Утраченные агенты перемен: действительно ли Украина делает все для привлечения абитуриентов из ВОТ?

05 декабря, 2021, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Человеческие истории наших ошибок и вынужденных побед

Утраченные агенты перемен: действительно ли Украина делает все для привлечения абитуриентов из ВОТ?
© pixabay.com

За три месяца вступительной кампании нынешнего года студентами украинских вузов стали 2083 жителя временно оккупированных территорий Крыма и Донбасса (ВОТ); из них 1746 — жители Донецкой и Луганской областей, 337 — Крыма. В прошлом году таких было 2026. Поступали они по упрощенной процедуре через образовательные центры «Донбасс-Украина» и «Крым-Украина». С 2016-го их количество выросло вдвое — тогда учебу на подконтрольной Украине территории выбрали 1008 жителей оккупированных городов, городков и сел.

Однако это совсем немного, если сравнить цифры с общим количеством выпускников ВОТ. По данным подконтрольных оккупационной власти ресурсов, в 2021 году в Крыму школьные аттестаты получили около 10,5 тысячи одиннадцатиклассников, на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей таких было 9270 и 5105 соответственно. То есть выехали учиться на подконтрольную территорию лишь около 8% юношей и девушек. Еще есть какая-то часть абитуриентов, которые поступают не по упрощенной схеме, а как все: получив украинские документы об образовании после дистанционного обучения и позже — результаты ВНО, но их немного.

Эти дети очень важны для нас. Потому что именно они будут рассказывать своим друзьям, родителям, родным правду и, наконец, станут теми самыми агентами перемен, которые будут формировать отношение к Украине на Донбассе и в Крыму после деоккупации. Почему так мало молодежи с неподконтрольных территорий выбирает украинское образование и можно ли этому помочь?

В начале конфликта, в 2014 году, статистику количества детей из ныне оккупированных Донбасса и Крыма, поступивших в вузы на подконтрольной территории, никто не вел. Ведь тогда почти все успели получить аттестаты украинского образца, украинским владели на должном уровне, а тогдашние блокпосты большей частью существовали номинально, так что процедура пересечения линии размежевания не была такой сложной, как теперь через КПВВ.

Из 16 одноклассников моей дочери (мы переехали на подконтрольную территорию из оккупированной Луганщины в 2014-м) лишь двое после начала войны на Востоке вместо украинского вуза выбрали российский. Но уже с 2015-го выпускникам и их родителям приходится ежегодно выбирать, где учиться: в Украине, России или остаться дома, на оккупированной территории.

В последние годы высшее образование в ОРДЛО стало, так сказать, более доступным: многие люди выехали, конкурс для местных абитуриентов уменьшился, а требования к базовым знаниям снизились. Однако дипломы «ДНР» и «ЛНР» нигде не признаны, так что часть абитуриентов едет в Россию. Посылать ребенка учиться на подконтрольную территорию определенная часть местных жителей до сих пор боится из-за «бандеровцев». Другие считают, что студенту будет трудно добираться домой через блокпосты. Еще одна причина — невысокие зарплаты в самопровозглашенных «республиках», поэтому родители опасаются, что не смогут содержать ребенка, пока он будет учиться.

ZMINA

«Дорога, аренда жилья, если вдруг возникнут проблемы с общежитием, деньги, потому что на стипендию не выживешь… Мы посчитали и решили, что лучше дочери поступить в Луганский медицинский университет», — рассказывает Оксана, мать 16-летней Ларисы. Девушке поступать в вуз в следующем году. Она знает, что в других странах дипломы «ЛНР» не признают, однако согласна учиться там. «После окончания Лара все равно хотела вернуться и работать дома, поэтому пусть так», — говорит Оксана. Тем временем те, кто выбирает обучение на подконтрольной территории, ежегодно сталкиваются с новыми проблемами и препятствиями.

Перевестись можно. Но не всем

Владимир окончил школу в оккупированном Луганске. И еще в 2015-м пытался поступить в медуниверситет имени Богомольца в Киеве. «Во время активной фазы войны, в 2014-м, наша семья выезжала из Луганска в Харьков, но, к сожалению, из-за специфики профессии родителей (отец горный инженер) достойную работу, которая бы позволяла покрывать все затраты, найти не удалось, и уже осенью того же года вынуждены были вернуться», — рассказал он.

Первой преградой на пути к вступлению стало отсутствие аттестата о полном среднем образовании государственного образца. Теперь абитуриентам из ОРДЛО можно поступать и без него, но в 2015 году этот механизм еще не работал. Сложно было тогда устроиться и на дистанционное обучение. После многочисленных обращений в разные заведения выпускника из ОРДЛО согласилась принять лишь школа в Лисичанске. «В конце учебного года я приехал туда, сдал экзамены по каждому предмету плюс ГНА и получил аттестат. Дальше должен был сдать ВНО, пройти медкомиссию для поступления. Потом главной проблемой стала финансовая», — вспоминает Владимир.

Unplash

Надо было добраться до столицы, снять жилье на время сдачи экзаменов, покупать продукты, тратиться на поездки. В работе или даже подработках шестнадцатилетнему мальчику отказывали. Несмотря ни на что, Владимир таки подал документы в столичный медицинский университет. По общему конкурсу. Квот для поступления абитуриентов с неподконтрольных территорий в 2015-м не было. И поскольку деньги кончились, а решение о зачислении надо было ждать еще месяц, вернулся домой. В середине августа мальчик получил сообщение, что его рекомендовали к зачислению, оставалось привезти оригиналы документов. Системы электронных пропусков тогда еще не было, и в тот день, когда Владимир планировал попасть на подконтрольную территорию, через КПВВ никого не пропустили. Он вернулся в Луганск, решил, что не может больше финансово обременять родителей, и подал документы в местный медицинский университет. С тех пор ежегодно, начиная со второго курса, мальчик обращался в МОН Украины, администрации и канцелярии крупнейших медицинских вузов Украины, вузов-переселенцев, чтобы перевестись на обучение. Но механизм восстановления на обучение студентов-медиков работает лишь для тех, кто учился в Луганске или Донецке до 2014 года.

Все, кто поступил в оккупированный вуз после 2015-го, такой возможности лишены. «Хотя таких студентов, которые с удовольствием выехали бы на территорию свободной Украины, сотни», — убежден Владимир.

Сложная дорога к обучению

Елена с сыном Андреем, выпускником 2020 года, живут в Довжанске (бывшем Свердловске) на оккупированной Луганщине. Они решили, что мальчик должен учиться на подконтрольной территории. «К поступлению готовились, даже украинский язык не стал проблемой, потому что нашим детям в местной школе его еще преподавали, отменили только в прошлом году. Еще и с репетитором занимались, так что язык он знает неплохо», — рассказала Елена.

Параллельно с аттестатом самопровозглашенной «ЛНР» мальчик получил документ о среднем образовании украинского образца. Учился дистанционно в Миловской школе на подконтрольной Украине территории Луганщины. Получал контрольные задания, передавал на проверку, при случае привозил их лично. Добираться до школы приходилось около пяти часов. «Экзамены за 9-й класс он также ездил сдавать в Милово, чтобы не потерять возможность получить украинский аттестат», — уточнила Елена.

Андрей выбрал Киевский политехнический институт, специальность «Право». Поступали через образовательный центр «Донбасс-Украина», без ВНО (по результатам экзаменов), по так называемой квоте-2. Речь о бюджетных местах, специально предназначенных в вузах для приема поступающих из оккупированных Донетчины, Луганщины и Крыма и населенных пунктов на линии размежевания. В этом году таких мест было 12 367.

Подавать документы ехали через КПВВ «Станица Луганская». Выбрали этот путь впервые, до тех пор въезжали в Украину через Россию, потому что на пункте в станице были очереди. В университете Елену и Андрея встретили хорошо, несмотря на опасения и слухи, что «донбасских» в Киеве недолюбливают. «Наоборот, в приемной комиссии очень помогали, советовали, поддерживали. Но здесь мы столкнулись с первой очень важной проблемой — отсутствием жилья», — рассказала женщина. По ее словам, выделить место в общежитии мальчику должны были, как только он приехал подавать документы. Но получить необходимую для поселения справку удалось лишь после зачисления, да и то изрядно побегав.

НТУУ КПИ им. Игоря Сикорского/facebook

«Не потому, что нам не хотели помочь, а потому, что люди не знали, как и кто ее должен нам сделать. Фактически требовалась справка-подтверждение, что мы — льготная категория», — уточнила Елена. По ее мнению, одна из причин, почему абитуриенты из ОРДЛО предпочитают вузы по ту сторону линии размежевания, — отсутствие жилья на время поступления. Снимать квартиру многим не по карману, а знакомые или родственники есть не у всех.

Еще одна проблема — невозможно рассчитать, сколько времени займет дорога. Хотя семья выехала заранее, чтобы подать оригиналы документов в вуз, они едва успели: дорога из Довжанска в Киев заняла почти двое суток. До оккупации — одна ночь в поезде.

Усложнила ситуацию и пандемия: местная власть может закрыть КПВВ когда угодно, на свое усмотрение. Например, в 2020-м дети с родителями въезжали на подконтрольную территорию из так называемой «ЛНР» с большими сложностями. Тогда же жители оккупированной Донетчины столкнулись с почти полным запретом на перемещение. Не могли попасть даже на территорию оккупированной Луганщины, потому что «границы» между двумя этими образованиями были закрыты.

Пришлось понервничать Елене с Андреем и когда они возвращались домой после подачи документов в вуз. Мальчика на территорию оккупированной Луганщины не впускали, поскольку у него была лишь ID-карточка. Требовали либо паспорт «ЛНР», либо украинский паспорт-книжечку с пропиской. Пришлось писать письмо в так называемое местное МИД, объяснять причину, ждать ответа. Лишь после этого он смог попасть домой. Чтобы больше не иметь хлопот, пришлось сделать паспорт «ЛНР».

Сопротивление чиновников-сепаратистов

Дончанке Виктории, чья дочь выбрала для обучения Киевский национальный авиационный университет, пришлось подраться с местным чиновником, чтобы получить разрешение на выезд. Сначала она написала специальное заявление на выезд в Украину, чтобы дочь сдала ВНО. Потом звонила на «горячую линию» общественной приемной местного начальства, просила ускорить процесс.

«Меня направили в общественную приемню главы «ДНР» с новым заявлением. В кабинете сидела женщина, потом появился мужчина солидных размеров и возраста. Женщина заявила, что я поступаю плохо, подталкивая собственного ребенка ехать учиться к «фашистам, ведь он должен работать на процветание республики или ехать в дружественнуюРоссию», — вспоминает Виктория.

Однако заявление приняли и сказали ждать 30 дней. «Я возмутилась, потому что просила рассмотреть срочно. И здесь в разговор вмешался мужчина, который был в кабинете. Стал кричать, что я «укропка» и чтобы ехала к своим «фашистам». Потом заявил, что он «ветеран МГБ», пообещал переломать все кости и двинулся на меня», — вспоминает Виктория.

Она включила камеру, чтобы снять нападение. Не сопротивлялась, учтя разницу в весе, но когда нападавший открыл дверь в коридор, ударила его по лицу. «Что было дальше, не видела, но женщина из очереди под кабинетом догнала меня и сказала, что я молодец и хорошо ему врезала», — теперь уже с улыбкой говорит Виктория. Хотя тогда смешно не было.

Наконец, разрешение на выезд она получила, и теперь ее дочь — студентка НАУ. Обе живут в Киеве.

pixabay.com

Улучшения лишь частичные

Конкретные меры, направленные на привлечение абитуриентов c неподконтрольных территорий на обучение в вузах подконтрольной Украины, правительство начало применять в 2016 году. Тогда для крымчан, которые хотели учиться на подконтрольной территории, МОН выделило специальные бюджетные места и позволило им поступать без ВНО — по результатам экзаменов.

Тем временем дети с неподконтрольного Донбасса могли сдавать экзамены только в университетах Донецкой и Луганской областей и в перемещенных вузах. И поступали в них на общих основаниях. С 2020-го правила поступления по квоте действуют не только для крымчан, но и для жителей всех временно оккупированных территорий.

Также летом 2016-го на время вступительной кампании заработали образовательные центры «Донбасс-Украина» и «Крым-Украина». В этом году они действовали на базе 207 заведений высшего и профессионального предвысшего образования. Воспользоваться услугами центров могут абитуриенты с украинским аттестатом, те, кто прошел дистанционное или экстернатное образование, или вообще без каких-либо таких документов. Результаты ВНО тоже не обязательны.

Даже украинский паспорт для поступления не нужен. Правда, без него можно лишь сдать экзамены: для зачисления же, оформления соцпомощи, стипендии и поселения в общежитие украинский документ необходим. Жители оккупированных территорий могут перед поступлением пройти подготовительные курсы. Государство гарантирует им стипендию и общежитие. Хотя объективно желающих воспользоваться такой возможностью обычно немного. В этом году таких было 199. Во время вступительной кампании-2021 срок подачи заявлений для поступления на контракт через образовательные центры продлили до 20 сентября. После начала обучения контрактников при определенных условиях могут перевести на бюджет.

ZMINA

Что делает Россия

Сразу после аннексии свои филиалы на полуострове открыли Краснодарский университет МВД России, Российский государственный университет правосудия, юридический филиал Академии генеральной прокуратуры РФ. Также здесь создали Крымский федеральный университет имени В. Вернадского. Филиал Московского государственного университета был открыт еще в 1999 году, работает он и сейчас.

Университеты на оккупированных территориях Донетчины и Луганщины также получили российскую аккредитацию. Среди них — Донецкий технический университет, Донецкий национальный университет, Донбасская национальная академия строительства и архитектуры, Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Туган-Барановского, Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко, Луганский государственный медицинский университет имени святителя Луки и прочие.

С 2018 года выпускники «ЛНР» и «ДНР» получили возможность поступать в российские вузы: им разрешено сдавать так называемый ЕГЭ (Единый государственный экзамен). Поступать они могут по квоте как иностранные граждане или, если получат российский паспорт, на равных условиях с местными абитуриентами, в частности и на бюджетные места.

Получить российский паспорт жители неподконтрольных Украине территорий могут очень просто — по программе «Соотечественник». Так что возможность поступить в российский вуз и получить диплом, который признается в мире, — дополнительный стимул для жителей оккупированных территорий обрести российское гражданство. Получить диплом российского образца можно и непосредственно на территории ОРДЛО. Например, в 2021 году, по информации оккупационной власти «ДНР», документ выдали приблизительно четырем тысячам местных выпускников.

На что жалуются поступающие?

Одной из самых больших проблем, связанных со поступлением на подконтрольной территории, абитуриенты и их родители называют невозможность дистанционно подать документы в вуз. Поскольку КПВВ на границе подконтрольных и неподконтрольных территорий в любой момент могут закрыться, просчитать, успеет ли поступающий своевременно подать заявление, невозможно.

Есть еще путь через Россию — впрочем, «за нарушение порядка пересечения границ в обход КПВВ» еще в этом году в Украине могли оштрафовать. Хотя такое наказание летом 2021 года отменили, определенная часть потенциальных студентов из ОРДЛО так и не отважилась на поступление.

Определенной сложностью, особенно в начале обучения, поступающие с ВОТ считают психологическую адаптацию и потребность в помощи во время обучения, в частности из-за недостаточного уровня знания украинского языка.

pixabay.com

Именно из-за боязни не вписаться в студенческий коллектив многие выпускники с неподконтрольных территорий выбирают местные или российские вузы, рассказал Андрей из Луганщины, который сейчас учится в Киеве. Его слова подтвердили студенты и других столичных вузов. По их свидетельству, у них был сложный период после приезда с неподконтрольной территории в свободную Украину, и помощь психолога тогда была бы уместной.

Что планирует Минобразования Украины

В Минобразования на запрос Центра прав человека ZMINA ответили, что в 2022 году таки планируют позволить поступающим с ВОТ получать консультации и подавать копии документов дистанционно — на электронную почту приемных комиссий учебных заведений.

Также здесь заверили, что из-за карантинных ограничений обучение в вузах продолжат в смешанной форме. В частности учиться дистанционно смогут студенты с ВОТ, которые не имеют возможности лично посещать занятия. Ни одного случая отчисления студентов из-за невозможности пересечь линию размежевания в министерстве не зафиксировали. Однако информацию о разработке соответствующей стратегии не предоставили, а именно это правозащитники считают ключевым условием для улучшения ситуации с образованием для детей с ВОТ.

Предложения правозащитников

«Минобразования было одним из первых министерств, которое принимало решения, нацеленные исключительно на оккупированные территории. С годами реалии жизни на оккупированных территориях изменились, а подход МОН к их решению — нет», — считает сокоординатор ОО «КрымSOS» Ольга Куришко.

krymsos.com

По ее словам, документы министерства становятся все более сложными, процедуры поступления — более зарегулированными. Чтобы пройти процедуру поступления, нужно быть максимально осведомленным в нюансах вступительной кампании. «Если раньше МОН шло навстречу в сложных случаях, то теперь там не хотят понимать, что может быть иначе (например, ребенок не имеет каких-то документов, не смог своевременно выехать из-за карантинных ограничений и т.п.)», — рассказала правозащитник.

«Школьное образование, профессионально-техническое и высшее… На каждый этот элемент есть несколько приказов и инструкций, которые решают проблемы здесь и сейчас. Однако общего видения государством образования для жителей временно оккупированных территорий нет. Так что документы МОН и других вовлеченных в процесс министерств часто противоречат друг другу», — отмечает Куришко. По ее мнению, чтобы дети с ВОТ таки ехали учиться в украинские вузы, следует разрабатывать курсы адаптации, программы стажировки, чтобы студенты понимали, где реально смогут работать на подконтрольной территории, или даже знакомиться с работодателями.

«В общем, правила вступительной кампании для ВПЛ меняются ежегодно, причем в разгар этой самой кампании», — говорит правозащитник Центра информации о правах человека ZMINA Алёна Лунёва.

ZMINA

Например, в этом году поступать в вуз на льготной основе имели право лишь те, кто получил справку переселенца в 2021 году. Однако многие дети из ОРДЛО и Крыма такое удостоверение получили раньше: хотя продолжали жить с родителями, оно требовалось, чтобы оформить паспорт гражданина Украины.

Таким образом, чтобы иметь право на льготное поступление, отдельные абитуриенты отменяли предыдущую справку и получали ее с новой датой. Но имеет значение лишь дата выдачи первого такого документа. Так что после проверок у студентов, которые получили его повторно, могут возникнуть проблемы, объяснила Лунёва.

Глава Центра гражданского просвещения «Альменда» Валентина Потапова убеждена, что нужно срочно изучать и систематизировать факторы, влияющие на решение выпускников, в частности из Крыма, поступать в вузы на подконтрольной территории. Иначе их будет очень мало. А в будущем Украина вообще рискует утратить связи с молодежью с ВОТ. Улучшить ситуацию, по мнению Потаповой, может только взвешенная и обоснованная стратегия МОН.

«Сейчас Минобразования не мониторит образовательные потребности выпускников с ВОТ перед тем, как планировать свои задачи и действия. Чиновники говорят, что не имеют для этого возможности. Однако когда мы не понимаем, что этим детям нужно, очень сложно что-то им предлагать», — уверена она. Эксперт рассказала, что общественные организации такой мониторинг проводят и государство может обратиться за помощью к ним.

Фото, предоставленное автором

«Мониторим открытые источники: программы, результаты обучения, количество школ, предметов, часов, которые отводятся на тех территориях на изучение украинского языка, и т.п.», — уточнила она.

Среди барьеров на пути поступления в вузы на подконтрольной территории Потапова назвала отсутствие репетиторов для изучения необходимых предметов, в частности истории Украины. Например в Крыму, по ее данным, таких специалистов всего четыре.

Дистанционное обучение с украинскими учителями практикуется, но первую половину дня ребенок должен учиться в местной, школе, а вторую — посвятить урокам дистанционным. То есть ученик получает двойную нагрузку — около 80 часов в неделю. Поэтому эксперт предлагает снизить нагрузку за счет предметов, где программы совпадают, как, например, химия, математика. К тому же, по ее мнению, государству уместно было бы создать дистанционные школы специально для учеников с ВОТ и использовать их для сдачи ВНО. Все эти предложения с 2018 года активисты и правозащитники стараются донести до Минобразования, однако пока безуспешно.

Образование — это о реинтеграции оккупированных территорий

В свое время дочь моей подруги Марина очень хотела стать медиком. Выбрала Крымский государственный медицинский университет имени С. Георгиевского в Симферополе. Чтобы поступить на бюджет много работала, подтянула оценки. Поступила, училась, должна была проходить ординатуру. В 2014-м оккупационная власть Крыма требовала за это деньги как с иностранной студентки. Родители заплатить не смогли.

Из-за неуверенности и непонятности процедуры перевестись в вуз на материковой Украине Марина так и не отважилась. Получила диплом в Луганске. Там же пошла на работу в местную больницу. А через два года оставила ее, сказав, что работать в медучреждениях с таким низким уровнем обслуживания и подготовки персонала не имеет морального права. Сейчас девушка работает мастером маникюра и о карьере врача не вспоминает.

news.un.org

В конце концов Марина потеряла мечту, а Украина — мотивированного, нацеленного на качественную работу специалиста-медика.

Ее история — не исключение. Юношей и девушек с ВОТ, которые бы могли учиться и работать на подконтрольной территории, но не отважились на это, много. Игнорировать сложности, ожидающие детей с ВОТ на пути к образованию в свободной Украине, нельзя: их нужно устранять.

«Потому что, в конце концов, образование — это одновременно простой и сложный путь к реинтеграции оккупированных территорий», — говорит Ольга Куришко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК