Зима близко. Что дальше?

1 декабря, 2017, 18:58 Распечатать Выпуск №46, 2 декабря-8 декабря

Взрывной потенциал накапливается и в Украине, и вне ее.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

"Така золота, що нема зупину. 

Така буйна — нема вороття. 

В останніх коників, що завтра загинуть, 

Вчуся ставленню до життя."

Л.Киселев

Стратегическая неопределенность — лучшая характеристика ситуации, в которую вошел мир впервые после 1945 г. Под сомнением принципы мирового порядка, сформированного по результатам Второй мировой и холодной войн. 

"Изменится все" — как восторженно или напугано все громче говорят? Сработает ли в этот раз принцип последнего князя ди Лампедузы: "Все должно измениться, чтобы все осталось по-прежнему", — сейчас неизвестно. Тем временем неопровержимо одно: человеческая природа меняется медленнее всего.

Эта неопределенность — прежде всего следствие трансформации экономики и всей общественной жизни в связи с рядом происходящих сегодня технологических прорывов. Ученые называют такую ситуацию переходом к новому технологическому укладу. Об этом уже разглагольствуют все. Однако банальность не означает неправду. 

Прорыв в сфере информационных технологий произошел на наших глазах. Нет, новых идей не так уж и много. "Задача византийских генералов" (одно из решений которой воплощено в технологии blockchain — основе биткоинов и других криптовалют) известна очень давно, но теоретические решения этой задачи сформулированы еще в ранние 1980-е. Однако только недавно прогресс компьютеров позволил создать и ввести технологии на ее основе. 

То же самое касается и обработки данных. Именно на достижениях в этой области основывается то, что сегодня известно как Big Data. Технологии сбора, хранения, анализа и распространения огромных объемов информации в режиме реального времени открыли невиданные возможности как для слежения за людьми (прощай, старая добрая приватность), так и для манипулирования их поведением. И эти возможности активно используют маркетологи, как гражданские, так и "в штатском"… 

Об "искусственном интеллекте" говорят уже целых полвека, но реальных очертаний, в частности в виде персональных помощников наподобие Siri, которая знакома всем владельцам iPhone, он получил почти вчера. Автомобиль на автопилоте перестанет быть экзотикой уже через несколько лет. И это лишь начало реальности.

Автоматическое принятие решений трансформирует производство, которое роботизируется. Массовое производство дополняется технологиями, такими как 3D-печать, позволяющими возродить ремесленничество, максимально приблизив производителя к потребителю. 

Второй фактор прорыва — энергетические технологии. Сланцевая революция уже состоялась. Все чаще говорят о постепенном завершении эры углеводородов, а не исключено — и традиционной атомной энергетики. Возобновляемые источники, новые технологии сохранения электроэнергии меняют все сферы энергопотребления. Электромобиль и автономные "умные" дома — уже настоящее. Новые революционные изменения на подходе.

Третья составляющая — биотехнологии и новая медицина, которая существенным образом продлевает продолжительность и улучшает качество жизни людей. Правда, только тех, у которых есть доступ к соответствующим услугам. И это крайне серьезно, поскольку имущественное неравенство все ощутимее будет сказываться и на нашей биологии. Эпоха беспрецедентного социального равенства, созданного большими войнами и революциями последних веков, подходит к концу.

Можно спорить о причинах трансформаций окружающей среды, но то, что климат меняется, — уже очевидно всем. Доступность для судоходства в течение большей части года Северного морского пути меняет глобальную логистику, а повышение уровня океана — морские побережья. Прогнозируют затопление многих ведущих городских центров. Все более ощутимой становится нехватка пресной воды, в частности в нашей стране. Соответственно будет меняться и сельское хозяйство. Что скажется не только двумя урожаями ананасов и бананов на мелиорированных землях Херсонщины.

Большинство европейских стран вошли в период медленного, но неуклонного сокращения населения, и это происходит впервые после многих столетий непрестанного роста. Украинцев также становится ощутимо меньше, а наш средний возраст растет. 

Этот продолжительный фактор не только экономический (прежде всего из-за количества рабочей силы), но и политический. Более старое общество более консервативное и инертное. И это не только плохо. Меньше людей готовы ответить на призывы политиков-радикалов, что не так уж и плохо. Все банально просто — зрелые и пожилые люди менее динамичны, но и (будем себя тешить надеждой) более опытные, чем молодежь. 

На естественные демографические тенденции накладывается миграция. Если Евросоюз с излишком компенсирует старение населения притоком мигрантов, то в нашей стране происходят процессы противоположные. Эмигрируют самые образованные и талантливые, и все большей в составе эмигрантов будет становиться доля молодежи.

Технологические и экономические изменения существенным образом влияют на международную политику. Фактически восстановил свое значение исторический мировой центр силы — Китай, который все четче осознает свой вес и возможности на международной арене. И XIX съезд КПК — тому яркое подтверждение. 

Страшилка позапрошлого века воплотилась в жизнь — Китай проснулся. По оценкам, в 2017 г. номинальный ВВП КНР составит 11,795 млрд долл., а по паритету покупательной способности — 23,2 млрд долл. Это второе и первое место в мире, соответственно. Экономическое могущество всегда побуждает к активной внешней политике. И те, кто этого еще не осознал, скоро ощутят последствия на собственной шкуре.

Провозглашенный КНР геоэкономический проект "Один пояс, один путь" может ускорить рост многих стран Евразии, поскольку речь идет об инвестициях объемом триллион юаней, или сотни миллиардов долларов. При этом не следует забывать, что построение инфраструктурных коридоров — любимая идея больших государств. 

Российские ракетно-ядерные технологии, переданные в свое время КНДР, спровоцировали северокорейский кризис. Вместе с тем именно влияние Китая, который сдерживает американскую военную силу и демонстрирует реальные границы доминирования США, является определяющим фактором ее развития. Китайское влияние растет, и это следует учитывать.

Страх перед неопределенным будущим бьет по олицетворениям нынешнего порядка, прежде всего по истеблишменту. Они, и прежде всего они виноваты во всем. Показательным является успех биткоина и других криптовалют. Он не только свидетельствует о прогрессе информационных технологий, о чем речь шла выше, но и фиксирует рост недоверия к традиционным учреждениям, с деньгами включительно.

Вместе с тем массовый страх способствует политикам-популистам, обещающим простые и быстрые решения для всех проблем. За таких голосуют, хотя на призывы выйти на баррикады в старых европейских обществах реагируют довольно прохладно. Все больше подвергается сомнению, казалось бы, еще вчера очевидная безальтернативность демократического государственного устройства. Демократию атакуют и слева, и справа, традиционно маскируя авторитарные устремления сокрушительной риторикой против "коррумпированных и неэффективных" элит. Уже подвергнуты сомнению не только гегельянский оптимизм Ф.Фукуямы с очередным "концом истории", но и максима У.Черчилля о демократии как общественном устройстве, являющемся лучшим из худших. 

Одно из проявлений этого кризиса — стремительное укрепление авторитарно-популистских тенденций в Европе, прежде всего Центральной и Восточной. Зарабатывать популярность на исторических спекуляциях, конечно, проще, чем предлагать решение реальных общественных проблем. Важно, что это особенность не только нашего региона. 

По-своему эти процессы идут в Западной Европе. Яркие примеры — сепаратизм в Испании, Бельгии, да и в Британии. Показательно, что бывший просепаратистский первый министр Шотландии считает возможным работать на канале Russia Today. В конце концов, чем шотландцы хуже немцев? RT, конечно, не "Северный поток", но и бывший руководитель автономии — не канцлер ФРГ. 

Огромные вызовы стоят и перед Турцией — нашим самым важным соседом на Юге. Борьба за место под солнцем — непростая задача и для 17-й по объему экономики мира. Речь идет не только о глубокой ревизии вестернизационного курса основателя республики Кемаля Ататюрка, но и о вызове самому существованию этого государства в нынешних границах: стремление курдов к независимости. Освобождение бывших территорий ИГИЛ в Сирии и частично Ирака не означает наступления покоя на Ближнем Востоке. И повышение террористической угрозы — лишь одно из последствий. Меняется Саудовская Аравия, существенным образом выиграл Иран, растут угрозы безопасности Израиля, — итак, карты сдаются снова, и очередной тур игры, которая будет стоить жизней сотням тысяч, начинается.

На этом фоне становится очевидной роль России как долгосрочного источника нестабильности. Стремясь вернуться за стол "большой игры", Кремль из-за слабости экономической потуги пытается высвободить себе пространство дипломатической игрой, военной силой и все более совершенной пропагандой. Вопреки тому, что активные меры российских разведывательных служб превратились в "бабая" из политических сказок, уровень вмешательства россиян во внутриполитическую жизнь ведущих демократий мира, включительно с США и Соединенным Королевством, поражает. 

Эффектно вернувшись на Ближний Восток, Россия не только создала новые возможности, но и усилила вызовы. Впрочем, пока что "гром победы раздавайся…". Экономика адаптировалась к санкциям, можно продолжать экспорт нестабильности наружу.

Стратегические цели РФ относительно Украины неизменны: полное подчинение нашего государства собственной политике, без чего невозможно создание "третьей российской империи". Осознав, что прямой подрыв, дополненный военной агрессией, пока не сработал, а интеграция квазиобразований в Донбассе в состав Украины на российских условиях становится все более призрачной, Кремль активно ищет новые подходы. 

Именно этим вызваны такие, казалось бы, экзотические идеи, как "новейшая Малороссия", о которой заговорили на землях, имеющим такое же отношение к исторической Малороссии, как и штат Джорджия — к дружественной нам кавказской стране. Вброшенное в информационное пространство в июле 2017 г., вопреки кажущемуся отказу, это дело все еще живет.

Последние события в Луганске, где одна группа российских кураторов победила другую в битве за право собирать дань на/с оккупированных угодий, также, не исключено, будут использованы не только для грабежа, но и для поиска нового способа решения "украинского вопроса". Нас же ждут сюрпризы или к российским выборам 2018 г., или в ближайший период после них. Чего же вы хотите — время идет, а победы все нет…

Не исключена и прямая военная угроза. Россия инвестирует большие средства в военное строительство. По данным SIPRI, в 2016 г. "оборонный бюджет" РФ превысил 70 млрд долл.

Близ украинских границ созданы четыре новые мотострелковые дивизии с историческими номерами и наименованиями, полученными за успешные операции на территории Украины. Продолжается ускоренное развертывание 8-й и 20-й общевойсковых, а также 1-й гвардейской танковой армий. 

Российская авиация Южного и Западного военных округов переходит на модернизованные образцы самолетов. 4++ — это, конечно, не "пятое поколение", но тоже сравнительно неплохо. Формируются "неядерные силы сдерживания". Чего стоит только начало модернизации дальних бомбардировщиков ТУ- 22М3.

Тренируются ракетные бригады, как на относительно современных "Искандерах-М", так и на устаревших "Точках-У". В оккупированном украинском Крыму создана зона A2/AD, т.е. запрещенного доступа с воздуха и моря. Полуостров превратился в мощную военную базу с освященными веками ритуальными задачами, которые не очень трансформировались со времен Екатерины ІІ: доминирования в Черном море и борьбы за Проливы. 

Перевооружается Черноморский флот, в его состав вводятся новые корабли и подводные лодки с управляемым ракетным оружием. Россия смогла наладить производство крылатых ракет комплекса "Калибр", переняв за более как 30 лет успех американцев с крылатой ракетой "Томагавк". И это настоящий прорыв. К сожалению, без иронии.

Если в Кремле придут к выводу о политической целесообразности широкомасштабной военной операции, эта сила будет применена. Речь идет не только о сухопутных войсках, но прежде всего об авиации и ракетных частях. Причем вероятность такого применения существенным образом возрастет после 2019 г., когда президентские выборы выиграет любой нежелательный для россиян кандидат.

В этих сложных условиях Украина должна выбороть свое место в мире. И первая задача — развитие Вооруженных сил и других органов сектора безопасности и обороны. Следует еще раз подчеркнуть: армия — основа государственности. Если она не будет способной защитить Украину, остальное потеряет значение.

Усиление Вооруженных сил — ключевая тенденция для современной Украины. Скорее раньше, чем позже это скажется и на политической жизни. И именно этим объясняется важность усовершенствования гражданского демократического контроля и укрепления механизмов взаимодействия Солдата и Государства. Армия будет играть новую роль, и к этому надо быть готовыми.

Нужно осознать и второй императив: мощная армия может быть создана только на прочной экономической основе. Сегодня государство, а значит все налогоплательщики, выделяет на оборону большие средства — свыше 5% ВВП. Но с тем объемом экономики, который есть сейчас у Украины, этих ресурсов очевидно мало для надежной обороны.

Следовательно, выход на траекторию устойчивого, динамического экономического роста, поиск нового, более эффективного места в мировом разделении труда — абсолютная необходимость и требование выживания. Очевидно, что такие вызовы не преодолеваются за год или два. Но прилагать усилия к достижению ощутимых результатов в будущем нужно уже сегодня. Причем исповедование карго-культа очень редко дает желаемые результаты. Мы должны развивать свою экономику собственноручно. Никто, никакая внешняя помощь, которая к тому же никогда не бывает бескорыстной, не заменит собственного труда.

Обеспечить развитие невозможно без развития государственных институтов и возобновления доверия к ним со стороны общества. Пример армии и полиции доказывает принципиальную реалистичность такого сценария. Сюда же нужно отнести и проблему коррупции, которая в первую очередь является симптомом институционной слабости. И преодолеть ее без прорыва в этой сфере — невозможно. Последние скандалы лишний раз подчеркивают это.

Одна из огромных наших проблем — самовнушение и бегство от реальности. Яркий пример — настойчивое отрицание многими экспертами того факта, что Украина относится к самым бедным странам Европы. Конечно, признание этого не радует нашу национальную гордость, но без четкого осознания реальной ситуации тяжело рассчитывать на успешное развитие. Реализм и базирующееся на нем видение — залог правильного формулирования политики.

Еще один неприятный фактор — постколониальный и постгеноцидный характер наших общества и, соответственно, государства. Четверть века со дня провозглашения Независимости — критический период в развитии бывших колоний, когда старые, сформированные еще метрополией элиты и институты уже отошли, а становление новых проходит крайне тяжело. Существенной проблемой становятся преимущественно меркантильные мотивации нового истеблишмента. И осознанию нашей ныне субсахарской траектории не должны мешать расовые стереотипы. 

Неприятный для многих националистический тренд в Украине уже очертился. Бороться с этим не стоит, но следует определиться, о каком национализме идет речь: открытом миру и ориентированном на успешное развитие — или ксенофобском и направленном в прошлое, которого никогда не было.

Противостояние российской агрессии и развитие страны нуждаются в широкой внешней поддержке. Украинская независимость, провозглашенная в 1991 г., уже была стратегическим выбором в пользу Запада. Вместе с тем следует исходить из того, что ответственность за нашу жизнь лежит только на нас самих. 

Внешняя поддержка критически важна, но очень существенную ее часть можно привлечь, меняя страну изнутри. Ключевое значение для приближения к НАТО и ЕС играют внутренние трансформации в Украине. Речь идет не только о механическом заимствовании стандартов, но о трансформации на основе принципов. Это же (и в позитивном, и в негативном смыслах) касается и других направлений нашего развития.

И здесь мы должны осознавать, что в нынешней ситуации хорошие отношения с западными соседями являются первоочередной задачей. Разумеется, уступать в принципиальных вопросах нельзя. Очевидно, что выработать общий подход нереально, да и не стоит. Каждую конкретную ситуацию нужно анализировать отдельно. Но целесообразно ли собственноручно раздувать все возможные конфликты? Конечно, непоколебимая позиция приносит мимолетные внутриполитические преимущества, вот только цена может, по факту, оказаться слишком высокой.

И в завершение. В целом ситуация очень хрупкая, причин для самоуспокоения мало. Взрывной потенциал накапливается и в Украине, и вне ее. Ресурсы, в частности времени, — весьма ограничены. Потенциал частичных изменений почти исчерпан. Впереди — сложные времена и крайне неприятные решения. Как мы пройдем зиму — зависит от нас. Потому что впереди — весна.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно