Александр ЩЕРБА: "Украина должна иметь четкий голос в Австрии"

5 декабря, 2014, 23:01 Распечатать Выпуск №46, 5 декабря-12 декабря

За несколько дней до отлета в Вену новоназначенного посла мы встретились с ним, чтобы поговорить о дипломатии, Австрии и выборе, перед которым стоит Европа.

 

 

 

"Зеркало недели. Украина" крайне редко берет интервью у послов. Для этого должен быть весьма серьезный повод в двусторонних отношениях. Но Александр Щерба — случай особый: наш давний, постоянный автор менее месяца назад был назначен послом Украины в Австрию. 

Прекрасно владея словом, карьерный дипломат, Александр Щерба писал интервью, тезисы, выступления министрам, премьерам, спикерам и президентам. Именно этот спичрайтер был основным автором 40-минутного обращения Петра Порошенко к конгрессу США. Возможно, многие не знают, но в 2004 г. протест дипломатов против фальсификации результатов президентских выборов начался не на Михайловской площади. Первыми выступили сотрудники украинского посольства в Соединенных Штатах, подписав заявление, автором которого был советник по политическим вопросам А.Щерба.

За несколько дней до отлета в Вену новоназначенного посла мы встретились с ним, чтобы поговорить о дипломатии, Австрии и выборе, перед которым стоит Европа.

— Александр Васильевич, Австрию нельзя назвать другом Украины. Вена относится к пропутинскому крылу Евросоюза: политическая элита страны считает, что не следует вводить новые санкции против России, а бизнес на встречах рукоплещет Путину. Казалось бы, этой стране нужно уделять пристальное внимание. Но с марта в Австрии не было посла Украины. Почему так произошло?

— Проблема была не столько в моем назначении, сколько во внезапном появлении вакансии. Здесь необходимо пояснить: мой предшественник Андрей Березный уволился. С его стороны это было достаточно спонтанное решение. Поэтому и планов относительно возможной замены на тот момент не было. 

До июня не было возможности назначить посла, поскольку не было президента, к конституционным полномочиям которого такие вопросы относятся. Летом определялись кандидатуры, осенью проходил процесс запроса и получения агремана. Месяц назад президентом был подписан указ. В целом, по дипломатическим меркам, сам процесс назначения занял не так много времени.

— Иными словами, отсутствие посла было связано с техническими, процедурными вопросами?

— Именно так. Причем с австрийской стороны все происходило достаточно оперативно. За что я и признателен Австрии. Но история с моим назначением также дает мне основания не согласиться с вами, что Австрия не является другом Украины. И дипломаты, и политики, с которыми я встречался, настроены к нашей стране весьма доброжелательно…

— Но быть доброжелательным мало. По большому счету, для воюющей страны есть либо ее союзники, либо союзники ее врага…

— Проблема состоит, в первую очередь, в том, что австрийцы изначально настроены, скорее, понимать Россию, нежели Украину. 

Поставьте себя на место среднего австрийца, привыкшего считать Украину неким продолжением, провинцией России. И вот между этими двумя странами, которые ему кажутся частями одного целого, начинается вооруженный конфликт. Он не понимает его сути. И тем более не понимает, почему ради этого конфликта кто-то в Австрии должен отказываться от выгодных российских заказов, прибыли, а некоторые — даже потерять рабочее место. 

Россия для австрийца знакома, он в ней экономически нуждается. Украина знакома, несмотря на историческую общность, меньше. И экономический интерес здесь тоже менее выражен. 

— Что же вы собираетесь делать, чтобы Австрия стала понимать Украину лучше? Какие определили основные задачи в своей дипломатической работе в Вене?

— Наши двусторонние отношения были на каком-то этапе односторонними. Теперь, после назначения посла, так не будет. Однако задача стоит в том, чтобы не просто вернуться, а вернуться в новом качестве. Поэтому посол обязан быть активным и присутствовать в массмедиа. Моя абсолютная задача: Украина должна иметь четкий голос в Австрии. И я сделаю все, чтобы стать таким голосом. 

Проблема для любого украинского чиновника, в том числе и дипломата, — общение с массмедиа. В такие минуты многое обнажается. В том числе и относительно того, чего ты стоишь как профессионал, когда каждое неверное слово — потерянные баллы для твоей страны. Сегодня нужны публичные послы, не боящиеся прессы и острых вопросов. Необходимо, чтобы голос Украины звучал не только в политических и дипломатических коридорах, но и в массовом сознании.

— Как же вы будете противодействовать эффективной российской пропаганде в Австрии? В чем состоит роль посла в информационной войне? 

— У нас свои сильные и слабые стороны. И у российской пропаганды — свои сильные и слабые стороны. Наша слабая сторона — отсутствие финансов. Сильная сторона — то, что мы говорим правду. В их случае — все наоборот. Правда — это тот таран, которым можно открывать многие ворота.

— Но было бы неплохо, чтобы к голосу правды прислушивались, а для этого необходимо работать с теми, кто формирует общественное мнение… Как вы видите свою работу в информационном пространстве Австрии в условиях, когда нет финансирования?

— На самом деле, голос Украины востребован по всей Европе. Нам не нужно исхитряться для того, чтобы проникнуть в информационное пространство. Нас там ждут. Мы должны просто прийти и четко сказать: что представляет собой сегодняшняя Украина, в чем ее боль, к чему она стремится, и что она ждет от Европы. 

— А что Украина ждет от Европы?

— В первую очередь, понимания. Старый Свет должен понять, что он находится в центре этого конфликта. Нужно напоминать, что, создав эту ситуацию, Россия разрушила ту Европу, к которой мы все привыкли. Стабильного, мирного континента, какой мы знали Европу меньше года назад, — больше нет. Дом, в котором горит первый этаж, — это дом в огне, даже если сам ты живешь на двадцатом. Не замечать этого — значит жить иллюзией.

Кровопролитие, продолжающееся в Украине, — это конфликт вокруг европейских ценностей: одна нация выбрала свободу, другая ее за это наказывает. Европейцам необходимо это понять. Они должны вспомнить о том, что они говорили Украине последние два-три года: ценности — это самое главное.

Наконец, они обязаны вспомнить и о своей ответственности перед самими собой. Сейчас Украина — место, где или формируется, или подрывается моральная сила Европы. Любое решение, которое касается Украины, будет иметь в первую очередь моральное измерение, а уж потом — политическое и экономическое. Россия пытается поставить экономический аспект на первое место. Мы не должны с этим соглашаться.

Как только европеец видит весь человеческий масштаб нашей трагедии, как только начинает примерять на себя боль украинских матерей и отцов — отношение меняется, люди начинают понимать. Нужно просто подвести их к этой черте понимания.

— Но для сегодняшней Австрии приоритет пока имеет экономический аспект. 

— Безусловно. Потому что голос Украины не достаточно четкий, а правда об украино-российской войне чересчур болезненна для европейцев. Ее слишком тяжело воспринять. Гораздо проще воспринять ложь: это облегчает жизнь. Поэтому с легкостью воспринимается российское виденье, что это внутренняя проблема Украины, к которой ни Россия, ни Европа не имеют особого отношения.

— Кроме информационной работы, на что еще вы будете особо обращать внимание? 

— Австрия в целом и Вена в частности — это, в первую очередь, культура. Австрийцы видят себя как культурный центр Европы. И, наверное, имеют на это полное основание. Украина должна показать себя как нация, культура которой интересна Европе. Поэтому культурное измерение своей работы я бы поставил весьма высоко — на одну планку с экономическим и инвестиционным.

С экономической точки зрения фаза в двусторонних отношениях скорее застойная. Общее состояние экономики Украины и принесенная войной нестабильность — не самая лучшая среда для успешных экономических проектов. И все же Украине есть что предложить. 

— Как же вы будете убеждать инвесторов вкладывать деньги в страну, находящуюся в состоянии войны? 

— Это крайне трудная задача, которая должна решаться шаг за шагом. Первый из них — презентация возможностей Украины, презентация людей, которые будут принимать экономические решения в новом правительстве. Европа должна их увидеть и оценить. Думаю, оценка будет позитивная и достойная.

Необходимо также показать, что война идет на незначительной части Украины: остальная территория выбрала демократию, свободу и реформы — именно те ценности, на которых основана современная Европа.

— Но, кроме войны, инвесторов отпугивает и высокий уровень коррупции…

— Знаете, удивительная вещь: общаясь с представителями иностранного бизнес-сообщества в Украине, я был поражен тем, насколько оптимистично они настроены, несмотря на войну. Их оптимизм основан на том, что Украина выбрала правильный путь, и страна может рассчитывать на поддержку западного сообщества. Они считают, что курс правильный, трудности неизбежны, но результат обязательно будет.

Инвесторам необходимо показывать успешные истории реализации австрийских экономических и финансовых интересов в Украине. В качестве примера можно привести историю одного из крупнейших банков в нашей стране — Райффайзен Банк Аваль. Я разговаривал с председателем его правления. Несмотря на потери этого банка на Востоке Украины, его настрой весьма позитивный. В моем понимании, Райффайзен Банк Аваль намерен и далее работать в нашей стране. 

Вот это хорошо характеризует Украину в глазах Австрии.

— В Австрии Украину характеризуют и другие люди: в этой стране находится Дмитрий Фирташ. Будучи послом, кого вы будете защищать — украинского гражданина или интересы нашего стратегического партнера США?

— Г-н Фирташ — гражданин Украины. И некоторые аспекты его деловой карьеры являются предметом продолжающегося следствия. Безусловно, Дмитрия Васильевича, как украинского гражданина и как важную величину в украинском бизнесе, я игнорировать не намерен. Если он проявит инициативу и захочет встретиться — избегать встречи не буду. С другой стороны, посол не может влиять на решения суда и ход следствия.

— Есть ли дела, требующие экстрадиции Фирташа в Украину?

— Не слышал.

— С Фирташем в Вене встречались высокопоставленные американцы. Например, Уэсли Кларк и Филипп Карбер. Чем это объяснить?

— Не могу комментировать то, о чем не знаю.

— Австрию облюбовали многие представители предыдущей власти, находящиеся сегодня в розыске. В банках этой страны находятся и деньги многих украинских политиков и чиновников, деятельность которых в настоящее время является предметом следствия правоохранительных органов. Какие пункты вы для себя наметили, чтобы вернуть украинским гражданам то, что было в этой стране спрятано и работает на экономику Австрии?

— Поиск беглого, коррупционного капитала — это то, чем занимаются компетентные органы нашей страны и финансовая разведка всего мира. У посольства нет возможностей заглядывать на чьи-то счета. Но в меру своей компетенции и возможностей мы будет активно подключаться. 

— Порошенко во время своего визита в Австрию призвал власти оказать помощь в расследовании преступлений режима Януковича. Помогут?

— Австрия — член Европейского Союза. И решения Европейского Совета являются для Вены обязательными к исполнению. Насколько я знаю, Австрия никогда не "волынила" с исполнением этих решений. Вена исполнительна в этом плане. 

— У вас есть идеи и желание работать. Но для того, чтобы реализовать задуманное, нужны средства, которых нет. Как будет работать посольство в условиях сокращения финансирования МИДа? Это же унизительно, когда дипломат ходит к предпринимателям и банкирам с протянутой рукой… 

— Если вы придете на любой прием любого западного посольства в Киеве, то первое, что вы увидите, это надпись — "Этот прием организован с помощью…", и далее идет название компании спонсора. Работа дипломата с инвесторами — это абсолютно нормальное явление. Ничего унизительного здесь нет. Унизительно, конечно, когда недостаточно средств в бюджете дипломатической службы. Однако дипломатам не может быть совсем хорошо, когда страна переживает такие трудности.

— После обнародования указа о вашем назначении в Австрию, некоторые ваши коллеги несколько неожиданно назвали вас "русофилом". Можете пояснить? 

— Видимо, речь идет о заявлении, которое я сделал 22 ноября 2013 г. на своей странице в Фейсбуке по мотивам решения Кабмина приостановить подписание Соглашения об ассоциации. Я заявил, что с этим не согласен, и мое заявление заканчивалось словами: "и поэтому я, русофил и евроскептик, выступаю за подписание Соглашение об ассоциации. Наше слово должно что-то значить. Иначе мы сами ничего не будем значить".

К России у меня отношение несколько антикварное. Я люблю ее культуру. Слушаю Гребенщикова, читаю Пелевина. На этом было основано русофильство. Но всему есть предел. Когда Россия ведет против Украины войну, никакого русофильства не остается. Остается только боль по тому, что утрачено и, видимо, уже не вернется. 

— Будучи несогласным с политикой правительства, вы и далее продолжали работать советником тогдашнего первого вице-премьера Сергея Арбузова. Не жалеете, что тогда не подали в отставку?

— У меня есть оправдания. Но все они меркнут перед смертью и болью людей. Передо мной стоит один вопрос: почему я не ушел, когда убивали людей? И на этот вопрос я, наверное, будут отвечать перед собой, перед своей совестью до конца своих дней. Моя работа в посольстве — это часть этого ответа, шанс показать, чего я на самом деле стою как украинец и дипломат. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Alexkiev Alexkiev 6 грудня, 14:31 Александр Щерба действительно очень талантливый автор, речь П.Порошенко в Конгрессе США, как и статьи в ЗН - тому свидетельство. Однако он чрезвычайно опасен, поскольку мимикрирует в зависимости от конъюнктуры. Он был русофилом не в цитируемом абзаце, а когда переориентировал в качестве советника "Фронт змін" А.Яценюка на евразийский вектор (кстати, что не принесло тогда политических дивидендов его шефу). Он что, не знал, кто такой Арбузов, когда шел к нему в советники? В иной ситуации он восхищался успехами Б.Колесникова в дерибане "Евро-2012". Совести у него нет. Расцениваю его комментарий по Фирташу как прямое предложение проспонсировать, и не только приемы посольстве... Кстати, когда он выступал в качестве автора Заявления дипломатов 2004 г., то был не политическим советником, а секретарем посольства в Вашингтоне. Ложь как средство достижения цели, полная беспринципность = основной принцип посла в Австрии. Так что за этим "украинцем" нужен глаз да глаз! согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно