2018-й…

5 февраля, 2016, 00:00 Распечатать

После агрессии России на Востоке Украины, а особенно после вмешательства в события в Сирии, кое-кто в мире, усматривая аналогию с геополитическим противостоянием между Британией и Российской империей в конце ХІХ — начале ХХ в., уже даже начал говорить о новой "большой игре". Кажется, ошибочно. Ведь любая игра проходит по правилам. А новое противостояние — без каких-либо правил, как обычная уличная потасовка, которая, как все убедились в прошлом году, научила Путина бить первым. 

© dashart.com.ua

 

Во времена холодной войны некоторые западные кремленологи пытались прогнозировать внешний курс СССР, исходя из того, как именно стояли члены ЦК КПСС на трибуне мавзолея во время парада 7 ноября. То есть место расположения того или иного члена политбюро (а все они имели в глазах Запада разное реноме: от "голубя" до "ястреба") ближе или дальше от генерального секретаря было для них своеобразным знаком, который мог свидетельствовать о будущем характере советской внешней политики. 

Сейчас такие немудреные знаки уже не срабатывают, поскольку в Кремле все решается согласно вкусам одного человека, логику которого на Западе пытались прояснить в течение десятка последних лет, а вместо этого наталкивались на мастерски подготовленную дымовую завесу или получали совершенно неожиданную реакцию. 

И сегодня для мира так и остается непонятным, как Путин, который потратил 50 млрд долл. на проведение зимней Олимпиады в Сочи и показал вроде бы цивилизованную Россию, фактически сразу же разрушил все оккупацией Крыма.

После агрессии России на Востоке Украины, а особенно после вмешательства в события в Сирии, кое-кто в мире, усматривая аналогию с геополитическим противостоянием между Британией и Российской империей в конце ХІХ — начале ХХ в., уже даже начал говорить о новой "большой игре". Кажется, ошибочно. Ведь любая игра проходит по правилам. А новое противостояние — без каких-либо правил, как обычная уличная потасовка, которая, как все убедились в прошлом году, научила Путина бить первым. Между тем на улице мало кто всерьез размышляет о далеком будущем, а больше проникается тем, что происходит сегодня и, возможно, произойдет завтра. 

Таким образом, в новой геополитической реальности именно Россия, которая не чурается "силовых подходов", чувствует себя наиболее комфортно. Считается, что сегодня Кремль имеет в своем распоряжении по меньшей мере два действенных инструмента: эффективные вооруженные силы и политическую волю для их оперативного применения. Другое дело, что сверхамбициозные внешнеполитические цели требуют от Москвы соответствующей экономической и технологической базы, которой у нее нет. 

Более того, Россия не готова к продолжительному противостоянию с Западом, что будет означать ее неминуемое поражение. Даже прокремлевские эксперты после обязательных дифирамбов в адрес вождей российской внешней политики с некоторой обеспокоенностью говорят об опасности постоянной эскалации, на которую идет Россия. 

Раньше Кремль, составляя свои планы, надеялся, что сохранятся высокие цены на нефть и газ, что успешно будет реализовываться Евразийский проект, который, по замыслу, должен был конкурировать с ЕС. Сегодня все это представляется по меньшей мере маловероятным. 

Так, Министерство финансов РФ, формируя бюджет на 2016 г., ориентировалось на стоимость барреля нефти на уровне 50 долл. А между тем, как заметил бывший заместитель министра энергетики России Владимир Милов, "если предположить, что в 2016 г. цена барреля будет на уровне 30–40 долл., у российского государства очень быстро, до конца года, исчерпается Резервный фонд. Придется принимать решение о резком сокращении затрат бюджета, причем до президентских выборов". Небезосновательность этого наблюдения недавно подтвердил министр финансов России Антон Силуанов, заметив, что "бюджет РФ балансируется при цене 82 долл. за баррель".

Для Москвы ситуация усложняется тем, что результаты международной Конференции по вопросам изменения климата (Париж, декабрь 2015 г.) наглядно очертили настроения мирового сообщества: речь идет о постепенном отказе от использования природных ископаемых как главного источника энергии, а значит  — о сохранении тренда низких цен на большую долю российского экспорта. Даже если мировая цена на нефть в конце т.г. возрастет до 50 долл. за баррель, актуальные энергетические тренды, в частности снятие эмбарго США на экспорт нефти, будут означать сокращение инвестиций в российскую экономику вообще и энергетический сектор в частности.

Тем более что санкции делают невозможным реализовать общие с западными компаниями планы освоения труднодоступных залежей нефти в Западной Сибири и на Арктическом шельфе (благодаря чему планировалось обеспечивать до трети всей добычи нефти Россией в 2025 г.). Ведь себестоимость ее добычи составляет 85 и 150 долл. соответственно (при среднероссийских, по словам директора "Лукойла" Вагита Алекперова, 50–60 долл. с учетом капитальных затрат). В этом контексте маловероятным представляется и достижение Россией задекларированного "технологического суверенитета страны на мировом энергетическом рынке" (Стратегия национальной безопасности Российской Федерации от 31 декабря 2015 г.).

И хотя, по некоторым данным, на широких просторах России "Газпром" на отдельных буровых скважинах может добывать нефть и по 10–13 долл. (без учета налогов), это, вне сомнения, будет курсом на истощение имеющихся мощностей. Кроме того, при такой ситуации прекратится финансирование госбюджета РФ. 

Очевидно, можно прогнозировать, что в 2016 г. мировая нефтяная отрасль перейдет Рубикон, по которому Россию также не ждет ничего хорошего. Ведь сланцевый нефтяной бизнес коренным образом меняет правила игры на рынке: цены теперь будут определять спрос и предложение, а не договоренности в рамках ОПЕК, который теряет контроль по меньшей мере над половиной рынка (сейчас около 40%), или политические прихоти Москвы. И это не говоря уже о возможном появлении на рынке Ирана, занимающего четвертое место в мире по разведанным запасам нефти… 

Таким образом, политика, направленная на экономическое истощение Москвы, которую проводит администрация Обамы, пытаясь действовать в унисон с ключевыми партнерами, доказывает свою эффективность. Все сильнее Москве донимают санкции и отсутствие нормального доступа на мировые финансовые рынки. Как следствие — прогнозируется вероятное снижение доли России на сырьевых рынках. 

Тенденции мировой экономики в 2016 г. также свидетельствуют о дополнительных рисках для экономики России, в частности об увеличении оттока капитала и девальвации рубля. Серьезными факторами являются нехватка технологий и средств для заявленной модернизации, зависимость от импорта (станкостроение — 90%, тяжелое машиностроение — 60–80, легкая промышленность — 70–90, электронная промышленность — 80–90, фармацевтическая, медицинская промышленность — 70–80, машиностроение для пищевой промышленности — 60–80%). 

Общий экономический кризис будут усложнять необходимость поддерживать непропорционально высокие оборонные расходы (4,5% ВВП в 2014 г.) и неэффективный государственный сектор (доля государства в реальном секторе — 50%).

Таким образом, ресурсы тают и будут таять, если РФ и в дальнейшем будет втягиваться в конфликт в Сирии и противостояние с Исламским государством. А то, что так и будет, кажется, уже нет никаких сомнений. 

Парадокс заключается в том, что Россия, в свое время жестко критиковавшая Соединенные Штаты за их будто бы неосмотрительную внешнюю политику, немотивированное вторжение в Ирак в 2003 г. и частое пренебрежение интересами партнеров, сама фактически пошла их путем, прибегнув к показательному военному вмешательству в Сирии из-за якобы имеющейся для себя угрозы. Неслучайно влиятельный журнал "Экономист" не без сарказма назвал Путина "святым покровителем президентов-мачо в мире". 

То есть, похоже, что любые сложные вопросы международной политики Путин считает вполне возможным, не колеблясь, решать одним ударом "бронированного кулака" (выражение, которое приписывают последнему немецкому императору Вильгельму ІІ. Именно так накануне Первой мировой войны пангерманисты планировали решать мировые политические проблемы). 

Анализ действий российского президента свидетельствует о наличии у него нескольких готовых сценариев возможных действий в зависимости от ситуации — от психологического давления до экономических санкций и использования вооруженных сил. 

Таким образом, можно прогнозировать, что при определенных внутренних обстоятельствах Путин может обратиться к военной авантюре, скорее всего ограниченного характера, наподобие "Зимней войны" против Финляндии в 1940 г.

Где этот конфликт может вспыхнуть? Принимая во внимание изложенное выше, вероятнее всего, на Ближнем Востоке, Каспии или Кавказе. То есть в регионах, где осуществляется добыча или транспортировка энергоносителей, в частности к западным потребителям. 

А внутренними обстоятельствами могут быть острый экономический кризис и рост недовольства населения, которые (накануне очередных президентских выборов 2018 г.) будут угрожать сохранению личной власти Путина, гарантирующей хозяину Кремля и его близкому окружению индульгенцию на любые действия, иммунитет от преследований, возможность и дальше получать сверхприбыли. При этом он прекрасно понимает, что после всего совершенного в Грузии, Украине и Сирии такой иммунитет может надежно обеспечить только он сам. Никакие другие гарантии не сработают. 

Обработкой сознания населения в соответствующем ключе уже активно занимаются российские СМИ. Пропагандируется концепция "крепости в осаде", подчеркивается необходимость "объединения нации вокруг лидера", в духе советских традиций возобновляется "военно-патриотическое воспитание" (государственная программа "Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации").

Культивируются чувства национального превосходства, агрессии, презрения к другим народам по самым омерзительным образцам геббельсовской пропаганды (чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть некоторые российские фильмы последних лет). Особенно насаждается ненависть к Украине и украинцам. 

На просторах бывшего СССР идеология "русского мира" фактически стала спецоперацией прикрытия для путинской версии нацистской концепции Lebensraum (жизненного пространства), т.е. доминирования российской политической системы, связанного с ней олигархически-коррупционного капитала и антилиберального концепта. Ее "практическая реализация" наглядно продемонстрирована на примере аннексии Крыма.

Все большую популярность приобретает идеология т.н. политического православия, которое в российском контексте означает сакрализацию власти, формирование единого гомогенного общества, распространение, а зачастую и навязывание соответствующих религиозно-моральных норм вне пределов церкви — во всех сферах жизни ради контроля и установления правил как для религиозных, так и нерелигиозных людей. 

В российских СМИ открыто обсуждаются сценарии возможного военного противостояния РФ и НАТО, в том числе с применением ядерного оружия. В условиях постепенного снижения возможностей использовать нефтегазовый рычаг для достижения своих целей угроза применить ядерное оружие является наиболее действенным инструментом Кремля, которым он шантажирует международное сообщество. 

Россия фактически добровольно "закрывается" от окружающего динамического мира, перестает его адекватно воспринимать, и это также создает дополнительные риски конфронтации. Риторика российских политиков начинает напоминать наихудшие образцы сталинских времен. Считается, что тем самым Путин готовит россиян к возможной войне и введению военного положения, в условиях которого будут ограничиваться остатки свобод, и будут упразднены выборы. 

Отсутствие реальных механизмов коммуникации между обществом и властью может побуждать население к насильническим действиям, ведь государство само в течение последних лет взрастило такую модель поведения. При этом Кремль почти гарантировано задействует силу для подавления протестов. 

Неслучайно в аннексированном Москвой Крыму проходит апробацию модель неототалитарной России: ускоренный демонтаж остатков демократических институтов; ограничение информации (т.н. информационный аквариум), прав на свободу слова и волеизъявление; давление на общественных активистов с использованием т.н. казаков, криминала и т.п. Очевидно, из этих и других "путинских солдат" вскоре сформируют "эскадроны смерти", которые будут запугивать население и без промедления уничтожать любого заметного оппозиционера. 

Среди главных внешних факторов, которые могут побуждать Путина к агрессивным действиям, следует выделить вероятные неудачи в попытках дестабилизировать Близкий и Средний Восток с целью повысить цену на нефть. А также крах проекта широкой российской экспансии в Европу, который прикрывается концепцией построения т.н. единого гуманитарного и экономического пространства от Атлантического до Тихого океана, или даже невозможность навязать Западу свой проект под условным названием "Ялта 2". 

Известный российский писатель Владимир Войнович в недавнем интервью изданию "Новая газета" сказал: "Перед Первой мировой войной воинствующее безумие привело Россию к краху, и это ведет к тому же. Если мы и в дальнейшем будем посягать на чужие территории, будем ссориться с Европой, воевать и грозить Америке атомной бомбой, это неотвратимо закончится плохо". 

А известный британский журналист и публицист Эдвард Лукас считает (и с ним соглашаются некоторые эксперты), что "Путин задиристый, но не сумасшедший. Он может бряцать "ядерной саблей", но реальная конфронтация с Западом означает для него неминуемое поражение". 

На самом же деле, поражение и даже смерть (не только политическую) для него будет означать потеря личной власти. И ради ее сохранения хозяин Кремля, очевидно, готов прибегнуть к любым сценариям. Особенно накануне президентских выборов. И какой бы сценарий ни выбрал Путин, он, без всякого сомнения, будет идти до конца...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Prorok Prorok 6 лютого, 22:38 Это не анализ геополитики, а политические и конъюнктурные хотелки аФФтара. Выдает желаемое за действительное, особенно в плане возможностей (политических, социальных, экономических, военных) России. Недооценивать потенциал России - значит работать против Украины. Браво, аФФтар!!! согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно