Визит взаимной поддержки

2 ноября, 22:40 Распечатать Выпуск №41, 3 ноября-9 ноября

Визит федерального канцлера Ангелы Меркель в Украину — это всегда событие. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

И это особенно важное событие с учетом того, что канцлер осуществляет указанный визит несмотря на довольно турбулентную политическую ситуацию в своей стране. Даже если визит ограничен только коротким пребыванием в украинской столице, без посещения Донбасса, предложенного украинской стороной. 

В Киев Меркель приехала в новом политическом амплуа — не всемогущей "железной леди", а весьма уязвимой руководительницей правительства, которую даже известные представители ее же политической силы не боятся вслух называть "хромой уткой", как это сделал еврокомиссар по вопросам бюджета Гюнтер Эттингер. И даже если на Банковой рассматривали этот визит как символ поддержки Порошенко накануне начала важной избирательной гонки в Украине, то не в меньшей поддержке сегодня нуждается в Германии и сама канцлер, объявившая в прошлый понедельник, после земельных выборов в Гессене, что не будет переизбираться на пост лидера партии, но хотела бы доработать канцлером до завершения срока в 2021 г. Для украинского политикума визит Меркель должен был стать красноречивым напоминанием о том, как важно в политике почувствовать момент не только для прихода к власти, но и для своевременного отхода от нее. 

Четвертый — лишний? 

Многие в Германии считают, что своевременное прощание с властью для Меркель должно было быть после ее третьего срока. Она и сама, очевидно, рассматривала этот сценарий, но последствия миграционного кризиса и приход к власти в США Дональда Трампа убедили ее в пользу четвертого канцлерства

Возможно, именно поэтому с четвертым сроком у Меркель все с самого начала пошло не так. Беспрецедентно изнурительная коалициада. Конфликт с лидером ХСС министром внутренних дел Хорстом Зеехофером вокруг миграционной политики (болезненное напоминание, что в "большой коалиции" в действительности три полноценных политических актера, а не два). Постоянная угроза выхода из коалиции социал-демократов, которые за годы канцлерства Меркель неоднократно убеждались: в совместном правлении она способна политически "проглотить" и электорально уничтожить каждого из коалиционных партнеров. Так было со свободными демократами, которые после совместного правления с ХДС/ХСС вообще не попали в Бундестаг. Так произошло с социал-демократами, чьи позиции "размылись" в смещенной в центр за годы правления Меркель политике христианских демократов настолько, что избиратели просто не понимают, о чем эта партия сегодня. Как результат — одно электоральное фиаско за другим на последних земельных выборах и иногда уже более низкие рейтинги, чем в праворадикальной "Альтернативе для Германии", которая после воскресного голосования в Гессене представлена во всех 16 земельных парламентах страны. 

Настоящим предупредительным выстрелом для Меркель стали выборы нового главы фракции ХДС в Бундестаге. Вполне возможно, именно эта история сыграла ключевую роль в решении канцлера не баллотироваться на новый срок главы партии ХДС на съезде в декабре, оставаясь при этом канцлером. Неблагоприятные результаты выборов в Гессене только помогли "оформить" это решение в заявление. Саботаж переизбрания на эту должность желательной для канцлера кандидатуры — многолетнего руководителя фракции и близкого ее соратника Фолькера Каудера и избрание вместе этого нового главы — Ральфа Бринкхауса стали едва ли не самыми выразительными свидетельствами того, что Меркель не в состоянии и в дальнейшем держать ситуацию в партии под своим контролем. Если она не смогла гарантировать переизбрания Каудера главой фракции, сможет ли она гарантировать свое собственное переизбрание на должность лидера ХДС? 

Очевидно, что решение не переизбираться на новый срок в качестве главы партии далось Меркель непросто. И не только потому, что оно прямо противоречило ее давно сформированной позиции, что канцлер Германии должен быть и лидером соответствующей политической силы. Но и потому, что требовало внесения серьезных корректив в ее собственный долгодействующий сценарий развития событий, сколько бы ее бывшие советники ни говорили, что долгодействующее планирование для Меркель — это планирование в пределах двух недель. 

А собственный сценарий Меркель, очевидно, состоял в том, чтобы переизбраться партийным лидером, добыть срок на должности канцлера до выборов 2021-го и за это время дать возможность набрать влияния и авторитета в партии своему преемнику. Или, точнее, преемницы. Ведь после назначения генеральным секретарем партии бывшей премьерши земли Саар Аннегрет Крамп-Карренбауэр (в народе просто АКК) сомнений относительно желательного для Меркель преемника почти не оставалось. Параллельно Меркель пыталась немного "приручить" тех в партии, кто активно ставил под сомнение ее лидерство: активному критику с начала миграционного кризиса, 38-летнему Енсу Шпану была предложена должность министра здравоохранения в нынешнем правительстве. Именно эти кандидаты, наряду с Фридрихом Мерцом, представителем консервативного крыла ХДС, которого Меркель в 2002 г. вытеснила с позиции главы фракции, фигурируют среди главных претендентов на высший партийный пост. Решение Меркель не переизбираться на должность главы партии свидетельствует, что она и в дальнейшем нацелена самостоятельно заниматься менеджментом собственного отхода, а не двигаться по сюжету чужого сценария. 

Сможет ли Меркель добыть канцлером до конца срока — вопрос, который лишь заострился после ее заявления в понедельник. Все же размежевание двух должностей в Германии — скорее экзотика, чем правило (как бы в эти дни ни апеллировали к примеру социал-демократа Герхарда Шредера, который после сложения полномочий главы партии продержался в кресле канцлера еще полтора года). Но в действительности вопрос досрочного прекращения полномочий активно обсуждался в течение последнего года, еще до заявления Меркель. Даже если на партийном съезде будет избран кандидат, с которым у Меркель доверительные отношения — та же Карренбауэр, у нее есть все шансы добыть свой срок на должности канцлера, но шансы — это еще не гарантия.Хотя следует признать: при таком расписании легче будет выстраивать мосты с новым партийным руководством ХДС и Украине, которая сознательно, по словам одного из инсайдеров, не желает строить другие альтернативные каналы коммуникации в Германии, пока канцлером является Меркель. "Это было бы с нашей стороны даже некорректно по отношению к Меркель", — заметил один из высокопоставленных собеседников. Так, незаметно, Украина стала одной из наиболее преданных канцлерству Меркель стран мира. 

От Донбасса до децентрализации 

На этом фоне и состоялся второй с начала российской агрессии визит канцлера Меркель в Украину. Украинская сторона пыталась всячески наделить его символическим содержанием: ведь канцлер приехала накануне важного избирательного цикла в нашей стране. Тем более что до президентских выборов из топ-западных лидеров Украину, кроме, возможно, еще Дональда Туска, вряд ли кто-нибудь посетит. Если в самой Германии поддержка Меркель может быть токсичной, в Украине — все еще важным внешним благословением. Хотя, в конце концов, и у них, и у нас все решают избиратели. 

Немецкая сторона в лице наших собеседников в правительстве Германии всячески настаивает: Порошенко даже не заявил о своем намерении баллотироваться в президенты, поэтому пока что остается для немцев исключительно главой государства, партнером Меркель для переговоров с украинской стороны. И добавляют: другое дело, если бы визит проходил в избирательный период. Правда, некоторые немецкие источники уже в частных разговорах особенно не отрицают: если выбирать на президентских выборах между конкретно "им" и конкретно "ею", то больше хотелось бы работать с хотя местами и проблемным, но предвиденным "им", чем с непредвиденной "ею". Но даже при этом никаких открытых сигналов поддержки ожидать от канцлера не следует. 

Порошенко, в отличие от своих предшественников на должности, смог дольше всех удержать доверительные отношения с немецкой канцлершей. Но есть вопрос, возможно ли было бы удержать такой диалог и такую частоту контактов, если бы не факт российской агрессии против Украины, эмоциональная вовлеченность Меркель к урегулированию вокруг Донбасса и глубокая неприязнь, которую у Меркель вызывает персона Путина. Ведь большинство контактов двух лидеров были приурочены прежде всего вопросам, связанным с Донбассом. Чего стоит только налаженная и определенным образом уникальная на сегодняшний день схема координации месседжей и усилий между Порошенко и Меркель "до" и "после" переговоров канцлерши с Путиным. Такая схема позволяла, в частности, понять наиболее тематически уязвимые места для российского президента. Например, после последних переговоров Меркель и Путина стало понятно, насколько чувствительным для ВВП является освобождение Кирилла Вышинского. В дипломатических кругах говорят, что в определенный момент он даже выразил готовность освободить Олега Сенцова, о котором у Меркель был с ним отдельный продолжительный разговор, по схеме "2 на 2", но после убийства Захарченко, которое Путин и в диалоге с зарубежными партнерами повесил на Украину, "передумал". Кстати, поговаривают, украинская сторона на всякий случай подготовила к визиту Меркель доказательства своей непричастности к убийству Захарченко. 

Несмотря на потребность фокусироваться на внутренних перипетиях в самой Германии, Меркель всячески пыталась не допустить обвинений в адрес Украины в срыве выполнения Минских договоренностей, что существенным образом усилило бы позицию лагеря приверженцев снятия санкций с России в отдельных странах ЕС. Да и в самой Германии, где разве что только в Партии зеленых нет приверженцев санкционного смягчения, что автоматически делает триумфальный поход Зеленых на последних местных выборах в ФРГ хорошей новостью для Киева. В дипломатических кругах отмечают, в частности, роль Меркель в убеждении украинских партнеров проголосовать за пролонгацию в Раде закона об "особом статусе". Как утверждают наши источники в правительстве ФРГ, Меркель даже выразила готовность принять у себя Арсения Яценюка с визитом в знак признательности за голосование фракции "Народного фронта". 

Но визит Меркель в Киев проходил в тот момент, когда и в Киеве, и в Берлине пришли приблизительно к одинаковому выводу: до президентских выборов в Украине Путин не будет делать подарков Порошенко, разблокировав процесс урегулирования вокруг Донбасса. В частности и в контексте согласования концепта миротворческой миссии по мандату ООН. Как свидетельствуют результаты последних консультаций в "нормандском формате", российская сторона и в дальнейшем настаивает на своем видении миссии. Соответственно, исчезает и смысл проведения саммита в "нормандском формате" в ноябре, где, собственно, и мог бы быть обсужден общий концепт миссии. В Германии уже не сакрализируют Минские договоренности и не раздражаются на шутки наподобие того, что минский процесс, как Ленин, — мертв, просто еще не похоронен. На брифинге с Порошенко Меркель и сама признала: если что-либо и происходит по Минску, то только "на миллиметр вперед", а обычно — это шаги назад. Четкое свидетельство такого отката — невозможность в этот раз убедить россиян отменить т.н. выборы на оккупированных территориях 11 ноября. 

Недаром во время визита немецкая сторона была нацелена уделить внимание в одинаковой степени трем темам: Донбассу, двусторонним отношениям и реформам в Украине. В контексте реформ, как свидетельствуют наши источники в офисе канцлера в Берлине, больше всего интересовали канцлера прогресс в реформе децентрализации и антикоррупция. С децентрализацией у немцев особая история и свой доверенный канал информации: им хорошо известны все вызовы, благодаря работе в Украине делегированного Меркель и иногда недооцененного в Украине по своему влиянию в Берлине Уполномоченного правительства Германии и бывшего премьера Саксонии Георга Мильбрадта. 

В то же время едва ли не самым большим раздражителем и в дальнейшем остается вопрос Северного потока-2. Для Порошенко это суперделикатный вопрос: чтобы сохранить поддержку немецкого канцлера на других треках, он может себе позволить публично критиковать проект, но не немецкое руководство. По нашей информации, канцлер очень чувствительно реагирует на любую персонализированную критику из-за этого проекта, в том числе статья украинского президента в немецкой прессе не осталась незамеченной главой правительства ФРГ. Она даже дала об этом понять своему украинскому визави. 

По той же причине Порошенко не может себе позволить публично призвать США к введению санкций для европейских компаний за строительство Северного потока-2, как это открыто делает тот же польский президент Дуда. Тем более что в Берлине и так укрепляется общее раздражение, что Украина "все больше становится на сторону Вашингтона". Хотя в действительности речь идет об интересах Украины, которые просто совпадают в конкретном случае с интересами Вашингтона больше, чем с интересами Берлина. 

Не нашло, по имеющейся информации, понимания у немецкой стороны и изменение позиции Киева (как ее трактуют в Берлине) относительно гарантий транзита газа через Украину после запуска СП-2. Если еще в апреле у немцев сложилось впечатление, что в Киеве такой план — "запуск газопровода, но с гарантиями о транзите от России" — выглядит вполне приемлемым, и Меркель начала его воплощение на переговорах с Путиным, то уже через несколько месяцев стало понятно: Украину такой сценарий совсем не устраивает. На сегодняшний день в украинских высоких кабинетах говорят своим немецким партнерам, что будут готовы обсуждать такой сценарий только в случае реализации двух предпосылок: уход РФ с Донбасса и выполнение решения Стокгольмского арбитража. От отдельных высокопоставленных европейских дипломатов приходилось слышать, что Украина своим начальным согласием на гарантии транзита сама загнала себя в ловушку в вопросе СП-2. Теперь мы из ловушки будто выбираемся, но теряем уже реноме договороспособного партнера. И партнера, который может вести дискуссию с Германией на языке конкретных калькуляций и предложений, а не только пафосных заготовок о политическом оружии Кремля (особенно неубедительными собеседники в Берлине считают встречи на эту тему с премьер-министром Гройсманом). 

Есть и другие, менее значимые, но все же раздражители в двусторонних отношениях для Киева. В том числе речь идет о выдаче лицензий от немецкого правительства на поставку в Украину т.н. товаров двойного назначения для потребностей наших Вооруженных сил (в частности двигателей компании Mersedes). Пробуксовывание с выдачей лицензий в Берлине аргументируют тем, что Германия как участник переговоров в "нормандском формате" должна оставаться абсолютно нейтральной в конфликте. Кроме того, американцы, дескать, и так уже достаточно всего надавали. Правда, злые языки говорят, что речь идет и об определенных сомнениях среди немцев, в чьи руки могут эти двигатели, в конце концов, попасть. 

Теперь о том, что планировалось как конкретные результаты визита, или, как говорят американцы, deliverables. Немцы сразу отвергли идею каких-либо совместных письменных деклараций. На столе для доработки к визиту остались два соглашения, — о социальной защите украинцев в Германии и соглашение о создании местных бюро Немецкого общества международного сотрудничества (GIZ GmbH) и Кредитного учреждения для восстановления (KfW), которое на практике будет предоставлять правовые основания для беспрепятственной работы в Украине немецких агентств по государственной технической помощи и было одобрено Кабмином за день до визита. На примере последнего соглашения немцам было важно прислать политический месседж Киеву: техническая помощь Германии для Украины будет продолжаться и отныне будет еще лучше скоординирована. Конечно, настоящие соглашения могли быть согласованы и безотносительно к визиту Меркель, поэтому, собственно, немцы, по некоторой информации, скептически и отнеслись к идее подписания их во время визита перед камерами (дескать, не канцлерское это дело). 

Обошлось в этот раз и без объявления новых финансовых обещаний со стороны Меркель на восстановление Донбасса (только 85 млн евро на финансирование профессиональных программ для молодых украинцев). Возможно, это и к лучшему. Во время предыдущего визита федеральный канцлер объявила о предоставлении 500 млн евро кредита именно на восстановление Донбасса. За четыре года из указанной суммы на эти потребности так ничего и не перепало. Частью средств (200 млн евро) закрыли дыру в бюджете, часть с боем расписали на другие проекты. Будет достижением, если остальные средства потратят на восстановление дороги Запорожье—Мариуполь, о чем вспомнил на брифинге и президент Порошенко. Кроме того, в украинских правительственных кругах ропщут, что немецкие кредиты дорогие и в действительности не очень и выгодны Украине. Поэтому отдают предпочтение разговору о довольно заметном росте товарооборота между странами — до 8 млрд долл. Но об этом у немецкой и украинской сторон будет отдельный повод поговорить в конце месяца, когда в Берлине будет проходить 3-й Украино-немецкий бизнес-форум. 

А пока что можем констатировать, что нынешний визит федерального канцлера стал в определенной степени визитом взаимной поддержки. И не удивительно: у Меркель за последние годы не только возникла эмоциональная привязка к нашей стране, — она еще и стала едва ли не самым лучшим экспертом в вопросах Украины среди всех мировых лидеров. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Евгений Буравлев Евгений Буравлев 3 листопада, 08:31 Да ни о взаимной поддержке идет речь. Чем может поддержать коррумпированная и неэффективная украинская власть, слаженную работу эффективного и мощного немецкого государственного механизма, лидирующему в ЕС? Меркель стремится оставить после себя "немецкий порядок". А показательный визит в Киев это, скорее, принуждение к порядку украинской власти в преддверьи выборов. согласен 6 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно