РЕФОРМЫ ИЛИ АГОНИЯ

15 августа, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 33, 15 августа-22 августа 1997г.
Отправить
Отправить

Российская армия на пороге кардинальных перемен По частоте смены министров, возглавляющих военное ведомство страны, Россия стремительно догоняет Украину...

Российская армия на пороге кардинальных перемен

По частоте смены министров, возглавляющих военное ведомство страны, Россия стремительно догоняет Украину. Так же, как и у нас, полный провал потерпела попытка поставить у руля министерства обороны лицо гражданское (пусть в прошлом и военного). Схожесть этих процессов в двух странах, составлявших когда-то одно государство, вполне объяснима - и у них, и у нас новая армия была создана из осколков бывшей советской, а значит унаследовала все ее проблемы, руководящие кадры с их менталитетом остались прежними (откуда взяться новым, не из Америки же их завозить), и решения они принимают, разумеется, в одном ключе. В последнее время в России очень много говорят о реформировании вооруженных сил. Есть смысл подробнее разобраться с перспективами этих преобразований, чтобы по возможности не наступить на грабли, над которыми уже занесена нога российских военных руководителей.

Со времени прихода в российское министерство обороны команды Игоря Сергеева прошло достаточно времени для того, чтобы приоритеты ее действий относительно перестройки армии стали очевидными. Вывод можно сделать печальный - они мало чем отличаются от того, что предлагали сделать предшественники нынешнего министра, а именно Игорь Родионов со своими единомышленниками, а повторяют их идеи только в худшем варианте.

Ключевые моменты предложений Сергеева и начальника генштаба А.Квашнина, отраженные в подписанном президентом Б. Ельциным указе о реформировании вооруженных сил России, сводятся к переходу российской армии на трехвидовую структуру, радикальному сокращению управленческого аппарата, оптимизации управленческих структур и введения новой системы обеспечения военнослужащих жильем.

Для тех, кто следил за деятельностью Родионова, становится ясно, что «новое» Сергеева - это не очень хорошо забытое «старое» его тезки и предшественника. Так, вопрос о ликвидации двух видов вооруженных сил - ракетных войск стратегического назначения и войск ПВО впервые начал дискутироваться еще в 1994 году на военно-научной конференции, посвященной развитию российской армии до конца нынешнего столетия. Тогда окончательного решения принято не было, но через год генералы из центрального аппарата МО уже относились к этой идее более благосклонно и даже говорили о переходе на трехвидовую структуру как о решенном деле. В 1996-м, после своего назначения на пост министра, Родионов предусматривал этот шаг как составную часть своей программы перестройки армии, но выдвигал условие, что эта перестройка должна проходить в русле реформирования самого российского общества.

Похоже, что Сергеев сегодня делает практически то же самое. Единственное отличие - его команда решилась поддержать непопулярные меры правительства, направленные на радикальное сокращение армии, а значит, реформы будут проводиться более форсированными темпами. Их же особенностями станут ликвидация части льгот военнослужащим, а также сокращение армии в условиях секвестированного бюджета и расходов на оборону в размере не превышающем 3,5% от ВВП.

Кроме того, в отличие от Родионова, предлагавшего на первых этапах перестройки армейского механизма оставить без изменений численность центрального аппарата военного ведомства (ввиду угрозы уменьшения контроля за войсками), Сергеев предлагает начать сокращение армии именно с него. Аргумент - излишняя бюрократизация управленческих структур. По словам министра, на сегодня присутствует искаженная кадровая структура офицерского состава - на одного лейтенанта в российской армии приходится два-три старших офицера. Поэтому-то он и намерен начать реформы с уменьшения количества старших офицеров и тяжелых структур управления.

Нетрудно предположить, какую реакцию это вызовет в войсках. Не секрет, что наиболее критично к руководству настроено среднее звено офицеров, начинавшее службу еще при Советском Союзе и помнящее, что означало слово «офицер» в то время. Сегодня они имеют звания от майора до полковника и, выходит, подпадают под первый этап сокращения. Но на них, как раз, держится хоть какой-нибудь порядок и управляемость армии, и они не желают увольняться - до пенсии рукой подать, да и к новой жизни на гражданке им приспособиться не так легко, как молодым офицерам, присягавшим уже российскому триколору.

Слабо верится, что Сергеев не представляет себе всей этой картины. Тогда почему же сокращение планируется начать именно с этой прослойки офицерского корпуса? Российские наблюдатели уверены, что это происходит прежде всего по политическим причинам. Большинство из тех, кому в первую очередь предложат покинуть армейские ряды, состояли в свое время в КПСС и являются основным оппозиционным ядром вооруженных сил нынешнему режиму. Вполне возможно, что Родионов в свое время поплатился своим постом именно по причине сопротивления стремлению реформаторов из команды президента, стремящихся в первую очередь избавиться от «старой гвардии».

Сергеев как-то сказал журналистам, что в своих действиях по реформированию армии он заручился «письменной поддержкой» своих заместителей, главкомов и командующих округов. Несмотря на это, число недовольных в армии планами нового министра растет. Это и понятно. Президент пообещал погасить задолженность перед армией к 1 сентября. И дело не в том, что идет вторая половина августа, а в том, что такие обещания военным давались уже не раз. наиболее памятное - в 1995 году в преддверии выборов.

Сегодня же, по сравнению с событиями двухлетней давности, ситуация с финансированием армии вообще катастрофическая. На 1 августа долги федерального бюджета военному ведомству составляют около 40 млрд. рублей. Это почти половина всего определенного по секвестру военного бюджета страны на текущий год. Задолженность по денежному довольствию и социальным выплатам составляет 13 трлн., по продовольствию - 4 трлн., вещевому имуществу - около 1 трлн., перевозкам, капитальному строительству и коммунальным платежам - более 13 трлн. значительны суммы долгов и по закупкам военной техники, оплате НИОКР и т.д.

Практически невозможно поверить в то, что правительство сможет выполнить свои обещания, тем более, что по официальным данным за квартал в России собирается в качестве налогов не более 25-30 трлн. живых денег. Так что выполнение планов реформирования армии теоретически возможно в двух случаях - если будут ущемлены права военных и их будут увольнять без предоставления социальных гарантий (будет растягиваться выплата выходного пособия, составляющего сегодня для офицера с выслугой в 20 лет - 20 окладов, и вместо жилья, не имеющим его увольняемым кадровым военным будут выдаваться сертификаты), и если правительство изыщет внебюджетные средства (займет деньги у Запада или выручит их за счет продажи военной техники).

Перспектива невеселая. Лишняя военная техника уже продана, продавать же недвижимость (военные городки, аэродромы и т.д.) - значит подрывать национальную безопасность. С другой стороны, ущемление социальных прав увольняемых военных может привести к социальному взрыву. Движение

Л. Рохлина, остро чувствующего ситуацию, уже собрало под свое крыло разношерстные силы, от радикалов из «Союза советских офицеров» Терехова до предпринимателей Вольского.

В начале августа экс-секретарь Совета безопасности А. Лебедь на встрече с офицерами тульской воздушно-десантной дивизии заявил о поддержке возглавляемой им Народно-республиканской партией и Конгрессом русских общин оппозиционного движения Рохлина. Чуть позже о подобной позиции заявил и бывший министр обороны РФ

И. Родионов. Близкие рохлинским заявлениям мысли высказал Юрий Лужков, весьма сдержанно на армейскую реформу отреагировали бывшие военачальники-ветераны, которые недавно приглашались в минобороны для популяризации и поддержки действий Сергеева.

В войсках же уже даже некоторые военачальники высказываются с критикой в адрес намечаемых реформ. Начальник штаба наиболее боеспособного Северного флота вице-адмирал В. Попов выразил эти настроения наиболее полно, заявив, что взгляд на реформы на местах существенно разнится с московским. По его словам, большинство офицеров, служащих под его началом, независимо от ранга и служебного положения, полагают, что в последнее время идет самое настоящее разрушение флота и открыто заявляют об этом.

Как видно, напряженность вокруг российских вооруженных сил не спадает. Она наслаивается на общую напряженность в стране и создает очень неблагоприятные предпосылки, затрудняя стабилизацию. Не исключено, что день «Х», которым так пугают россиян, может грянуть или в армии, или в регионах России. В этих условиях московские руководители вынуждены будут искать в первую очередь пути для формирования лояльного (или хотя бы нейтрального) отношения армии к Кремлю. В этом случае ни о каких реформах, тем более болезненных и непопулярных, не может идти речи. Выходит, опять все будет спущено на тормозах?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК