Пробивая прокурорскую броню

5 декабря, 2014, 22:30 Распечатать Выпуск №46, 5 декабря-12 декабря

Кировоградские майдановцы снова на баррикадах. Точнее, настоящих баррикад нет, есть большая палатка, бочки с горящими дровами и кучи шин как стратегический запас.

Кировоградские майдановцы снова на баррикадах. Точнее, настоящих баррикад нет, есть большая палатка, бочки с горящими дровами и кучи шин как стратегический запас. Этот протест перед зданием областной прокуратуры продолжается уже вторую неделю и, как заявляют организаторы, должен завершиться отставкой трех прокуроров — Евгения Васильева, Леонида Панченко и Евгения Здоренко. Риторика обеих сторон разительно категорична: протестующие апеллируют к объявленной люстрации и справедливости, прокуратура — к законности и стабильности.

Правда, эта стабильность уже отметилась открытием нескольких уголовных производств — и против протестующих, и против милиции, которая в одном случае проявила якобы халатность и равнодушие, а в другом слишком уж усердствовала. Этому, запутанному не за один день, клубку противоречий крайне трудно найти одномоментное решение, тем более что и одна, и другая стороны вроде бы хотят одного и того же — соблюдения законности и справедливости. Но понимают они это каждый по-своему. К тому же похоже, что свою точку зрения каждая из сторон будет отстаивать жестко: протестующим нужна победа, пусть даже формальная, а учреждение не может действовать против себя. Собственно, этот узел — краеугольной камень глубинного противоречия между обществом, требующим быстрых изменений, и между институционно-аппаратным монстром, который невозможно изменить мгновенно, и который упирается и противится этим изменениям.

Выстоять в этом противостоянии для кировоградских майдановцев важно еще и потому, что позади у них — мучительное поражение. Руководитель кировоградской Самообороны Николай Джоган летом весьма громко обещал не допустить к работе вновь назначенного главу облгосадминистрации Сергея Кузьменко, бывшего регионала, голосовавшего за законы 16 января. Но тогдашние акции ничего не дали — более того, после встречи с Сергеем Кузьменко часть протестующих публично признала, что готова уступить при условии, что глава ОДА будет сотрудничать с общиной и учитывать ее мнение. После некой осторожной паузы Сергей Кузьменко стал активно продвигать свои кадры, и что-то не видно, что он учитывает мнение активистов.

Поэтому властная броня фактически осталась непробитой, и когда в начале сентября прокурором города Кировограда был назначен Евгений Васильев, племянник пресловутого донецкого генпрокурора Геннадия Васильева, кировоградские активисты восприняли это как очередную пощечину от власти. Дело еще и в том, что Евгений Александрович перед назначением в Кировоград работал прокурором Кировского района Донецка и, по мнению активистов, попустительствовал, если не способствовал, сепаратистам, не открыв ни одного производства по фактам государственной измены донецких должностных лиц, избиения проукраинских активистов, проявлений сепаратизма, за что должен быть люстрирован. А держится на должности Васильев, опять-таки, по мнению активистов, благодаря дядиному состоянию, которое в 2008 г. журнал "Фокус" оценивал в 575 млн долл., а издание "Корреспондент" — в свыше миллиарда. Откуда берутся такие деньги у прокуроров, известно многим…

Активисты, войдя в кабинет Евгения Александровича, вежливо предложили ему написать заявление об отставке, фактически самолюстрироваться. Тот, конечно, отказался. Следующий визит был в кабинет и.о. прокурора области Леонида Панченко с тем же требованием: уволить Евгения Васильева. Речь шла также о том, что до сих пор не наказаны прокуроры и следователи, фабриковавшие в свое время уголовные дела против кировоградских майдановцев. Леонид Иванович пообещал прореагировать на обращение и сообщить о требованиях генпрокурору. Но реакция была традиционной для прокуратуры, где есть два основных инструмента работы с жалобщиками: молчание и отписки.

Но если у обычных жалобщиков нет других вариантов, как снова и снова писать жалобы и получать кипы отписок, то в этот раз активисты, чувствуя за собой поддержку общества, снова пришли в кабинет Панченко и потребовали, чтобы он прямо при них позвонил Яреме и передал их требования в отношении Васильева и наказания фальсификаторов. Леонид Иванович набрал какой-либо номер и рассказал о протестующих, в ответ, по словам Николая Джогана, присутствовавшего в тот момент в кабинете прокурора, кто-то спросил о милиции: разве, дескать, ее там нет? Панченко ответил, что есть, но она ничего не делает. На следующий день и было открыто производство против работников милиции, которые якобы не воспрепятствовали произволу протестующих. Хотя есть много свидетелей, подтверждающих, что никакого произвола не было, возможно, просто беседа между визави носила более настойчивый и акцентированный характер. Позже стало известно, что Панченко звонил руководителю областного управления МЧС Виктору Федорчаку. Трудно представить, что прокуроры так пугливы — как же тогда бороться с настоящими преступниками?..

Только после этого под областной прокуратурой появились палатка, бочки с горящими дровами и шины. Новые требования: отставка Леонида Панченко и Евгения Здоренко (заместитель прокурора области по вопросам следствия). Прокуратура же ответила, как ей кажется, адекватно: на месте обычного турникета при входе из вестибюля как из-под земли выросли пластиковые двери (позднее и.о. прокурора области объяснит, что это плановая мера, поскольку в конце года выделяют средства для таких работ). На пресс-конференции Панченко заявил, что протестующие — специально проплаченные люди. Правда, не стал развивать эту тему, чтобы конкретизировать, кем и для чего. На некоторых сайтах появились предположения, что к протесту причастен криминал. Трудно сказать, ведь когда событие приобретает более-менее массовый характер, к нему может присоединиться кто-угодно. Но основные организаторы — Николай Джоган, Андрей Лаврусь, Олег Копыл, Владимир Фундовный, Алексей Цокалов — зарекомендовали себя прежде всего как общественные деятели и небезразличные люди. Сомнение есть разве что насчет Сергея Чубченко, который в поисках политического пристанища успел побывать в разных партиях, но его влияния здесь недостаточно.

Появилась и публичная реакция на эти события генпрокурора Виталия Яремы. Он подчеркнул, что свою позицию следует доносить в форме диалога, а не протестного монолога, и что он готов в таком режиме рассмотреть все замечания по поводу деятельности упомянутых лиц.

Тем временем организаторы протеста обратились ко всем гражданам, объявив о созыве под прокуратурой народного веча именно в день ее профессионального праздника. На него пришли не тысячи, а сотня-две кировоградцев, большинство из которых, очевидно, имели опыт общения с прокуратурой. Они сообщали организаторам мероприятия много фактов коррумпированности прокуроров, и если хоть часть из них найдет документальное подтверждение, многим будет угрожать не только люстрация, но еще и немалые сроки заключения. К митингующим Леонид Панченко вышел в сопровождении наряда милиции (прокуратуру в тот день охранял "Беркут" под руководством его бывшего руководителя Михаила Печуры) и сообщил о якобы проводящейся проверке деятельности Васильева.

Когда Леонид Иванович возвращался в помещение, на ступеньках возникла толкотня, беркутовцы сомкнули кольцо, через которое журналистов на пресс-конференцию пришлось просто вытаскивать. Была ли реальная угроза и.о. прокурора? Он считает, что да. И, очевидно, небезосновательно. Поскольку после этих событий группа протестующих отправилась в Киев и неожиданно быстро попала на прием к генпрокурору.

По словам Николая Джогана, разговор почти сразу стал конструктивным. Оказалось, Панченко не обращался к Яреме по поводу организации проверки назначения Васильева, скрыл также и то, что в области до сих пор не наказаны фальсификаторы дел майдановцев. Почему так, и не связано ли каким-то образом назначение Васильева с его деятельностью на должности начальника отдела кадров областной прокуратуры, выясняет специальная рабочая группа центрального аппарата Генпрокуратуры.

Вопреки этому тактическому успеху, маловероятно, что результаты проверки смогут распутать этот узел противоречий. Дракону ведь трудно поедать самого себя. Чтобы добиться изменений, которых ждет общество, Котигорошек должен появиться в самом драконе. И не один. У Панченко, кстати, был шанс. Но он этого даже не понял.

Сергей Кузьменко относится к этому протесту с плохо скрываемым раздражением, бросив на аппаратном совещании фразу о том, что некоторые из тех, кто не стал депутатом (имеется в виду Андрей Лаврусь, баллотировавшийся в 102-м округе и проигравший Олесю Довгому. — С.О.), пытаются приватизировать Майдан для давления на власть. Постоянно муссируется также мнение, что протестующих и летом, и сейчас немного, и они не отражают позиции жителей всей области или города.

Хорошо помню, когда начинался Майдан, на центральную площадь (тогда им. Кирова) в Кировограде выходило не больше, а порой и меньше людей. И разные должностные лица говорили то же самое. Но когда митингующих стало несколько тысяч, руководителя области Андрея Николаенко от публичной расправы спасла депутат городского совета Лариса Онул (тогдашняя власть маниакально пыталась уничтожить бизнес ее семьи да и ее саму), которая просто в микрофон начала читать "Отче наш", тем самым немного успокоив толпу.

Так что когда людей станет много, может быть поздно. Никакая броня не поможет…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно