Байден в ловушке «Северного потока-2»

21 декабря, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему из-за «окна возможностей» Салливана политике Соединенных Штатов угрожает фиаско

Байден в ловушке «Северного потока-2»
© Flickr/White House

Европарламент принял резолюцию, в которой от Европейского Союза требуется предпринять шаги по уменьшению зависимости от импорта энергоносителей из РФ и проявить энергетическую солидарность с Украиной с помощью более тесной взаимосвязи энергетической инфраструктуры ЕС и Украины. В частности, в резолюции содержится призыв не вводить в эксплуатацию газопровод «Северный поток-2».

Одновременно в американском Сенате появился законопроект «Акт гарантирования суверенитета Украины путем усиления ее обороны» (The Guaranteeing Ukraine’s Autonomy by Reinforcing its Defense Act, GUARD Act). Законопроектом предусмотрены обязательные и немедленные санкции против проекта «Северный поток-2». Один из его инициаторов сенатор Марк Рубио, критикуя политику администрации США относительно России, заявил: «Модель умиротворения не нова — это та же неудачная стратегия, которую использовала администрация Обамы много лет назад. Пришло время признать, что так называемые эксперты по внешней политике администрации Байдена намерены повторить те же ошибки прошлого».

Помощник президента США по вопросам национальной безопасности Джейк Салливан известен как провайдер подхода отказа от санкций в отношении проекта «Северный поток-2». Это было обосновано национальными интересами Соединенных Штатов в восстановлении отношений с Германией ради партнерства с Европой в совместном противодействии экспансии Китая. Россия при таком подходе должна быть «припаркована на своем месте», как говорят на берегах Потомака. Подход Салливана не разделяют в Украине, Польше, Литве, за спинами которых администрация Джо Байдена договаривалась c уже бывшим канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

Сейчас помощник президента твердит: «Когда речь идет о «Северном потоке-2»… на самом деле это рычаг для Запада, потому что если Владимир Путин хочет видеть поток газа по этому трубопроводу, он, возможно, не захочет рискнуть вторгнуться в Украину». Ключевое в этой фразе — возможно. Следовательно, Салливан если и не понимает, то чувствует, что может быть и по-другому.

Недаром говорят, что история ― это второе имя опыта, а опыт ― это квинтэссенция уроков жизни, если помнить историю. На основе чего Салливан пришел к выводу, что созданное поворотом американской политики относительно «Северного потока-2» «окно возможностей» принесет стратегический успех США в Европе, сказать сложно. Потому что опыт отношений с Россией свидетельствует о другом.

Ретроспектива со статистикой

Масштабные проекты создания экспортной газовой инфраструктуры в СССР реализовывались не только с целью увеличения валютных поступлений. Другой целью наращивания объемов экспорта газа было сделать Западную Европу зависимой от СССР, оторвать ее от США, а нейтральные Австрия и Финляндия должны были стать еще более благосклонными к Москве.

На советские намерения добиться зависимости ведущей экономики Европы от поставок газа из СССР указывают российские эксперты, акцентирующие внимание на фрагменте записки МИД СССР «О политической линии и некоторых практических шагах СССР в связи с образованием в ФРГ правительства Вилли Брандта», представленной для ЦК КПСС 1 декабря 1969 года: «Важное значение может иметь достижение договоренности о поставках в ФРГ советского природного газа. Речь идет о заключении контракта, который действовал бы в течение двух десятков лет и поставил бы до известной степени в зависимость от Советского Союза такую важнейшую сферу народного хозяйства ФРГ, как энергетика».

Хотя прошло уже 30 лет, как перестал существовать Советский Союз, но путинская Россия, восстановив советские приоритеты, добилась определяющего прогресса на пути достижения стратегической цели. Статистика это подтверждает. Как увеличивались поставки российского газа в Европу, видно по официальным данным «Газпромэкспорта» (см. табл.).

ZN.UA

Европейская статистика также свидетельствует о том, что в импорте газа Евросоюзом доля российского газа неуклонно растет. Если в 2011-м она составляла 30%, то в первом полугодии 2021-го — 46,8%.

Сейчас, после ценовой эскалации на газовом рынке Европы, «Газпром» навязывает своим европейским клиентам новые долгосрочные контракты с более низкой ценой. Это означает, что он увеличит свою долю в импорте, и она превысит 50%. В условиях естественного падения газодобычи в Европе, отсутствия технических возможностей Норвегии и Алжира существенно нарастить поставки газа в ЕС в ближайшие десять лет, переориентации СПГ из США на рынок Азии Европа окажется в закритической зависимости от российских поставок.

Чего хочет Россия?

Чего не понимают в США и Западной Европе, так это того, что вопрос не в отдельно взятом «Северном потоке-2». Он только один из системы байпасных газопроводов России через Балтику и Черное море. В совокупности они образуют новую западную газотранспортную систему России, направленную на дальнейшее усиление зависимости Европы от российских энергоресурсов. «Северный поток-2» символизирует собой более чем 20-летнюю программу трансформации западной трубопроводной сети из транзитной в бестранзитную. Но не завершает ее.

Параллельно развиваются восточная трубопроводная система и арктический кластер производства и экспорта СПГ. Цель — окончательный энергетический отрыв ЕС от США с переориентацией на евразийскую модель сотрудничества с Россией и Китаем. Венцом творения должно стать соединение западной и восточной газопроводных систем. Собственно, это было предусмотрено «Энергетической стратегией России до 2030 года»: «Российская трубопроводная инфраструктура станет составной частью энергомоста между Европой и Азией, а Россия — ключевым центром по ее управлению».

Именно новый масштабный проект «Газпрома» «Сила Сибири-2» — «Союз— Восток» (через Монголию) и должен обеспечить трансконтинентальную интеграцию газотранспортных систем. Это позволит России маневрировать и манипулировать экспортом газа как в Европу, так и в Китай, используя при этом еще и маневровый потенциал СПГ арктических проектов.

ZN.UA

Европа станет объектом постоянного шантажа со стороны России из-за угрозы перебрасывания экспортных потоков на восток и периодического «подсушивания» рынка ЕС. С учетом того, что Китай является крупнейшим зарубежным инвестором российских СПГ-проектов в Арктике, это фактически будет совместный российско-китайский газовый рычаг на аморфный Евросоюз и дополнительный вызов США.

Реинкарнация «Южного потока»

Без лишней огласки «Газпром» форсирует на корпоративном уровне решение вопросов расширения газопровода «Турецкий поток» путем строительства еще двух его ниток. Строительство по территории юга России уже ведется в рамках проекта «Южный коридор», определяемого как газотранспортная система, «предназначенная для повышения объемов газоснабжения центра и юга европейской части России». Но такое утверждение является блефом, поскольку у юга России и так высокий уровень газификации. Даже российские эксперты еще в 2019 году отмечали, что это понадобится, «если будут приняты решения строить третью и четвертую очереди «Турецкого потока».

Таким образом, это фактически означает реанимацию «Южного потока», отмененного Путиным в 2014 году. В октябре 2021-го стало известно, что Санкт-Петербургский филиал компании «Газпром Проектирование» срочно занимается проектированием расширения мощности газопроводов «Газпрома» на 600-километровом участке «Южного коридора», ведущем к побережью Черного моря. Примечательно, что строительные работы выполняются одновременно с разработкой проектной документации.

Прокладывание еще двух ниток «Турецкого потока» обеспечит «Газпрому» номинально 189 млрд кубометров экспортных мощностей в Европу и Турцию через Балтику и Черное море. С учетом практики эксплуатации существующего с 2011-го «Северного потока» на режимах свыше номинала на протяжении последних лет, практически у «Газпрома» будет более 200 млрд кубометров экспортных мощностей, что равно его годовому экспорту в Европу и Турцию. При этом маршруты через Украину и Польшу могут не использоваться.

Кроме этого, Россия стремительно наращивает производство и экспорт СПГ в Арктике. Уже сегодня экспорт СПГ из Ямала составляет приблизительно 30 млрд кубометров, основная часть которого идет на рынок Евросоюза. К 2030 году этот показатель составит около 100 млрд кубометров.

Нейтрализация конкурентов

На такое тихое, но ускоренное развитие инфраструктуры на южном направлении влияют два фактора — турецкое открытие газовых месторождений в Черном море и очередная попытка рестарта проекта Транскаспийского газопровода, по которому газ из Туркменистана может попасть в Европу. Перспектива появления дополнительных объемов газа нероссийского происхождения всегда нервировала Россию, поскольку нарушает ее доминирование на рынке ЕС. Азербайджанский газ хоть и пришел туда в объемах, на порядок меньших по сравнению с российскими поставками, также нежелательный конкурент для «Газпрома». Как и газ из Туркменистана. Поэтому неслучайно Россия настолько активна в своем «миротворчестве» в Азербайджане в зоне Нагорного Карабаха. Намерения России очевидны: вызвать при необходимости новую дестабилизацию на Южном Кавказе и не допустить реализации проектов по увеличению поставок газа из Каспийского региона в Европу, одновременно предлагая «безальтернативное» решение — две новые нитки «Турецкого потока». Россия не против, чтобы газ из месторождений Туркменистана шел в Китай, главное — чтобы он не появился в Европе.

Если России удастся запустить в эксплуатацию «Северный поток-2», она может прибегнуть к неожиданным действиям скрытого характера с тем, чтобы заставить ЕС прекратить оказывать сопротивление российской газовой экспансии, более того, заставить Европу считать, что российский газ является безальтернативным вариантом. Имеется в виду, что, действуя скрытыми способами (или кибервмешательством, или замаскированными под техногенные аварии диверсиями Главного управления глубоководных исследований российского Министерства обороны), РФ может выводить из строя добывающую инфраструктуру и газопроводы в Северном море, по которым норвежский газ поступает в Евросоюз. Если вследствие кибератаки или какого-либо повреждения газопровода уменьшатся объемы поставок газа из Норвегии в ЕС, то выходом из ситуации может быть только увеличение поставок из России. Чем Россия и воспользуется, предъявив Европе политические условия.

Один из ведущих идеологов путинизма Владислав Сурков в ноябрьской статье откровенно указал на необходимость распределения сфер влияния России и Запада: «Необходим очередной раздел сфер влияния. И он (рано или поздно, формально или неформально, тайно или явно) обязательно произойдет». Многие понимают это исключительно в контексте политических договоренностей, которые гипотетически могут состояться между США и РФ где-нибудь в Женеве, Хельсинки или еще где-то. Это то, о чем мечтают в Кремле, — Ялта-2. На самом деле Россия спроектировала и довольно успешно внедряет этот раздел. Инструменты — энергетические поставки, постепенный захват доминирующих позиций на рынках, нейтрализация конкурентов, шредеризация европейского политикума с помощью коррупциогенных схем. Ялта-2 нужна для легализации раздела, уже сделанного и дорабатываемого Россией.

Запуск без сертификации?

Почему «Газпром» и его многочисленные лоббисты добиваются запуска газопровода, и российская компания даже готова заплатить штраф в случае отсутствия сертификации оператора Nord Stream-2 AG? Да потому, что с момента введения в эксплуатацию возникают коммерческие отношения «Газпрома» с его европейскими партнерами-клиентами, а оператор начинает получать свои 1,4 млрд долл. ежегодно за транспортные услуги. При таких обстоятельствах судебные иски против правительства ФРГ в случае его намерений остановить «Северный поток-2» из-за агрессивных действий РФ против Украины будут поступать не только от «Газпрома», но и как минимум от пяти его партнеров по проекту и компании-оператора.

Но, кроме всего этого, сугубо организационно и технически остановить газопровод будет почти невозможно (за исключением регламентированной ежегодной остановки на профилактические работы), потому что все трубы по маршруту так или иначе контролирует «Газпром». Он подает газ в трубу в российской Усть-Луге, а его 100-процентно дочерняя компания Nord Stream-2 AG осуществляет управление и диспетчеризацию газового потока из Швейцарии. Все это вне юрисдикции Германии и ЕС.

Компания Gascade Gastransport GmbH из Касселя, оперирующая газопроводом-отводом EUGAL, который должен обеспечить транспорт газа от Балтики через всю Германию, находится в составе немецко-российского холдинга WIGA (WIntershall—GAzprom), созданного на паритетных началах. Будет ли «Газпром» в своей российской или швейцарской ипостаси сам себе отключать газопровод по предписанию правительства ФРГ или Еврокомиссии? Ответ на этот вопрос очевиден — не будет. К тому же у Германии нет того «крана», который бы перекрыл «Северный поток-2». Он расположен на территории России. Это одна из причин, почему федеральный регулятор начал требовать создания компании-оператора с немецкой пропиской. Хотя в техническом смысле это ничего не меняет.

Сейчас Россия повышает давление на новое правительство Германии и Еврокомиссию, действуя несколькими треками. Хард-трек уже обеспечен манипуляциями «Газпрома» на рынке ЕС в предыдущий период, что привело к невиданной ценовой эскалации.

Трек полужестких влияний обеспечивается через Александра Лукашенко, угрожающего перекрыть поставки газа через Беларусь в Европу. Каким бы самодуром он ни был, но сделать это возможно только при согласии «Газпрома», которому уже десять лет принадлежит вся газотранспортная система страны. И наоборот, предупреждение из Москвы об автоматической остановке поставок газа в Беларусь, если Минск заблокирует транзит в ЕС, прекратило бы всякие попытки Лукашенко поиграть с трубой. Но этого не наблюдается.

Софт-трек — мобилизация влияний изнутри ЕС. Новое правительство Австрии в лице федерального канцлера Карла Нехамера и министра иностранных дел Александера Шалленберга добивается запуска «Северного потока-2» и требует не увязывать его с «украинским вопросом». Премьер Финляндии Санна Марин отметила в Брюсселе в беседах с коллегами из стран Балтии, что не поддерживает санкции против «Северного потока-2». Это действия изнутри ЕС, направленные на создание кумулятивного эффекта давления на новое правительство Германии и Еврокомиссию.

От «окна возможностей» Салливана к фиаско Байдена?

Отказываясь ввести санкции против компании-оператора NS2 AG сейчас, когда в Берлине новая коалиция и новое правительство, администрация США при этом не декларирует сама и не требует от немецкой стороны давления на Россию по заключению нового 10- или 15-летнего соглашения между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины», как это было предусмотрено договоренностью Байдена—Меркель от 21 июля этого года.

Этим сразу пользуется Россия. Из Москвы идут довольно четкие сигналы: соглашения на транзит через Украину не будет, Берлин должен определиться, получать ли газ по «Северному потоку-2» или же не получать его вообще.

Также администрация США не предлагает такой необходимый Европе в эту зиму трансатлантический СПГ-мост в виде поставок сжиженного газа. Иначе Европа не выстоит, она упадет к ногам Путина. Это то, что сделал бы Трамп, но не делает Байден.

Парадокс «окна возможностей» Салливана состоит в том, что отказ от дальнейшего санкционирования «Северного потока-2» содействует не американо-немецкому трансатлантическому партнерству времен после Меркель, а увеличению недоверия к США и Германии со стороны стран Центрально-Восточной Европы, прежде всего Польши, Украины, стран Балтии, и усилению российско-китайского тандема в Евразии. И на сдерживание агрессии РФ против Украины это влияет лишь ситуативно, поскольку «Северный поток-2» является одним из инструментов энергетического набора по усмирению стран Европейского континента, а не конечной целью Кремля.

Отношения с европейскими союзниками в контексте сдерживания СССР в 70–80-е годы прошлого столетия после вторжения в Афганистан тоже непросто складывались. Но во времена демократической администрации Джимми Картера и его выдающегося советника по вопросам национальной безопасности Збигнева Бжезинского, при лидерстве США удалось выстроить довольно эффективную систему санкций и противодействия Москве, что в итоге и привело к советскому выходу из Афганистана через десять лет войны. Сейчас важно то же самое — Соединенные Штаты должны находиться в авангарде. Значение имеет не столько сам факт прекращения антиевропейского проекта «Северный поток-2», сколько демонстрация реального лидерства США, трансатлантической солидарности с противодействием дальнейшей шредеризации Европы и содействие выходу РФ с оккупированных территорий Украины.

В России продолжают считать, что им удастся протолкнуть «Северный поток-2», несмотря на задержки с сертификацией немецким регулятором. Расчет базируется на том, что Олаф Шольц, как Герхард Шредер, а раньше Вилли Брандт, ляжет на проверенный российский курс. «Окно возможностей» Салливана, которое расценивается как возможность получить определенные внешнеполитические выгоды — «припарковать» Россию, на самом деле дает ей дополнительное время для реинсталляции схем коррумпирования в новой парламентской и правительственной среде в Берлине. И это еще один трек, по которому незаметно, но активно работает Москва.

Сейчас у американской администрации появился уникальный шанс откорректировать позицию по «Северному потоку-2» с новым немецким правительством, где ключевые должности заняли оппоненты этого антиевропейского проекта. Если, конечно, отказаться от ошибочного подхода Салливана, угрожающего новым фиаско американской политики и поражением демократов на промежуточных выборах в Конгресс в следующем году.

«Окно возможностей» Салливана уже превращается в ловушку американской внешней политики времен Байдена. Ведь, по логике Кремля, если Вашингтон напрямую договаривается c Берлином о проекте, вредящем интересам американского союзника Польши и стратегического партнера Украины, за их спинами, то почему бы США и России не договориться напрямую за спинами всех других, и не только в контексте отдельно взятого случая? Чем не версия мечты Кремля о Ялте-2 через осовремененный шаблон Мюнхена-38?

Кто ставит получение выгоды выше безопасности, тот получит опасность и затраты на ее нейтрализацию, которые превысят выгоду. Польский премьер Матеуш Моравецкий выразился максимально откровенно: «Хотите мира — остановите «Северный поток-2».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК