С чего начинается НАТО

9 февраля, 18:00 Распечатать Выпуск №1281, 8 февраля-14 февраля

Готовность совершенствоваться, проводить быстрые изменения и сражаться за свои территории должны демонстрировать не только бойцы в окопах, но и гражданское и военное руководство страны. 

© МО Украины / Flickr

В предыдущей статье была изложена аргументация о необходимости доктринальных изменений в процессе реформирования Вооруженных сил Украины. А в начале года Генеральный штаб Вооруженных сил Украины сделал достоянием гласности документ "Видение Генеральным штабом ВС Украины развития Вооруженных Сил Украины на ближайшие 10 лет". В нем тезисно приведены основные направления реформирования украинской армии и изложена суть конкретных шагов, которые должны приблизить нас к НАТО. Неопровержимым позитивом является как само появление такого документа, так и многие его положения, в частности акценты на территориальной обороне, новой структуре командования войсками, более тесном сотрудничестве со странами — членами НАТО.

Среди главных приоритетов: "переведение штабов на J, G, A, N, S структуры" и "разработка и внедрение во всех сферах деятельности ВС Украины стандартов и процедур, принятых в государствах — членах НАТО". Собственно, поэтому, считаем, будет полезно изложить конкретные примеры.

Программа "Страйкер"

В 2016 году по приказу начальника Генерального штаба ВСУ было принято решение о реализации экспериментальной программы подготовки одного подразделения по военной модели сухопутных войск США. Эта программа называлась "Страйкер". Замысел эксперимента: вместо бессистемного введения так называемых стандартов НАТО провести ряд учебных и тренировочных мероприятий по "военным (полевым) пособиям" (field manuals), применяемым в сухопутных войсках США с целью наращивания оптимального набора новых военных "возможностей" (capabilities), необходимых для обеспечения взаимной совместимости с НАТО. Основной критерий успешности программы — уровень подготовки выбранного подразделения и его способность интегрироваться в коалиционную операцию НАТО. При условии успешности эксперимента "Страйкер" планировали распространить на всю систему подготовки и тренировки, а также включить в программу военного образования. После консультаций с тогдашним командующим ПДВ ВСУ М.Забродским программу "Страйкер" решили реализовать на базе 13-го отдельного аэромобильного батальона 95-й ОАМБр.

Программу "Страйкер" внедряли в пределах военной подготовки по трем "кластерам": офицерский, сержантский и в подразделениях (боевая подготовка). Она была рассчитана на четыре этапа и два года. Ожидаемый результат: с применением системы военной подготовки сухопутных войск США образовать высокомобильную боевую группу (Task Force), способную действовать по доктринальным, операционным и тактическим принципам и процедурам ведения войны, применяемым в войсках стран НАТО.

Офицерский кластер

Переход на модель НАТО требует прежде всего адаптации к новым доктринальным матрицам операционного и тактического мышления. На уровне конкретного подразделения скорость и эффективность перехода на модель НАТО в первую очередь будет зависеть от степени усвоения офицерами новых доктринальных понятий и владения новыми операционными и тактическими матрицами. Именно поэтому основной акцент программы "Страйкер" делался на офицерский корпус. Курсы офицеров 13-го батальона были организованы по трем тематическим группам: "Доктрина", "Тактика", "Отраслевые темы" (разведка, огневая поддержка, логистика).

Для программы "Страйкер" были подготовлены и переведены 15 "полевых пособий" сухопутных войск США и упорядочены два отдельных военных пособия.

Сержантский кластер

Сержанты 13-го батальона прошли два отдельных курса.

Курс лидерства (два этапа): основой войск стран НАТО является профессиональный хорошо обученный сержантский корпус. Курсы лидерства открывают новые военные качества, направленные на воспитание адаптивных, ловких и мыслящих сержантов-лидеров, которые смогут, наряду с офицерами, выполнять полный спектр тактических задач.

Курс инструкторов: сержанты отвечают за уровень боевой готовности войск. Они проводят тренировку по тренировочным модулям (конкретные индивидуальная и коллективная задачи), отвечающим "Таблице организации и оснащения" (Table of Organization and Equipment —TOE) своего подразделения. Для этого сержанты должны быть обученными инструкторами по конкретным тренировочным модулям.

Кластер подразделений — Боевая подготовка

Каждое военное подразделение вооруженных сил США имеет свое операционное и тактическое назначение, конкретно изложеное в основном определяющем документе подразделения — "Таблице организации и оснащения" (Table of Organization and EquipmentTOE). Каждая ТОЕ состоит из конкретных тактических задач, которые подразделение должно быть готово выполнять. Эти тактические задачи формально пронумерованы, а система нумерации и категоризации тактических задач содержится в ADRP 1-03 The Army Universal Task List. Главные сержанты подразделения периодически докладывают командирам об уровне готовности подразделения к выполнению тактических коллективных задач (согласно его ТОЕ).

В пределах программы проводились тренировки и боевая подготовка уже по новой доктринальной схеме отдельных подразделений 13-го батальона — от отделения до роты.

Оценка

Для оценки степени успешности программы за основу решили принять так называемые функции ведения войны (warfighting functions), которые после последних доктринальных изменений в системе военной подготовки вооруженных сил США (2008–2012) легли в основу доктринальной модели ВС США (Army Doctrine Reference Publication ADRP 3.0 Operations, октябрь 2017 г.):

— боевое командование (командование и управление — С2);

— движение и маневр;

— разведка;

— огонь;

— обеспечение;

— защита.

Согласно доктрине армии США, "функция ведения войны" — это "…группа задач и систем объединенных общим назначением, которые используются командирами для выполнения задач и в тренировочных целях" (ADRP 3.0 Operations).

Программой "Страйкер" была внедрена различного рода военная подготовка по пяти из шести указанных "функций" (принимая во внимание разные обстоятельства, не делалось никакой системной попытки введения элементов шестой "функции" — "защита", что было недостатком программы). Основной акцент программы, в частности по "офицерскому кластеру", был сделан на первых трех "функциях" (С2, маневр и разведка). Именно для них были переведены и изданы большинство методических материалов. Практические занятия сосредоточивались на первых двух "функциях". Кроме того, было проведено базовое учение по 4-й и 5-й "функциям" — огонь (огневая поддержка) и обеспечение. Отдельно следует отметить место разведки, поскольку (по мнению организаторов программы) если сравнить военную модель ВС США или других стран — членов НАТО с нашей постсоветской, наиболее очевидные отличия есть в понимании места разведки в военных операциях, ее структуры и методики планирования, организации и выполнении разведывательных задач. Поэтому для офицеров 13-го батальона были проведены отдельные занятия по общей системе разведки войск США (ВП 2.0 Разведка) по процедуре выполнения разведывательных задач — "Разведывательная подготовка поля боя — РППБ" (Intelligence preparation of the battlefield — IPB) (ВП 2.01.3 РППБ) и тематике проведения военной разведки в поддержку военных операций в городских условиях (Тренировочное пособие 2.91.4 "Поддержка разведкой операций в городских условиях").

Таким образом, если оценивать новые возможности 13-го батальона после завершения программы "Страйкер", можно уверенно утверждать: это подразделение было достаточно подготовлено для интеграции в коалиционные силы НАТО, созданные для проведения любой из трех тактических операций: наступление, оборона или "тактические поддерживающие операции" (tactical enabling operations).

Подтверждением высокой степени боевой готовности 13-го батальона стали военные учения Saber Junction, проведенные в Германии в сентябре 2018 года. Рота 13-го батальона активно влилась в эти учения в составе многонациональной батальонной тактической группы Blackfoot. Наши десантники получили очень высокие оценки от командования самих учений, сумев захватить полевой штаб батальона противника.

Продемонстрировав эффективную интеграцию в многонациональный контингент НАТО, 13-й батальон, однако, не смог применить новые знания и навыки в системе ВСУ. Причина — доктринальная и процедурная несовместимость ВСУ и НАТО (см. предыдущую статью).

После завершения программы "Страйкер" координаторы подготовили подробный анализ. В сентябре 2017 года этот доклад был представлен, в частности, Верховному Главнокомандующему — президенту Украины, министру обороны и Главнокомандующему — начальнику Генерального штаба ВСУ. В докладе содержится много конкретных предложений, ориентированных на основательную перестройку военного образования, системы военной подготовки и тренировки. Основные акценты сделаны на две позиции:

— переход ВСУ на доктринальные основы согласно "стандартам НАТО" и принципу взаимной совместимости;

— наращивание в подразделениях ВСУ оптимального набора новых военных возможностей согласно тактическому назначению подразделения (TOE), исходя из шести "функций ведения войны".

Главные тезисы здесь: https://indd.adobe.com/view/8495832c-f49e-4217-af3c-c3141fa62a4e, https://indd.adobe.com/view/8e0341a0-9037-450b-9a1a-3bc7b09ed715, https://indd.adobe.com/view/02e2747e-189a-4ab7-97c4-2de3ec35150e. Нужно также указать, что в ноябре 2019 года отдельный конспект доклада был представлен уже новому министру обороны Украины. До сих пор ожидаем его реакции. С другой стороны, многие наши предложения нашли свое воплощение в "Видении". А потому хочется видеть очередной прогресс. По моему мнению, сейчас важно сделать следующие шаги.

1. Начать процесс воплощения новых доктринальных (в частности операционных и тактических) принципов в ВСУ путем снизу вверх, на уровне отдельных подразделений, ориентируясь на систему военной подготовки сухопутных войск США.

2. Заменить действующие войска и боевые уставы новой системой военных полевых пособий (аналогично американской модели), распределив тематику по шести "функциям ведения войны": маневр, разведка, огонь (огневая поддержка), обеспечение (логистика), командование (С2) и защита. Четвертый раздел "Видения" воссоздает это распределение на указанные направления, но в узком отношении — "Направленность развития вооружения и военной техники и материально-технических средств". Следовало бы распространить такой подход на военное образование и систему боевой подготовки.

3. Подготовить новые методические материалы — "военные пособия", ориентируясь на американскую модель и используя методические материалы программы "Страйкер" как основу. Для этого нужно создать новые институты в сфере боевой подготовки: командование по доктрине и подготовке, аналогично американcкому TRADOC (Training and Doctrine Command), что содержится в "Видении".

С учетом положительного опыта программы "Страйкер", выстроить многоотраслевую программу внедрения стандартов НАТО в ВСУ в три кластера: офицерский (военное образование), сержантский (введение сертифицированных сержантов-инструкторов) и кластер боевой подготовки подразделений. Здесь нужно дополнительное объяснение:

а) обеспечение доктринальных изменений в ВСУ нужно начать с офицерского корпуса внедрением содержательно новых программ обучения в военных вузах;

б) провести переаттестацию прежде всего преподавательского состава военных вузов, а позже — всего офицерского корпуса ВСУ после объединения всех военных вузов "в единую систему под общим руководством подразделения подготовки (J-7) Генерального штаба ВС Украины";

в) переход на новую модель потребует наращивания новых боевых возможностей (capabilities) на уровне каждого военного подразделения, начиная с отделений и взводов, и поэтапно до рот, батальонов и бригад. Для этого нужно, чтобы у подразделений было свое четкое тактическое назначение, определенное в их "Таблице организации и оснащения". Такой подход позволит командирам подразделений готовиться к выполнению боевого задания (mission) прежде всего определив "Список тактических задач, необходимых для выполнения боевого задания" (Mission Essential Task List-metl). Соответственно, в "Видении" делается упор на необходимость "наращивать возможности". Опыт программы "Страйкер" подсказывает, что эту цель наиболее эффективно можно достичь внедрением американской системы боевой подготовки, которая базируется на иерархически построенной схеме "коллективных тактических задач" (collective tactical tasks);

г) эта схема "коллективных тактических задач" подробно расписана в основном доктринальном пособии боевой подготовки — ADRP 1-03 Army Universal Task List. По каждому "заданию" нужно подготовить соответствующие "тренировочные модули". Собственно, это должно было бы стать одним из главных заданий новообразованных командований по подготовке (аналогичных американскому TRADOC). И снова подчеркнем: это все возможно реализовать лишь при условии перехода ВСУ на новую доктринальную модель (схему организации этих "заданий" по тематическому плану ADRP 1-03)

д) переход на новую систему боевой подготовки потребует введения нового института — сержантов-инструкторов, обученных по каждому тренировочному модулю и сертифицированных для проведения обучения и тренировок на уровне конкретных подразделений. Собственно, создание такого института предполагает "Видение" с трехуровневой схемой сертификации: базовой, повышенной и академической;

е) перевести штабы батальонов и бригад на "S-G"-структуры и образовать все секторы "J"-структуры в Генштабе и штабах Командования объединенных сил и командований отдельных видов войск (1. Кадры. 2. Разведка. 3. Операции. 4. Обеспечение (Логистика). 5. Планирование. 6. Связь. 7. Подготовка. 8. Финансы. 9. Гражданские дела). Особо нужно подчеркнуть необходимость образовать в Генштабе сектор J-2 (Разведка), которого там до сих пор нет. В "Видении" такой подход предусмотрен. Это также потребует введения во всех штабах принципов командования и процедур, применяемых в НАТО, в частности — "процесса принятия военных решений" (Military Decision-Making Process — MDMP).

В новом "Видении ВСУ" сделан очень правильный акцент на "развитие системы территориальной обороны и подготовку территории и населения Украины к обороне". Однако силы территориальной обороны будут эффективными при условии существования профессиональной армии и единой системы боевой подготовки с четким пониманием и размежеванием ее уровней и объемов.

Создание профессиональной армии и сил территориальной обороны вызовет кардинальные изменения в финансировании армии — оно должно быть ориентировано на переоснащение, военное образование и боевую подготовку. А это выводит на еще более высокий уровень глобальный для нашей страны вопрос — определение гражданским руководством страны целей военной политики, формулирование конкретных военных задач и объявление четких механизмов обеспечения армии финансовыми и материальными ресурсами.

Вступление в НАТО — цель правильная. Однако вряд ли эта амбициозная цель сегодня испугает российского агрессора на востоке страны и заставит его вернуть Крым. Готовность совершенствоваться, проводить быстрые изменения и сражаться за свои территории должны демонстрировать не только бойцы в окопах, но и гражданское и военное руководство страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Serg Mez Serg Mez 9 лютого, 21:22 Конечно, с одной стороны, совок надо выкорчевать с ВСУ. А также беречь каждого бойца. Это важно. Однако. Какой такой уж пример воинского умения/навыков НАТО нам пытаются выдать за безусловный эталон для подражания. Да наши войска за последние 5 лет имеют больший опыт реальных фронтовых боестолкновений с войсками России, чем все НАТО за последние 50 лет. Где НАТО успешно воевало за последние 50 лет? Разбомбило Югославию и Ирак. А воины НАТО воюют всегда, когда у них (США) есть полное превосходство в воздухе. После Вьетнама прямого боевого полевого столкновения у США (НАТО) с Россией нигде не было. Более того, войска НАТО последние 50 лет воюют, когда уже нет тяжелой артиллерии (танков) со стороны противника. В лучшем случае идет зачистка наземными войсками оставшихся после авиации сил. ------ Министр обороны у нас скорее теоретик "движения к НАТО", чем реальный, тем более боевой офицер. Очень настораживает политика министра обороны на закупку импортных готовых изделий ВПК, в то время, как надо стимулировать собственное производство ВПК. Главным драйвером изменений в повышении обороноспособности страны, на мой взгляд, должен являться Министр обороны. Он должен стать разработать некий очень конкретный пошаговый документ с ответственными и датами реализации - и убедить лично Зеленского закрепить в документе и подписать к реализации реальных, а не косметических изменений. А далее - все остальные причастные - и общество - должны отслеживать реализацию. согласен 3 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1281, 8 февраля-14 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно