СВЯЩЕННАЯ КОРОВА НА АЛЬПИЙСКОМ ЛЬДУ-2

10 мая, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 17, 10 мая-17 мая 2002г.
Отправить
Отправить

Продолжение. Начало в «ЗН» №16 В первой половине 90-х в швейцарских банках резко увеличилось число т...

Продолжение. Начало в «ЗН» №16

В первой половине 90-х в швейцарских банках резко увеличилось число так называемых «доверительных» счетов, принадлежащих клиентам из государств бывшего соцлагеря, прежде всего из бывших советских республик. Внушительный объем «доверительных» операций (то есть крупных вкладов, размещаемых на непродолжительное время) давно считался визитной карточкой банковской системы Конфедерации. Количество таких вкладов в восьмидесятые годы постоянно росло, и в 1990-м (согласно данным швейцарского нацбанка) на «доверительных» счетах хранилось порядка 300 миллиардов швейцарских франков. Затем последовало непродолжительное, но весьма ощутимое (20%) уменьшение объема «доверительных» средств, связанное с экономическим спадом в развитых странах. Но ситуацию быстро исправили вкладчики из государств, так и не достроивших развитой социализм: внезапно разбогатевшие нувориши остро нуждались в быстрой и эффективной «чистке» скверно пахнувших денег. И уже в середине 90-х на «доверительных» счетах швейцарских банков, по некоторым сведениям, значилось около 500 миллиардов долларов. Как утверждают специалисты, вначале новоявленные капиталисты нередко открывали счета напрямую. Однако очень скоро изменили тактику, предпочитая прибегать к услугам посредников – трастовых управляющих, а также банков, размещенных в оффшорных зонах. Использование подобных схем (эффективность которых усиливалась «броней» швейцарской банковской тайны) делало миллионеров-«неофитов» практически неуязвимыми для правоохранительных и налоговых органов своих стран.

По информации масс-медиа, большинство «родников», питавших столь бурные финансовые потоки, находились в Российской Федерации и в республиках Средней Азии. Согласно материалам исследования «Swissmoney Research», в последнее время «генеральным поставщиком» денежных средств в Швейцарию стали новые независимые государства Центральной Азии, в первую очередь Казахстан. В 1992 году «доля» этого региона на счетах швейцарских банков составляла (как утверждает Financial Times) всего 1 млн. долларов. В 1998-м вклады среднеазиатских клиентов выросли до 125 млн., а в 2000-м — до 530 млн. долларов. И хотя приведенные данные весьма приблизительные, они позволяют составить некоторое представление о том, насколько привлекательной оказалась швейцарская банковская система для держателей новых восточных капиталов.

Как уже отмечалось, на эти капиталы рассчитывали не только швейцарские банкиры. И многие в своих надеждах обманулись – прежде всего, банкиры американские. Как поясняли знатоки, новоявленные богатеи предпочитали Северной Америке Европу. А на континенте главным магнитом были, разумеется, швейцарские банки с их более чем респектабельной торговой маркой и гарантированной тайной вкладов. Доки в области вложения денежных средств берутся утверждать, что в действительности спрятать «грязные деньги» в США было куда проще, но Америка отпугивала многих «новых» тщательно разрекламированной борьбой за максимальную прозрачность банковской системы. Швейцария же наоборот привлекала столь же добросовестно разрекламированной банковской тайной.

Напомним, что именно гарантированный режим секретности позволил швейцарским банкам существенно увеличить вес и влияние в 30—40-е годы ХХ столетия, особенно после начала Второй мировой войны. По объективным причинам тогда никто не мог воспрепятствовать этому. Более того: в силу субъективных причин значительное число стран и множество разнообразных организаций было тогда заинтересовано в усилении могущества «цюрихских гномов». Однако на рубеже столетий повторения ситуации не хотел никто.

Символично, что именно события полувековой давности были избраны в качестве повода для нанесения первого ощутимого удара по авторитету швейцарских банков. В начале 90-х ряд еврейских организаций (многие из которых имели американскую «прописку») открыто обвинил их в нежелании возвращать наследникам деньги евреев, погибших в нацистских концлагерях. Впоследствии родственники жертв Холокоста подали в суд на крупнейшие банки Конфедерации — UBS и Credit Suisse, а швейцарские власти вынуждены были начать соответствующее расследование. В начале разбирательства представители банковских структур брались утверждать, что им известно о существовании 755 так называемых «спящих счетов». Позже их число выросло до 5570, в 1999-м было объявлено об обнаружении более 50 тысяч счетов, в 2000-м – в специальном перечне значилось уже 2,1 млн. «спящих счетов». Как свидетельствует ряд публикаций, всего можно говорить примерно о 4 млн. счетов, открытых в период с 1933 по 1945 годы. Часть этих счетов была открыта лицами, впоследствии уничтоженными гитлеровцами, часть — представителями нацистского режима.

Банки Швейцарии достаточно упорно противились требованиям обнародовать информацию о «спящих счетах». И не только потому, что удовлетворение претензий примерно 600 тысяч наследников наносило ощутимый удар по финансовому положению банков. Дело в том, что столпы швейцарской экономики рисковали не столько деньгами, сколько репутацией. Во-первых, рассекретив сведения о «спящих счетах», банкиры создавали прецедент, демонстрируя, что швейцарская банковская тайна не является абсолютно непроницаемой. Во-вторых, распространение сведений о счетах, открытых в 30—40-е, почти наверняка стало бы причиной для острой общественной дискуссии о несколько двусмысленном поведении не только швейцарских банков, но и швейцарских властей в годы Второй мировой. Последствия этой дискуссии для международного авторитета Конфедерации, для делового авторитета ее банковской системы могли быть самыми печальными.

Позиция, которую занимала Швейцария во времена величайшей бойни в истории человечества, – тема крайне сложная и чрезвычайно деликатная. Долгое время эту тему старательно обходили не только историки, но и политики, причем не только швейцарские. Напомним, что вскоре после войны была создана специальная комиссия, которой предстояло заняться поисками так называемого «нацистского золота». В этот орган вошли представители США, Великобритании и Франции. СССР, насколько можно судить из сведений, почерпнутых из СМИ, принимать участие в работе комиссии отказался по политическим мотивам – «холодная война» превратила вчерашних союзников в потенциальных противников. Ряд государств, фактически ограбленных гитлеровцами (в частности, Австрия, Албания, Греция, Нидерланды, Польша), в разное время заявили о своих небезосновательных претензиях на часть «нацистского золота». Оно, как предполагалось, в массе своей было спрятано в банках Швейцарии и Швеции. Однако поиск исчезнувшей «нацистской кассы» происходил откровенно вяло и, по сути, ничем не закончился. И лишь в 90-х, после описанной выше кампании, развернутой еврейскими организациями, делу был придан новый импульс. «Военные тайны» швейцарских банков стали одной из главных тем для ведущих мировых средств массовой информации. Все чаще стали звучать призывы рассекретить «спящие» счета. Тем более что немалая часть средств, перекачанных нацистами из рейха в Конфедерацию, почти наверняка (как утверждали ряд историков) была конфискована у семей евреев, репрессированных гитлеровским режимом.

В ноябре 1996 года американский Госдеп жестко заявил о твердом намерении провести масштабное расследование дела о «нацистских счетах» в швейцарских банках. Вашингтон объявил также, что оставляет за собой право обнародовать часть сведений, имеющихся в распоряжении ЦРУ и касающихся этой деликатной темы.

В США это заявление расценили как нежелание Билла Клинтона терять голоса избирателей-евреев. В Швейцарии же многие почти наверняка восприняли резкие шаги американской администрации как объявление войны местным банкам. Но говорить об этом вслух было бессмысленно: слишком уж неприятно пахла история, в которой очутились швейцарские банки. Как бы там ни было, но тамошние банкиры после грозных окликов Вашингтона стали заметно сговорчивее. Крупнейшие швейцарские банки UBS и Credit Suisse согласились на выплату компенсаций жертвам Холокоста и семьям погибших. Вначале речь шла о 600 млн. долларов, затем планка была поднята до 1,25 млрд. Именно на такой сумме настаивали около 600 тысяч истцов, пытавшихся добиться возвращения средств, в свое время помещенных ими (либо их родственниками) в швейцарские банки. В августе 1998 года было достигнуто внесудебное урегулирование этого иска — UBS и Credit Suisse согласились на выплату требуемой суммы. В 2000 году это решение было одобрено федеральным окружным судьей Нью-Йорка Эдвардом Корманом.

Одновременно швейцарские банки вынуждены были приоткрыть завесу тайны «странных» счетов времен Второй мировой войны. Еще в 1998 году швейцарское ведомство по контролю за банками, поддавшись беспрецедентному давлению, согласилось на публикацию сведений о 26 тысячах счетов, принадлежавших жертвам нацистов. Позже UBS и Credit Suisse вынуждены были заявить о готовности открыть доступ к данным, касающимся 2,1 млн. счетов, относящихся ко временам Второй мировой войны. Швейцарские банки «добровольно-принудительно» раскрывали тайну вкладов. Разумеется, это был особый, щепетильный случай, но банкам, чье благополучие столетиями строилось на гарантированной тайне вкладов, от этого, наверное, было не легче…

Представители швейцарских банков и соответствующие структуры Конфедерации объявили о своей готовности сделать исключение из правил, но вместе с тем было заявлено о запрете на проведение любых независимых расследований, так как они могли окончательно подорвать репутацию банков.

Дело о «нацистском золоте» и «спящих счетах» шло под аккомпанемент громких заявлений и новых разоблачений. В разгар скандала The New York Times обнародовала точку зрения генсека Всемирного еврейского конгресса Израэля Зингера, настаивавшего на обнародовании полной информации о «странных счетах». При этом он отмечал, что осознает все последствия, к которым это может привести. Ряд еврейских организаций объявил, что по их оценкам в швейцарских банках находится примерно 7 млрд. долларов, принадлежащих жертвам Холокоста. Пресса, за которой стояли еврейские круги, начала откровенно обвинять швейцарцев в антисемитизме, а швейцарские власти — в причастности к геноциду еврейского населения в годы Второй мировой войны. Холодный душ вызвало заявление швейцарского историка Жан-Франсуа Бержье, распространенное по каналам агентства Аssociated Press: «Мы вынуждены поддержать обвинение, возможно провокативное по форме, но соответствующее фактам: политика нашего правительства в отношении беженцев способствовала самой ужасной цели нацизма — Холокосту». Бержье утверждал, что, согласно приблизительным подсчетам историков, Швейцария выдала нацистской Германии около 30 тысяч беженцев, впоследствии оказавшихся в гитлеровских концлагерях.

Еще одним ударом по репутации Конфедерации стал так называемый «доклад Айзенстата». Стюарт Айзенстат, курировавший вопросы международной торговли в американском минторге был координатором работы по подготовке 200-страничного документа, в котором были приведены рассекреченные данные о материальных ценностях, украденных нацистской Германией и спрятанных за рубежом. Работа над докладом длилась более семи месяцев и в ней принимали участие специалисты Госдепа, Пентагона, ЦРУ и ФБР. Главный вывод комиссии Айзенстата звучал как приговор для Швейцарии: Конфедерация была признана «главным банкиром и финансовым брокером» гитлеровского режима. Как отмечалось в докладе, финансовое и экономическое партнерство нейтральной Швейцарии и нацистского рейха «поддержало возможности Германии вести боевые действия и продлило Вторую мировую войну». В соответствии с приведенными данными, с января 1939-го по июнь (!) 1945-го Германия переправила в национальный банк Швейцарии золотые слитки на общую сумму в 400 млн. долларов (что сегодня соответствует примерно 4 миллиардам). Частично это был золотой запас оккупированных стран, частично — золото, переплавленное из изделий, конфискованных у населения либо изъятых у жертв концлагерей. Как утверждалось в «докладе Айзенстата», три четверти золота приобрели для себя швейцарские банкиры, заплатив за него едва ли не единственной на тот момент твердой валютой — швейцарскими франками. Оставшееся золото использовалось как средство расчета с третьими странами за стратегическое сырье, в котором воинственный рейх нуждался не меньше, чем в СКВ. Согласно обнародованным данным, швейцарские банки провели 76% всех операций с золотом нацистской Германии.

«Дело швейцарских банков» превратилось в «дело Швейцарии». Официальные представители Конфедерации были явно не готовы искупать грехи второй мировой полвека спустя после ее окончания. «Доклад Айзенстата» и другие аналогичные исследования повергли власти Швейцарии в растерянность. Министр иностранных дел Флавио Котти после обнародования материалов комиссии Айзенстата заявил, что доклад тенденциозен и не принимает в расчет исторических и политических реалий того времени. И все же швейцарцам пришлось оправдываться. Лейтмотив извинений был таков: сотрудничество с гитлеровской Германией ни в коем случае не объяснялось симпатиями к нацизму — это был вопрос выживания крошечного государства, соседствующего с могущественным рейхом.

Стюарт Айзенстат, комментируя итог работы своей комиссии, философски заметил «США, их союзники и все нейтральные страны должны быть судимы не столько по действию или бездействию предыдущих поколений, сколько по тому, в какой мере наше поколение честно оценит прошлое и поможет исправить его ошибки». Официальный представитель США ничего не сказал о том, почему необходимость «честно оценить прошлое», необходимость проанализировать действия либо бездействие швейцарских властей возникла именно в 90-х? И является ли случайностью, что «дело швейцарских банков» возникло именно тогда, когда они стали обрастать новой, богатой клиентурой, на которую, возможно, рассчитывали и американские банки?

В истории второй мировой по-прежнему множество «белых пятен». Одно из них черным пятном легло на репутацию Швейцарии. Той самой Швейцарии, которой удалось избежать кровавых ужасов войны не только благодаря собственным усилиям. Но и благодаря усилиям нацистской Германии. И благодаря усилиям стран, которые с Германией воевали. Не только рейх, но и США были заинтересованы в существовании нейтрального островка в охваченной огнем войны Европе. И нацисты, и их союзники в равной степени нуждались в существовании инструмента, при помощи которого можно было бы осуществлять военно-торговые сделки, возможности проведения которых жестокие правила войны существенно ограничивали. Этим инструментом и стали швейцарские банки. С их помощью в годы войны торговали все и со всеми. В том числе и непримиримые враги. В свое время в прессе были опубликованы материалы, подтверждавшие, например, то, что в годы войны американская компания «Стандард ойл» при посредничестве Швейцарии поставляла авиационный бензин… гитлеровской Германии.

Бывший сотрудник министерства финансов США Роберт Шорц, участник послевоенных переговоров о возвращении из нейтральных стран «нацистского золота», вспоминал в прессе: после начала «холодной войны» американцы сами сделали все возможное, чтобы процесс изъятия «нацистских средств» был спущен на тормозах. Очевидно, тогда в Белом доме решили, что поднимать столь болезненный вопрос — политически нецелесообразно. В 90-х политическая конъюнктура изменилась?

Редакция газеты выражает признательность Посольству Швейцарии в Украине за помощь в подготовке материала.

Окончание — в следующем номере

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК