича в этой республике очень поддерживает население. Аналогичные требования (реформы и сотрудничество с Гаагским трибуналом) со стороны ЕС выдвигаются и к Боснии и Герцеговине.

В декабре 2005 г. в Испании был задержан хорватский генерал Анте Готовина, разыскиваемый Гаагским трибуналом за военные преступления во время сербско-хорватской войны. Привлечение генерала Готовину к ответственности было одним из главных требований к Загребу для старта переговорного процесса о вступлении в ЕС. Решение этого вопроса сняло самое большое препятствие перед Хорватией. Но внутри страны значительная часть населения недовольна такой ценой присоединения к ЕС, — ведь генерала Готовину многие считают национальным героем. В Хорватии происходят массовые манифестации.

Одновременно с активизацией европейской интеграции стран региона и ростом внимания к Балканам со стороны ЕС усиливается здесь и роль НАТО и США. При поддержке Вашингтона Македония, Албания и Хорватия углубляют евроатлантическое сотрудничество и интеграцию в Североатлантический альянс. Эти страны уже являются кандидатами на членство в НАТО и надеются присоединиться к нему в 2008 году. В этом контексте в 2005 году с участием НАТО и США была подписана Адриатическая хартия между Македонией, Албанией и Хорватией. Участники Хартии решили осуществлять взаимную поддержку и синхронизацию своего вступления в НАТО, активизировать партнерство в глобальной борьбе с терроризмом (как первый шаг такой деятельности стало направление общего медико-санитарного батальона в состав сил НАТО в Афганистане).

В этой встрече участвовали также представители Сербии и Черногории и Боснии и Герцеговины. Основные участники приветствовали активизацию их евроатлантического сотрудничества, особенно участие в Программе НАТО «Партнерство ради мира». Постепенно сербско-хорватские отношения нормализуются. Об усилении позиций США в балканском регионе свидетельствует и заключение договоренностей Вашингтона об открытии четырех военных баз в Румынии и трех — в Болгарии.

Учитывая вышеизложенное, можно предположить, что Балканы становятся предметом геополитического соперничества Старой Европы и Соединенных Штатов за влияние в регионе. Можно говорить об окончательном вытеснении исторически сильных позиций в регионе России, которая после падения режима С.Милошевича перестала влиять на региональные процессы. Основными инструментами как Брюсселя, так и Вашингтона в данном случае и являются вопрос интеграции в ЕС и НАТО, урегулирование конфликтов, расширение торговых преференций и статуса отдельных регионов Балканского полуострова.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК