В начале большого пути?

28 февраля, 2014, 20:29 Распечатать

Если система безопасности государства неспособна надежно защитить жизненно важные интересы человека, общества и государства, то она сама превращается в прямую и непосредственную угрозу национальной безопасности.

Стратегическое решение заключается... в постановке промежуточной цели, которая являлась бы кратчайшим звеном на пути к конечной цели и в тоже время отвечала бы средствам, имеющимся для достижения последней.

Российский стратег А.Свечин

Украинская трагедия зимы 2014 г. — катастрофический провал системы безопасности. Сектор безопасности Украины, только в государственных структурах которого служат Родине более 700 тыс. чел., не сумел защитить людей в самом центре столицы от посягательств на их жизнь, честь и здоровье. За дни уличных боев убиты 88 человек. Структуры безопасности не только не выполнили свои функции, но и сами, своим действием или бездействием, поставили под угрозу права, свободы, интересы и саму жизнь граждан Украины и иностранцев. Губительная и противоправная политизация правоохранительных органов и воинских формирований привела к тому, что в ситуацию были втянуты сотни, если не тысячи сотрудников милиции, военнослужащих, прокуроров.

Бывшие руководители МВД и Генеральной прокуратуры — в бегах, начинается расследование действий сотрудников правоохранительных органов, отдававших и выполнявших преступные приказы. История в очередной раз подтвердила горькую истину — если система безопасности государства неспособна надежно защитить жизненно важные интересы человека, общества и государства, то она сама превращается в прямую и непосредственную угрозу национальной безопасности.

Анализ причин и траектории, приведших украинский сектор безопасности к такому состоянию, — задача важная и по-своему даже занимательная. Этой теме будет посвящено не одно исследование, ведь дорога к обрыву началась не вчера и даже не в 2010-м: громкие заявления, маскирующие отсутствие эффективных реформ, звучат более десяти лет. Задача этой статьи — предложить возможный подход к проведению перезревшей реформы и созданию действительно эффективной системы обеспечения национальной безопасности Украины.

Прежде всего, необходимо четко ответить на вопросы: в какой среде безопасности мы вынуждены действовать, и каковы угрозы жизненно важным интересам Украины? Революционные события последних трех месяцев в очередной раз ярко проявили основные угрозы национальной безопасности Украины — критически слабое государство и исчерпавшая себя постсоветская общественно-политическая и социально-экономическая модель. Важнейший симптом слабости государства, дисфункциональности его институтов — всепроникающая, практически тотальная коррупция, борьба с которой больше всего напоминает эпическую битву пчел против меда. Безудержный популизм и иммитационность украинской политики, массовое несоблюдение прав и свобод человека, неспособность к последовательному проведению внешнеполитического курса, дышащее на ладан социальное государство в стране победившей олигархии — ключевые характеристики нашей постсоветской Украины.

В предыдущие годы достаточно благоприятная внешнеполитическая ситуация и серьезный экономический ресурс, доставшийся в наследство от предшественников, худо-бедно обеспечивали существование этой модели. Сегодня ситуация изменилась кардинальным образом — ресурсы исчерпались, а внешние игроки вынуждают Украину к проведению более последовательной политики. 

Уже очевидно, что стратегический курс Украины необходимо корректировать, а документы стратегического планирования, принятые в 2012 г., требуют серьезного пересмотра. Не возьму на себя смелость выступить с развернутым предложением настоятельных изменений. Необходима глубокая, профессиональная дискуссия. Тем более, что приближается 20-я годовщина подписания Будапештского меморандума о гарантиях суверенитета и территориальной целостности Украины в связи с добровольным отказом от ядерного оружия — прекрасный повод напомнить странам-гарантам (США, Великобритании, РФ и примкнувшим к ним КНР и Франции) о неэффективности существующей системы.

Ясно одно: украинская политика должна измениться, ведь сегодня даже старый друг Украины Збигнев Бжезинский пишет о финской модели. Увы, боюсь, что права российский либеральный аналитик Лилия Шевцова: россияне относятся к украинцам немного по-другому, чем к финнам.

Уже сегодня можно определить некоторые принципиальные моменты новой политики безопасности. Среди них отметим следующие.

Во-первых, новая политика безопасности должна иметь четкую, однако достаточно гибкую стратегию, и разработанные планы. Решения, по возможности, не должны носить ad hoc, или что еще хуже, случайный характер. Причем на первом этапе, то есть сегодня, все усилия должны быть направлены на стабилизацию ситуации, а реформы необходимо проводить лишь после детальной и всесторонней проработки, в том числе финансово-экономической, с учетом их социальных последствий. Сказанное означает не желание затянуть реформы, а осознание их радикального характера, что требует тщательной подготовки, а не громких фраз, обращенных к прессе, и эффектных заявлений на ведомственных коллегиях. Трансформации должны быть глубокими и быстрыми. При подготовке и проведении реформ необходимо широко использовать возможности консультационной и экспертной поддержки со стороны стран ЕС и НАТО. И внеблоковая политика, которую, увы, не изменить парламентским голосованием, не должна помешать этому.

Во-вторых, Украине необходимо рассматривать и развивать сектор безопасности как целостность, а не набор достаточно независимых органов, с функциями, часто пересекающимися, а нередко и противоречащими друг другу. С другой стороны, на 23-м году независимости, направления развития органов сектора безопасности, и в том числе Вооруженных Сил, должны определяться актуальными оценками угроз и рисков безопасности, а не имеющейся, во многом еще советской, инфраструктурой.

В-третьих, необходимо предусмотреть меры к устранению политизации органов сектора безопасности. Следует очень четко разграничить политические и профессиональные должности и обеспечить определенную автономность их профессионального, в том числе и гражданского персонала. Здесь стоит упомянуть и о демилитаризации. Военнослужащими должны остаться только военные, в остальных структурах достаточно специальных званий и рангов, что не должно сказаться на уровне социальной защиты сотрудников соответствующих органов. Такой шаг нормализует ситуацию, да и генеральский полк поменьше станет. Приоритет в кадровой политике должен предоставляться кандидатам с более высоким уровнем профессионализма и чистой репутацией, прежде всего в смысле причастности к коррупции и нарушениям прав человека. При этом необходим весьма осторожный и взвешенный подход: рубить шашкой легко, да вот последствия иногда сложно предсказать.

В-четвертых, действующая ныне во многом декларативная система гражданского демократического контроля должна быть наполнена реальным содержанием. При этом ключевую роль обязан сыграть парламентский контроль, для эффективности которого необходимо соответствующее обеспечение, в том числе и институциональное, и кадровое. В этом случае ключевым является умение спрашивать. А в сфере безопасности задавать правильные вопросы далеко не так просто, как многие думают.

В-пятых, документы стратегического планирования должны получить серьезное финансово-экономическое обоснование. В отличие от Стратегий национальной безопасности 2007 и 2012 гг., представляющих собой, скорее, более или менее исчерпывающие декларации о намерениях, новая Стратегия должна предусматривать конкретные, детализированные меры по развитию сектора безопасности. Как свидетельствует опыт автора, достичь этого сложно, но, надеюсь, все же возможно. Впрочем, как уже понятно, не завтра.

В-шестых, необходимо обеспечить восстановление разрушенной системы стратегического планирования и координации деятельности сектора безопасности. Совет национальной безопасности и обороны Украины в перспективе должен вернуть себе роль интеллектуального центра разработки политики безопасности и ее реализации. В то же время следует радикально повысить эффективность механизмов межведомственной координации и обмена информации, обеспечив формирования горизонтальных связей между органами сектора безопасности на исполнительном уровне. Национальный институт стратегических исследований должен стать компактным и эффективным аналитическим центром в области безопасности и внешней политики. Вообще, стоит осознать, что сфера безопасности требует умения не только ломать головой кирпичи, что, несомненно, иногда просто необходимо, и красиво болтать, что, как представляется, существенно менее ценно, но и думать.

В-седьмых, Украина, зажатая в "серой зоне" между ЕС/НАТО и Россией, не обладает необходимыми возможностями, прежде всего финансово-экономическими, для создания Вооруженных Сил, способных отразить полномасштабную агрессию. Поэтому следует ставить реалистические задачи и готовить Вооруженные Силы к решению приграничных конфликтов и конфликтов малой интенсивности, а не распылять и так ограниченные ресурсы, готовясь к маловероятным сценариям, в которых достичь победы без внешней помощи внеблоковая Украина не может в принципе. Представляется, что приоритет должен быть предоставлен развитию систем предупреждения и оценки угроз и рисков, а также механизмов их нейтрализации на возможно более ранней стадии. В том числе разведке и силам специальных операций.

В-восьмых, важнейшей задачей должно стать формирование в Украине эффективного разведывательного сообщества, в том числе и специальных механизмов координации разведывательных органов. Особое внимание следует обратить на повышение институционного потенциала украинской контрразведки. И тут, увы, никуда не деться от достаточно неприятного, даже, отчасти, дурно пахнущего, вопроса лояльности к Украине. Подчеркну, к стране и государству, а не к политическим персонам и финансовым кланам. Ну, не может сотрудник украинских органов сектора безопасности говорить "за нами Москва". Не может — и все тут.

В-девятых, ключевое и наиболее общественно чувствительное направление — реформа правоохранительной системы Украины. Следует отдавать себе отчет, что настоящая радикальная реформа милиции требует чрезвычайно тщательной отработки, громадных финансовых средств на ее проведение, да и времени тоже. Эта реформа не может быть осуществлена в отрыве от восстановления судебной системы и радикальных трансформаций прокуратуры. Однако уже сегодня следует как можно четче и громче заявить, что сутью реформирования должна стать кардинальная смена приоритетов в деятельности милиции: из карательного меча государства эта структура должна превратиться в надежного защитника прав, свобод и законных интересов граждан. Целесообразно осуществить необходимую децентрализацию. Наконец-то должна быть завершена реформа внутренних войск и одним их переименованием проблема не решается. МВД из министерства милиции должно стать гражданским министерством, ответственным за разработку и проведение внутренней политики Украины.

В-десятых, стоит обсудить вопрос создания добровольного народного ополчения (возможно, по модели эстонского Кайстейлита), обеспечивавшего бы подготовку резервов для Вооруженных сил Украины, и выполнявшего одновременно роль сегодняшнего Общества содействия обороне Украины. Основой для такой организации могла бы стать Самооборона Майдана. Немедленно возникает вопрос о вооружении народа и огнестрельном, в том числе и нарезном, оружии. Проблема сложна и противоречива, требует серьезного изучения, да и настоящей необходимости решать ее с голоса не существует. Тут именно тот случай, когда лучше семь раз отмерить, чем один раз отрезать. 

Эта статья не претендует на исчерпывающее и детальное изложение подходов к разработке новой политики безопасности и даже реформ в секторе безопасности. Автор вполне осознает всю противоречивость и даже провокационность некоторых положений материала. Ведь эта статья, скорее, приглашение к публичной дискуссии, результатом которой должен стать профессиональный консенсус по поводу сегодняшних проблем безопасности и государственного строительства в этой области.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • engineer engineer 1 березня, 10:17 "в десятых" - самое "страшное"- дать рабу оружие, превратив его тем самым в гражданина! ("не существует" оказывается такой "настоящей необходимости"). В истории цивилизаций главное отличие раба - не иметь оружия, т.е. возможности самостоятельно себя защитить. Бандит в погонах или без УЖЕ ЕГО ИМЕЕТ, рабу - не положено. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно