"Пепел Клааса стучит в мое сердце". Как наказать виновных в трагедии малайзийского "Боинга"

17 июля, 2015, 22:03 Распечатать Выпуск №26, 17 июля-24 июля

Остается вопрос, как будет вести себя Россия в ситуации, когда результаты расследования трагедии рейса MH17 укажут на потенциальных виновных. Для России политическая расплата придет не через годы любого из судов, а после публикации официального отчета DSB, где будет четко сказано о месте пуска ракеты. 

 

17 июля исполнился год, как недалеко от Тореза был сбит Boeing-777 Malaysia Airlines, выполнявший рейс MH17 Амстердам—Куала-Лумпур. 

Основываясь  на перехватах разговоров боевиков, записи в "Вконтакте" Игоря Гиркина (Стрелкова), опросах свидетелей, видео из района катастрофы, снимках со спутников, журналисты и эксперты, проводившие многочисленные независимые расследования, пришли к выводу: причиной гибели 298 чел. была ракета класса "земля—воздух", выпущенная из ЗРК "Бук". 

Признают это и в Москве, хотя Следственный комитет России продолжает утверждать, что "Боинг" поразили ракетой "воздух—воздух" "нероссийского производства". На Западе и в Украине доказывают, что MH17 был сбит российской зенитно-ракетной установкой из Снежного, а в РФ настаивают, что это сделали с территории, подконтрольной украинскому правительству.

Для родственников жертв — немцев, голландцев, малайзийцев, австралийцев — важно, чтобы виновные в трагедии MH17 были не только установлены, но и понесли наказание: "Пепел Клааса стучит в мое сердце!". Это важно и нам, украинцам. Потому что самолет сбили над территорией Украины. Потому что Кремль обвиняет в этом украинских граждан. Потому что публика в России смеется и называет "гениальной" шутку Михаила Задорнова, "схохмившего": "Малайзийский "Боинг" упал потому, что был тяжелее воздуха"…

Но, по информации ZN.UA, проект отчета, подготовленный Советом безопасности Нидерландов (Dutch Safety Board, DSB) и разосланный представителям Малайзии, Украины, России, США, Великобритании и Австралии, не дает четкого ответа на вопрос "Кто сбил MH17?". 

Не будет его, скорее всего, и в окончательном варианте отчета, ожидаемом в октябре. Почему? Потому что это не входит в сферу компетенции голландского ведомства, занимающегося технической стороной расследования. Главная задача DSB — не искать виновных, а определить причины крушения самолета и установить, обеспечивались ли все меры безопасности рейса MH17. 

Впрочем, по информации ZN.UA, в предварительном отчете говорится о районе, из которого была выпущена ракета. Судя по всему, это и послужило основанием для источника CNN утверждать, что MH17 сбили "пророссийские повстанцы". По словам этого же источника, в документе содержится критика действий компании Malaysia Airlines, которая не учла предостережений, и ее самолеты продолжали летать над опасной зоной. 

Не исключено, что в докладе будут даны оценки и действиям Украины по обеспечению безопасности полетов. Украинские власти  не передвинули воздушный коридор для гражданской авиации и не подняли высоту полета. Но у Киева есть все шансы доказать, что он действовал в соответствии с правилами: ни в одном вооруженном конфликте, подобном войне на Востоке, небо полностью не перекрывалось. Тем более что украинские власти закрывали маршруты на тех высотах, где работала наша авиация.

Сбором доказательств для ответа на вопросы "Кто сбил MH17?" и "Кому принадлежит это оружие?" занимается Объединенная команда следователей (Joint Investigation Team, JIT), в которую входят представители пяти стран — Малайзии, Украины, Нидерландов, Бельгии и Австралии. Эта группа как раз и проводит уголовное расследование трагедии, его результат следует ожидать в конце 2015 г. — начале 2016 г. Напомним, что в Украине данная авиакатастрофа квалифицируется как террористический акт.

Поскольку участники JIT представляют национальные правоохранительные органы, ради беспристрастного процесса расследования и усиления его легитимности эти же пять стран решили обратиться в Совет Безопасности ООН с предложением создать Международный уголовный трибунал. 

По словам пресс-секретаря Генпрокуратуры Нидерландов Вим де Брюна, по итогам уголовного расследования причин крушения малайзийского "Боинга" могут быть выдвинуты обвинения в убийстве и военных преступлениях. "Мы не ожидали, что так далеко продвинемся (в расследовании. — Ред.)", — сказал В. де Брюн в интервью британской газете The Daily Telegraph.

Поэтому у всех пяти стран есть основания утверждать: это преступление представляет угрозу как гражданской авиации, так и международному миру и безопасности. А значит вопрос создания трибунала находится в сфере компетенции Совета Безопасности ООН.

В прошлом СБ ООН уже создавал Международные трибуналы — по бывшей Югославии (1993 г.) и Руанде (1994 г.). Они учреждались для судебного преследования лиц, ответственных за преступления против человечности, военные преступления, геноцид. 

"Пятерка" подготовила проект устава Международного трибунала и, по словам главы украинского внешнеполитического ведомства Павла Климкина, он уже передан на рассмотрение членами СБ ООН. "Достигнута договоренность, что на следующей неделе мы будем работать с проектом резолюции и проектом устава на министерском уровне", — сообщил глава МИДа Украины.

Для Киева, равно как и для других участников JIT, создание классического Международного трибунала решением СБ ООН означает не только максимальную легитимизацию механизма привлечения к ответственности. Это также накладывает и определенные обязательства на страны, входящие в Организацию Объединенных Наций. В том числе, и в вопросе выдачи граждан, виновных в трагедии. 

Россия — сегодня единственная страна, выступающая категорически против создания трибунала. Владимир Путин назвал предложения создать трибунал "преждевременными" и "контрпродуктивными". Представитель России в СБ ООН Виталий Чуркин считает, что предложение о создании Международного трибунала "далеко выходит за грани разумного", и оно бесперспективно. По его мнению, Совету Безопасности ООН в этом вопросе "нечего делать". При этом Москва постоянно обвиняет украинских военных в том, что это они сбили MH17. 

Аргументы российской дипломатии выглядят, мягко говоря, натянутыми. Например, замглавы российского МИДа Геннадий Гатилов заявил, что Россию в принципе не устраивает идея создания трибунала для уголовного преследования ответственных за сбитый Boeing-777, так как расследование данного инцидента еще не завершено, и прецедентов для создания подобных органов не было. 

Но история говорит об обратном: ни в одном случае на момент создания международного трибунала расследование не было завершено. И это логично, поскольку трибунал предусматривается как политически нейтральный инструмент, а его создание будет еще более проблематичным, когда следователи точно определят обвиняемых.

В свою очередь, В.Чуркин уверяет, что подобные инциденты с самолетами случались и ранее, но никаких международных трибуналов после этого не создавалось. Представитель России в СБ ООН также считает, что нельзя учитывать опыт трибуналов по войне в Югославии и геноциду в Руанде, это "скорее отпугивает". 

Наконец, россияне обвиняют страны, участвующие в JIT, что нет "чистоты расследования". Одновременно В.Чуркин заявляет, что российские эксперты отстранены от расследования катастрофы малайзийского лайнера.

Отношение Москвы к идее Международного трибунала говорит о том, что российская власть никогда не согласится на его создание. Хотя сама позиция россиян наводит международное сообщество только на одну мысль: на воре и шапка горит. Вопрос в том, какие шаги будет предпринимать Россия, чтобы не допустить создания трибунала. Исходя из "законов жанра", российская дипломатия может попытаться собрать большинство в СБ ООН, чтобы "торпедировать" предложение "пятерки". 

Если посмотреть на состав СБ ООН, то из 15 его постоянных и непостоянных членов семь — Ангола, Венесуэла, Китай, Нигерия, Россия, Руанда и Чад — страны, имеющие в своей истории либо драматические вооруженные конфликты, либо авторитарный стиль управления. На этом и играет российская дипломатия. Но если у нее не получится собрать большинство, тогда РФ будет вынуждена применить право вето. Так, как она уже сделала это в начале июля, когда заблокировала проект резолюции СБ ООН о признании массового убийства мусульман в Сребренице геноцидом.

Тогда десять членов Совета Безопасности ООН одобрили документ, предложенный Великобританией. Еще четыре страны — Китай, Нигерия, Ангола и Венесуэла — воздержались от голосования. Но глава российской делегации В.Чуркин заявил: принятие данного проекта резолюции контрпродуктивно и грозит обострением ситуации в Боснии и Герцеговине, поскольку в этой стране отсутствует консенсус по вопросу резни в Сребренице.

Вывод из истории с резолюцией по Сребренице может быть один: Россия боится уголовной ответственности своих граждан, принимавших участие в конфликтах на территории бывшей Югославии и, вполне вероятно, имеющих отношение к совершенным там преступлениям. Ведь тот же Игорь Гиркин воевал в начале 90-х на Балканах на стороне сербов.

18 семей, чьи родные погибли в результате катастрофы малайзийского "Боинга", уже подали иск против бывшего командира боевиков Игоря Гиркина на общую сумму 900 млн долл. в суд американского Чикаго. Как сообщает The Telegraph, в документе сказано, что И.Гиркин действовал "с благословения" Кремля, когда его подчиненные сбили самолет.

И мало кто верит в случайное совпадение, когда в июле Конституционный суд РФ объявил, что российское законодательство имеет приоритет над решениями Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Хотя интерпретация, как считают российские эксперты, будет касаться решений международных судов, а не только ЕСПЧ. В том числе и в вопросе выдачи российских граждан.

Применение Россией вето для блокирования создания Международного трибунала несет Кремлю очередные серьезные репутационные потери. Но что родственникам жертв из сбитого авиалайнера имиджевая дискредитация России, если на свободе люди, распорядившиеся тайно транспортировать "Бук" (не "макаров", не калашников и не белый грузовик с гранатами) на территорию другого государства, отдававшие приказ и нажимавшие на кнопки ЗРК? Да и что для Москвы репутация после аннексии Крыма и развязывания войны на Востоке, когда Кремль игнорирует международное право и создает для внутреннего потребителя параллельную реальность?

Поэтому и возникает вопрос: какими еще средствами страны, обратившиеся в СБ ООН с предложением создать Международный трибунал, могут добиться справедливости, если Россия воспользуется правом вето? Имеется ли у "пятерки" план "Б"?

История различных международных судебных инстанций демонстрирует: помимо классических трибуналов по бывшей Югославии и Руанде были еще и "гибридные" трибуналы, созданные на основе соглашений ООН и конкретного государства. Например, в 2007 г. ООН и Ливаном совместно был создан Специальный трибунал для установления виновных в убийстве бывшего ливанского премьер-министра Рафика Харири и привлечения их к уголовной ответственности. 

В 2003 г. был учрежден Чрезвычайный трибунал Камбоджи: основанный при поддержке ООН, он вел обвинительные дела в отношении четырех самых высокопоставленных руководителей "красных кхмеров". В
2002 г. появился Специальный суд по Сьерра-Леоне: он был создан совместно правительством этой западноафриканской страны и ООН для преследования в судебном порядке лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права и национального законодательства. 

Эти и другие международные суды имеют множество особенностей. Как отличаются между собой и авиакатастрофы. Например, когда в 1988 г. американским ракетным крейсером Vincennes был сбит над Персидским заливом иранский пассажирский самолет A300B2-203 авиакомпании Iran Air, Иран подал иск к США в Международный суд ООН с требованием компенсации ущерба и признания Соединенных Штатов виновными в нарушении конвенций о международных воздушных перевозках. В 1996 г. между Вашингтоном и Тегераном было подписано мировое соглашение, после чего дело было прекращено. 

Но история со сбитым иранским авиалайнером не может служить примером. Как отмечают юристы, там были иные обстоятельства. В частности, было понятно, кто сбивал пассажирский самолет. В отличие от ситуации с рейсом MH17, где надо найти виновных и доказать их вину. Суд же, в отличие от международного трибунала, не имеет следственных функций. 

Президент комитета Совета Европы по предотвращению пыток и бесчеловечного обращения Николай Гнатовский обратил внимание ZN.UA на два прецедента — Специальный трибунал по Ливану и процесс по "делу Локерби". 

Специальный трибунал по Ливану интересен тем, что рассматривает террористический акт: по мнению большинства юристов, теракты — это сфера национального уголовного права, а не международного. Кроме того, это был "гибридный" трибунал: Совет Безопасности ООН утвердил соглашение между ООН и Ливаном. Для Киева данный прецедент интересен еще и тем, что за убийством Рафика Харири стояли спецслужбы Сирии.

Что касается процесса по "делу Локерби", то для Украины и прочих стран, заинтересованных в беспристрастном расследовании, этот прецедент важен, поскольку речь идет о самолете. Напомним, что 21 декабря 1988 г. над шотландским городом Локерби с помощью взрывчатки семтекс был взорван Boeing-747-121 авиакомпании Pan American. Погибло 270 чел.

Следствие установило, что бомбу заложили два ливийца, сотрудника спецслужб Ливийской Джамахирии. После отказа Муамара Каддафи выдать подозреваемых СБ ООН ввел санкции против Ливии. В 1999 г. лидер Джамахирии согласился выдать сограждан при условии, что суд состоится на нейтральной территории. В результате суд проходил в Нидерландах, на территории бывшей американской военной базы Camp Zeist, но действовал по шотландским законам, т.е. в рамках национальной юрисдикции.

В ситуации, когда расследование трагедии рейса MH17 должно обязательно привести к судебному разбирательству, Россия будет всячески тормозить идею "гибридного" трибунала (создание которого она также может заблокировать) и подталкивать страны к варианту "национальный суд на нейтральной территории".  Кремлю это более выгодно, поскольку дает российской дипломатии больше возможностей для того, чтобы подвергать сомнению легитимность национального суда в деле по MH17 и дискредитировать его результаты. 

Остается вопрос, как будет вести себя Россия в ситуации, когда результаты расследования трагедии рейса MH17 укажут на потенциальных виновных. Какой из возможных вариантов — Международный трибунал, созданный по решению СБ ООН, "гибридный" трибунал или рассмотрение дела в национальных судах стран, имеющих юрисдикцию по данному делу (прежде всего Украины), — будет "по душе" Российской Федерации? Признает ли Кремль какой-либо из этих вариантов легитимным, а соответствующие судебные решения — подлежащими исполнению? Даже если они будут касаться российских граждан. 

Выбор за Кремлем. Но для России политическая расплата придет не через годы любого из судов, а после публикации официального отчета DSB, где будет четко сказано о месте пуска ракеты. 

 

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • spragly spragly 19 липня, 01:42 Справа безперспективна. Росія скаже "чому не закрили повітряний коридор, знали ж що там наше ПВО ?" "А може не знали?" "Тоді самі й винні - хто ж з такою розвідкою воює. Не можеш воювати - здавайся". Кагебешний прогресор Лєбєдєв в "Новой Газєтє" так і ставить крапки над і. А чому ж тоді сама Росія не оголосила війну відкрито, мовляв, може й здалися б? А тому що головна мета Росії не прийняти здачу "вічно-зрадливих хохлів мазепинців", а знищити живу українську силу. Війна Росії потрібна - без війни як це зробиш ? Рускій - це ведмідь, а він в берлозі завжди один. Донька Сатани жила в Нідерландах. І Сатана віддячив. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно