Новый избирательный кодекс — шаткий мостик в будущее?

17 февраля, 22:52 Распечатать Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля

Святослав Вакарчук призвал президента и парламент как можно быстрее — до выборов президента — принять Избирательный кодекс Украины.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

В наличии этого кодекса он усматривает возможность "попасть в парламент политикам нового качества, тем самым людям будущего: у них нет больших ресурсов, но есть честное имя, профессионализм, четкая идеология и железные принципы". Вакарчук уверен, что "новый избирательный закон действительно станет антидотом — от коррупции, от токсина старой политической культуры". Ценя добрые намерения, должен признать, что жесткая реальность вносит свои коррективы в благородные планы. На основании взятого за основу Избирательного кодекса "построить мост между прошлым и будущим" будет достаточно сложно.

Что на сегодняшний день известно об Избирательном кодексе, главной фишкой которого является внедрение кроме пропорциональных выборов по партийным спискам в общегосударственном округе еще и выборов по региональным спискам партий? В парламентских кругах скептически воспринимали идею принятия Избирательного кодекса. Но при голосовании за него 7 ноября 2017 г. на табло неожиданно для всех высветилась цифра 226. Считалось, что, скорее всего, у проекта кодекса нет никаких перспектив быть окончательно принятым. Но в профильном комитете парламента были обработаны свыше четырех с половиной тысяч предложений к законопроекту, и в конце декабря 2018-го председатель рабочей группы депутат Александр Черненко заявил о завершении работы. Он прогнозировал, что рассмотрение проекта Избирательного кодекса в сессионном зале может занять до трех пленарных недель. Глава ЦИК в январе с.г. предупредила, что попытка "запустить" Избирательный кодекс с лета будет проявлением безответственности парламентариев, поскольку его реализация требует выполнения всеми субъектами избирательного процесса многих специфических подготовительных действий, без чего надлежащих образом провести выборы невозможно. Понятно, что сейчас политических интересантов волнует уровень реальности перспективы принятия парламентом Избирательного кодекса в ближайшее время. Введение его в действие можно предсказать и с 1 января следующего года.

Поскольку обычные граждане являются избирателями, пусть и в роли потенциальной добычи партий — соискателей голосов электората, важно обратить прежде всего их внимание на отдельные аспекты содержания проекта Избирательного кодекса, освещающие "целевые установки" его авторов.

Саму идею кодификации избирательного законодательства мы должны приветствовать: девять лет назад Юрий Ключковский уже презентовал в парламенте  подготовленный им проект Избирательного кодекса. За это время в сфере избирательного права произошли значительные изменения, но идея принятия кодекса осталась продуктивной. 

Содержание Избирательного кодекса, взятого за основу, имеет ряд существенных недостатков, которые, оставаясь в тексте, делают его неприемлемым. Одна из основных проблем — предлагаемая избирательная система сохраняет ситуацию оторванности народного депутата от избирателей из-за отсутствия у них возможности влиять на формирование персонального состава парламента при деперсонифицированном голосовании избирателей: голосование происходит одним бюллетенем за избирательный список партии и только за одного из кандидатов из этого списка. Граждане — не члены партий, да и рядовые члены партий, лишены возможности участвовать в формировании партийных списков: Конституция не устанавливает таких исключений. Неприемлемым является распределение депутатских мандатов по системе т.н. закрытых партийных списков в порядке определенной вышестоящим органом партии очередности кандидатов путем перераспределения в общем списке мандатов, не распределенных в избирательных регионах. Депутатский мандат при этой системе может получить кандидат, в поддержку которого в регионе не будет отдан ни один голос. Совершенно странная ситуация может сложиться по кодексу, если кандидат в депутаты наберет в региональном округе наибольшее количество голосов и не получит мандат, если будет находиться в списке партии, которая не преодолеет проходной барьер. Итак, проект Избирательного кодекса предлагает избирательную систему, которая сохраняет — лишь камуфлируя — действующее положение вещей: неконституционный пропорциональный неперсонифицированный механизм формирования состава парламента. И в этом есть известная логика. Так, начиная с третьего созыва парламента, произошла целенаправленная эволюция последовательного ограничения избирательных прав граждан, которые по Конституции являются "единственным источником власти". Политические партии, которые начинали как реальные социальные действующие лица и демонстрировали готовность осуществлять представительство интересов граждан, стали представителями власти в отношениях с гражданским обществом.

Парламентские партии "законно" (принимая соответствующие законы) узурпировали власть — прежде всего в части определения выборов по системе "закрытых партийных списков". Механизмы непосредственной реализации гражданами избирательных прав, а именно: самовыдвижение кандидатом в депутаты, выдвижение кандидатов в депутаты, прямое голосование за кандидатов в депутаты, участие в избирательных комиссиях и т.п., — практически отсутствуют или ограничены из-за игнорирования конституционных принципов "равного и прямого избирательного права" (ст. 71, 76 Конституции). Партии приобрели выразительные черты шумпетеровских "конкурирующих команд лидеров", которые вне политических институтов теряют даже признаки партии. Появились "партии власти", олицетворяющие правящий класс и осуществляющие политический патронат с неограниченным коррупционным потенциалом.

Народная демократия уже не является контрапунктом систем выборов в парламент — ни действующей, ни предлагаемой в проекте Избирательного кодекса. 

Парламентские партии никогда не испытывали финансовых затруднений. В последние годы им гарантировано бюджетное финансирование, чем усилены их преимущества над внепарламентскими субъектами политического процесса. При этом правящие партии имеют неограниченные организационные и властные ресурсы, обусловленные их непосредственным участием в формировании органов государственной власти. Естественно, что правящие (и не только) парламентские партии хотят продолжить свое пребывание в таком качестве. В их распоряжении — ряд средств достижения такой цели, в частности: они с другими парламентскими партиями формируют Центральную избирательную комиссию, их представительство в участковых и окружных избирательных комиссиях гарантировано законом. Но самым действенным инструментом все же остается возможность определения парламентскими партиями порядка и условий проведения выборов в Верховную Раду Украины, чем партии все время и пользуются. Кстати, пропорциональная избирательная система не является такой, что неприемлема по определению. Например, германский Бундестаг избирается по пропорциональной избирательной системе, которая обеспечивает персонифицированное избрание депутатов. 

На фоне неуклюжих маневров вокруг избирательной системы, демонстрирующих стремление улучшить то, от чего давно надо отказаться, заслуживает внимания общества и парламентеров проект закона "О выборах в Верховную Раду Украины (по персонифицированной пропорциональной избирательной системе)", с которым Ассоциация народных депутатов Украины обратилась к президенту и Верховной Раде Украины. Характерные особенности предлагаемой избирательной системы: выборы 450 народных депутатов проходят в едином общегосударственном округе и в 300 местных округах; кандидатов выдвигают политические партии, блоки партий, общественные коалиции (отдельные общественные организации и граждане), а также путем самовыдвижения (независимые кандидаты). Каждый кандидат должен баллотироваться одновременно в общегосударственном округе и в одном из местных округов. Избиратель голосует двумя бюллетенями: одним в общегосударственном округе за партию и т.п., вторым — за конкретного кандидата в соответствующем округе. Общий результат выборов определяется по результатам голосования в общегосударственном округе по системе пропорционального представительства. Главное, что персональное голосование состоится при этой системе за каждого кандидата, получившего мандат. 

За полгода до начала очередных парламентских выборов действующий парламент имеет в своем политическом и нормативном арсенале несколько возможностей. Даже если Избирательный кодекс будет принят, что не исключено, парламент не может не учесть позицию ЦИК. Скорее всего, выборы состоятся по действующему избирательному закону при всей его очевидной антиконституционности. 

Парламентариям не помешает обратить внимание на проблему, которую им по силам решить. 13 февраля 2019 г. ЦИК утвердила перечень тридцати округов, в которых выборы президента Украины 31 марта 2019 г. не будут проводиться. Высока вероятность того, что и выборы народных депутатов 27 октября в этих округах тоже не состоятся. 

Обратите внимание на конституционное предписание части первой ст. 76 Конституции: "Конституционный состав Верховной Рады Украины — четыреста пятьдесят народных депутатов Украины". В парламенте при любых обстоятельствах должно быть 450 депутатов. А значит, чтобы обеспечить формирование парламента в конституционно определенном количестве народных депутатов, парламентарии должны внести необходимые изменения в избирательный закон. В законе необходимо установить механизм временного изменения пропорции распределения мандатов: 255 распределяются по пропорциональной системе между партиями и 195 — по мажоритарным округам. 30 мандатов могут быть включены в число тех, которые распределяются пропорционально между всеми партиями, преодолевшими избирательный барьер. В любом случае эта проблема на следующих парламентских выборах должна быть решена.

Парламентские партии присутствуют в обществе только для вида. Это не может не вызывать все большего отстранения граждан от политических партий и официальной политики, которая больше не воспринимается ими как часть их собственного мира. Не потому ли даже действующий президент не видит политического смысла баллотироваться на следующий срок от партии, которая носит не только его фамилию, но и имя. Традиционную политику уже мало кто считает делом граждан и в целом гражданского общества. Она негласно превратилась в сферу интересов профессиональных политиков, тогда как значительная часть граждан создала свое — фейсбучное — политическое пространство. Чем дальше, тем все больше и больше свидетельств формирования новой формы демократии (которая лишена ее определяющей составляющей) — демократии без демоса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно