Шанс на протест. Свердловские "партизаны"

18 января, 2013, 21:50 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

Сейчас многие считают, что ключ от политических побед в яйце профсоюзов; яйцо — в утке крупных предпринимателей; утка — в сундуке восточных регионов; сундук — на раскидистом дубе разочаровавшихся в нынешней власти. 

События на шахте "Красный партизан" в Свердловске вызвали резонанс, явно превышающий масштабы самого события. Отчаянный бунт десятка активистов неожиданно стал событием национального масштаба. Акция протеста получилась действительно "партизанской" — с громкими последствиями при небольшом количестве участников.

Значит, свердловские активисты (скорее всего, помимо своих ожиданий) нащупали какую-то болевую точку страны. Тот факт, что этому событию уделили так много внимания СМИ, говорит, например, об очевидном общественном запросе на эффективные независимые профсоюзы. В условиях, когда политическая оппозиция стала содержанкой олигархов, многие НГО разделились на беспомощных "городских сумасшедших" и циничных грантоедов, когда за несогласие не то что с линией партии, но даже самодурством мелкого чиновника можно серьезно пострадать, — самоорганизация рабочих в небольшие, но "зубастые" организации и ячейки многим показалась лучом света в темном царстве.

Социальные оптимисты возжелали увидеть в этих редких пока что выступлениях намек на возможность появления по-настоящему боеспособных институтов гражданского общества. Если уж наша промышленность на две трети застряла в третьем технологическом укладе, то есть на уровне начала XX века, если уж рабочий в глубинке живет не намного лучше своего собрата из того же периода, то и выходить из тупика следует, видимо, как и тогда — через активизацию профсоюзного движения.

Тем более что это крайне редкий по нынешним временам пример эффективного протеста. Свердловский активист Константин Ильченко "покусывал" ДТЭК с тех самых пор, когда корпорация только-только поглотила "Свердловантрацит". Но его не воспринимали всерьез. А между тем рядом уже появились предприимчивые деятели, всерьез рассчитывающие "оседлать волну" и "занять нишу". Может, несколько выпавший из мейнстрима украинской политики Юрий Збитнев уже пытается нащупать у себя в кармане ключ запуска, скажем, всеукраинской стачки? Сейчас многие считают, что ключ от политических побед в яйце профсоюзов; яйцо — в утке крупных предпринимателей; утка — в сундуке восточных регионов; сундук — на раскидистом дубе разочаровавшихся в нынешней власти. 

Так или иначе, а 10 января 2013 г. Ильченко со товарищи появился в директорском кабинете с протестом против якобы готовящегося увольнения рабочих вследствие реорганизации. Собственники шахты сами дали повод для тревог, вовремя не уведомив рабочих о переводе при реорганизации. Кроме того, от менеджеров ДТЭК требовали прекратить мелкие пакости в целях экономии — например, до того оплачивалось шахтерам только время, проведенное непосредственно под землей, активисты же настаивали, что таковое время следует отсчитывать с момента прибытия работника на предприятие... Плюс несколько пунктов, связанных с тарифными ставками и надбавками. Наличие большого количества документов, которыми регламентируется формирование горняцкого заработка, постоянно вносит путаницу, и руководство шахт часто "забывает" перемножить цифры в ведомости на какой-нибудь мелкий коэффициент.

"Партизаны" своего добились. Профсоюз, насчитывающий немногим более десятка человек, сумел усадить напротив себя за стол переговоров губернатора Луганской области Владимира Пристюка и топ-менеджеров одной из крупнейших национальных корпораций. Заставил считаться с собой.

Крупные профсоюзы, — ПРУП регионала Виктора Турманова и НПГУ экс-нардепа Михаила Волынца, — не сговариваясь, ревниво обозвали свердловских выскочек "самозванцами". Нардепы от "Свободы", отследившие информповод и ринувшиеся было в бой за права трудящихся, резво дали задний ход на следующий же день. ДТЭК в последние дни засыпала редакции массмедиа комментариями своих функционеров, убеждая, что рабочим в Свердловске живется почти как при коммунизме, только лучше. А перспективы настолько радужные, что аж дух захватывает. 

Одновременно появились, разумеется, спецы по "чернухе", взявшиеся копаться в грязном белье участников протеста. Впрочем, самым значимым компроматом стал тот факт, что не все члены атаковавшего директорский кабинет профсоюза работают на шахте "Красный партизан". Но это мы уже проходили: когда во время разгона акции протеста чернобыльцев в Донецке погиб 70-летний Геннадий Коноплев, его тоже "обвинили" в том, что он шахтер, а не ликвидатор. 

В Свердловске до таких ужасов не дошло и завершилось относительно благополучно. Кстати сделанное в пылу пролетарского гнева заявление о силовом штурме захваченного активистами директорского кабинета оказалось неправдивым. 

Хотя могло быть и хуже. Напомним, независимый профсоюз на ММК им. Ильича в Мариуполе был фактически разгромлен после того, как его активисты подали заявку на пикет численностью… пять человек! Четверо из них в тот же день оказались в милиции в качестве обвиняемых. Этот небольшой отряд рабочих доставил немало неприятностей Владимиру Бойко, протестуя против крайне непрозрачной, по их мнению, сделки по слиянию ММК с "Метинвестом".

По итогам же истории в Свердловске серьезно пострадала (точнее, еще страдает в активной фазе) пока только служба безопасности ДТЭК, где, как сообщают источники, идет серьезное разбирательство на тему "а как это на охраняемый режимный объект проникли некие посторонние граждане, не являющиеся работниками предприятия?".

Но некоторые слишком хитрые умы явно смущает идея без особых усилий стать выразителем интересов той части общества, которую по-ленински именуют "революционным пролетариатом", а по-новому — протестным электоратом, тем более что "традиционные" профсоюзы в этом смысле серьезно сдали. Должно быть, их испортили, как и многих до них, власть и деньги. Получив парламентские мандаты, увлеченно занявшись дележом приватизированных здравниц, несколько забыли о главном: зачем вообще нужны профсоюзы (нет, не только для получения скидок на билеты в Провал).

Последние протестные заявления ПРУП связаны, например, исключительно с финансами — недофинансирование отдельных объединений, недостаточный бюджет Фонда соцстрахования, отсутствие рынков сбыта угля, рентабельность/нерентабельность предприятий отрасли и пр. Не отрицая несомненной важности этих вопросов, отметим, однако, что вопросами сбыта на шахтах должны заниматься все же специалисты по сбыту, а не профсоюзы. И кстати, когда последний раз ПРУП организовывал хоть одну забастовку? Когда угрожал заблокировать шахту, где есть серьезные нарушения правил безопасности?

НПГУ тоже активностью не отмечается, что странно вдвойне: уж Волынец-то должен помнить, как ожесточенно, через стачки начала 90-х прокладывали себе дорогу независимые профсоюзы…

Автору этих строк однажды довелось беседовать с заместителем председателя ПРУП Вячеславом Мосендзом. Профсоюзный функционер, помимо прочего, жаловался на катастрофическую правовую неграмотность рабочих, пострадавших в авариях на шахтах. Неосведомленность трудяг давала возможность администрации предприятий представлять любое ЧП как результат нарушения техники безопасности самим рабочим. Горняки добровольно-принудительно подписывали малозначимую, на первый взгляд, бумажку. Последствия этого опрометчивого шага они понимали гораздо позже, когда регрессные выплаты оказывались гораздо меньше ожидаемых.

В этих жалобах содержалось в том числе и чистосердечное признание того, что профсоюзы в их нынешнем виде просветительскую работу среди трудящихся похерили напрочь. Утратили тот самый постоянный живой контакт, благодаря которому профкомы могли претендовать на роль выразителей интересов и защитников прав наемного работника.

Профсоюзы изначально создавались для борьбы — борьбы за утверждение в системе общественных императивов очень простой, но не всегда очевидной истины: наниматель должен покупать только труд работника, а не честь, достоинство, здоровье и даже жизнь. Это нехитрое требование сто лет назад пришлось отстаивать на баррикадах, в перестрелках с полицией и ожесточенных уличных стычках. И на героизм легче всего было решиться тем, у кого не было даже давно заложенных в трактире цепей. 

Следующий виток исторической спирали в нашей стране оказался, однако, ужасно похожим на предыдущий, несмотря на все усилия, самопожертвования и героизм предшественников.

Статистика смертности населения промышленных регионов и производственного травматизма говорит сама за себя. Наниматель не стесняется включать в себестоимость продукции здоровье своих работников и экологию территорий дислокации производственных мощностей. 

Работники предприятий и организаций всех форм собственности в качестве бесплатной массовки митингов правящей партии — тоже очень яркая иллюстрация отношения к людям. Их молчаливое стояние на площадях следует считать разновидностью исповеди. А начальство, формирующее колонны автобусов для отправки по месту выражения гражданской позиции, не менее отчетливо демонстрирует свою способность проявлять уважение к чужим взглядам и убеждениям.

На этом фоне любой, самый призрачный шанс на успешное сопротивление будет однозначно поддержан. Сначала — тихо. Потом — как пойдет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 7
  • пенсионер пенсионер 23 січня, 17:34 Да, уважаемый Шахтёр, отчасти вы правы. Ильченко не тот человек который может повести за собой рабочих. Но ведь прав автор статьи в том что наши профсоюзы сейчас абсолютно бездействуют. С их молчаливого согласия объединение было передано в концессию ДТЭК, под лозунгом улучшения структуры управления и получения инвестиций. Вот только не понятно каких инвестиций для государственных предприятий "Cвердловантрацит" и "Ровенькиантрацит" " работающих прибыльно. Конечно если проанализировать более детально то становится понятно. Монополию на реализацию угля государство почему то передало тому же ДТЭК который реализовывал уголь указанных объединений в три раза дороже чем покупал у предприятий. Почему же великие менеджеры ДТЭКа не не стали брать в концессию Луганскуголь, Первомайск-уголь и другие объединения работающие плохо и действительно требующие инвестиций для развития шахт, и улучшения структуры управления. Потому что их интересует только прибыль а не положение трудящихся. Прийти на всё готовое и рассказывать сказки о том как много сделано для развития шахт это очень выгодно. А что сейчас творится на шахте "Красный партизан" ? На место уволенных рабочих люди практически не принимаются мотивируя это нормативами а не расстановкой согласно правил безопасности. При уменьшении численности трудящихся фонд заработной платы снизился более чем на 10%, да ещё много можно приводить примеров по ущемлению прав трудящихся, за которые должны бороться профсоюзы. Так что отчасти эти люди были правы хотя бы в том, что заявления пишут не о получении уведомления на сокращение рабочих мест в связи с ликвидацией предприятия а на увольнение и приём на работу. Поэтому работникам шахты нужно жить не только сегодняшним днём но и задуматься над своим будущим, особенно с таким человеком как ваш сегодняшний руководитель. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 14 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно