Новый год — новая антикоррупционная битва

15 января, 09:48 Распечатать Выпуск №1, 13 января-19 января

Никто не обещал украинцам легкого прогресса в антикоррупционной борьбе.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Миновал четвертый год после смены руководства государства, на протяжении которого происходили очередные попытки реформировать страну. 

Среди всех сфер отличалась борьба с коррупцией. Осенью 2017-го соцопрос показал, что это явление беспокоит украинцев даже больше, чем война в Донбассе. Хоть это и несравнимые вещи, однако тенденция довольно показательная. Граждан действительно беспокоит повальная коррумпированность всех ветвей власти, а значит они ожидают создания действенных механизмов борьбы с проблемой глобального характера. 

И нельзя сказать, что в Украине нет для этого законодательной базы. Дело, скорее, в применении законов, чем в их слабости. Международные эксперты признают прогресс в принятии передовых нормативно-правовых актов, которыми введены прогрессивные преобразования. К слову, под занавес работы парламента предыдущего созыва было принято несколько законодательных актов, которые выстроили новую антикоррупционную архитектуру. В октябре 2014 г. народные депутаты проголосовали за Закон "О предотвращении коррупции", и он заложил фундамент для дальнейших изменений — создания Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, ввел е-декларирование и дал возможность урегулировать создание института изобличителей.

Кроме этого, в тот же день — 14 октября 2014 г. — депутаты проголосовали за Закон "О Национальном антикоррупционном бюро Украины" и Закон "О прокуратуре". Когда сегодня мы вспоминаем события трехлетней давности, складывается впечатление, что парламентарии не совсем понимали, какие проблемы себе своими же руками создают. После принятия упомянутых законов неожиданно для должностных лиц дуэтом заработали НАБУ и САП, результатом чего стали резонансные расследования в отношении главы ГФС Романа Насирова, нардепов Максима Полякова и Борислава Розенблата, заместителя министра юстиции Наталии Бернацкой (Севостьяновой), должностных лиц Государственной миграционной службы.

В этом году нас ожидает продолжение эпопеи попыток разрушить институционную состоятельность детективов НАБУ расследовать высокопоставленную коррупцию. Высшему политическому руководству государства уже недостаточно рычагов влияния на САП, через которую иногда процессуально тормозились расследования подчиненных Артема Сытника. Как говорится, аппетит приходит во время еды. Эта мудрость подтверждается, когда речь идет о коррупционных кормушках, расставленных во всех сферах экономики — от распределения средств в области энергетики и до закупок для нужд Вооруженных сил Украины. 

Под занавес 2017-го максимально ускорилась конкурсная комиссия по избранию руководства Государственного бюро расследований. Полтора года подковерных торгов вынесли на волне успеха никому не известного экс-прокурора Романа Трубу. Ниоткуда — и сразу на должность главы ГБР. Напомним, именно этот орган имеет процессуальные полномочия начинать уголовное производство относительно преступлений руководителей НАБУ и САП. Но эту "возможность" можно отложить на период не раньше, чем на конец 2018-го или даже начало 2019-го. Скорее всего, этот правоохранительный орган просто не успеют сформировать.

Игры вокруг создания антикоррупционного суда надоели не только гражданам, но и международным партнерам. "Наперсточники" с Банковой что только ни придумывали, чтобы затянуть процесс запуска этого учреждения. Сначала проигнорировали предложения общественности. Затем, в ответ на законопроект №6011 (авторы — Соболев, Сыроид, Найем, Лещенко, Залищук, Крулько), народный депутат от БПП Сергей Алексеев представил законопроект по созданию антикоррупционных палат в действующих судах. Позже, на форуме Yalta European Strategy в середине сентября 2017-го, президент Порошенко заявил, что антикоррупционные суды существуют разве что в Уганде и Кении. После этого оба законопроекта — №6011 и №6529 — отправили в Венецианскую комиссию. Эксперты этого учреждения оперативно рассмотрели и рекомендовали принять за основу документ, подготовленный группой депутатов-еврооптимистов. 

Так что у президента не было другого выхода, как взять инициативу по созданию антикоррупционного суда на себя. Тем более что это прямо предусмотрено Конституцией Украины. Оба депутатских законопроекта отозвали, Порошенко представил свой. Но и тут не обошлось без манипуляций со стороны Банковой. 

Во-первых, в рабочую группу по разработке документа пригласили непрофильных экспертов. Во-вторых, проигнорировали требования общественности и рекомендации Венецианской комиссии. В результате документ отвечает исключительно видению команды Порошенко, а не объективным обстоятельствам, которые помогут побороть коррупцию. 

Последним предновогодним аккордом стала реорганизация ряда судов. Порошенко ликвидировал сразу 117 районных судов, создав вместо этого 50 окружных. В этот перечень попали и столичные учреждения, среди них — Соломенский районный суд Киева, где рассматривались дела, которые расследовали детективы НАБУ. 

Все перечисленные выше шаги были спланированы на Банковой и направлены лишь на одно — затянуть процесс создания соответствующего судебного учреждения. Мы уже объясняли, в каком антикоррупционном цугцванге оказался Петр Порошенко. И можно смело утверждать, что он будет избегать возможности сделать ход конем, который существенно ухудшит его положение. 

Промедление — идеальный выбор для гаранта Конституции, ведь никто из его команды не желает стать реальным объектом расследований со стороны НАБУ. Тем более в случае создания независимого антикоррупционного суда, в котором расследование может завершиться реальным приговором. Ведь тогда рейтинг Порошенко полетит под откос как раз перед следующими президентскими гонками. Это слишком опасно, когда по последним соцопросам Петра Алексеевича от конкурентов отделяют две статистические погрешности.

Спрогнозируем, какие события в этом году станут центральными, и что в результате получат украинцы от антикоррупционного прогресса.

Ожидания 2018 г.

Нет сомнений, что главным событием станет борьба за принятие закона "Об антикоррупционном суде". На каких условиях, в какие сроки, какова подсудность, кто будет в конкурсной комиссии по отбору судей — все эти вопросы окончательно не урегулированы. Общественность уже высказала свое недовольство представленным президентом законопроектом. Консенсуса между провластными чинами и экспертной средой нет, поэтому нас ожидает не один интеллектуальный баттл в телеэфирах и на полосах СМИ.

Тем временем граждане уже заждались приговоров по делам топ-коррупционеров. И, очевидно, команда Порошенко и в дальнейшем будет медлить с созданием этого суда, надеясь на свой вкус реализовать эти планы уже после следующих президентских выборов.

Вторым важным событием станет запуск Государственного бюро расследований — сверхмощного правоохранительного органа, который после назначения сотрудников примет на себя следственные функции от Генеральной прокуратуры Украины. По состоянию на январь избрали руководство ГБР (директора и двух заместителей), а также определили структуру органа. Под конец 2017 г. народный депутат Мустафа Найем представил разработанный с экспертами законопроект, который после принятия оптимизирует работу бюро.

Третье, на чем сосредоточатся (каждый по-своему) как представители власти, так и представители гражданского общества, — это независимость Национального антикоррупционного бюро Украины. На протяжении 2017 г. провластная верхушка прилагала все усилия, чтобы остановить антикоррупционный прогресс НАБУ в резонансных расследованиях: настойчиво пыталась делегировать в состав комиссии по аудиту НАБУ "уполномоченных" представителей для вынесения негативного вывода, что стало бы основанием для увольнения директора бюро Артема Сытника; пыталась законодательно "успокоить" НАБУ, создав потенциальные преграды для его деятельности.

Четвертым событием, по мнению многих экспертов, должно было бы стать желательное переформатирование единственного органа превенции коррупции — Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Однако даже при полной поддержке общественности и международных партнеров этот процесс маловероятен. Можно с уверенностью констатировать, что кураторы от администрации президента полностью взяли агентство под контроль. А следовательно, добровольно никто не пойдет на переформатирование НАПК. Тем более, когда агентство уже в полном составе (избраны пять членов) и может начать проверки е-деклараций представителей антикоррупционных общественных организаций, которые с 1 января обязаны подавать данные в реестр на уровне с чиновниками. 

При этом мало кого волнует тот факт, что из более миллиона представленных годовых е-деклараций проверены лишь около сотни. Вся антикоррупционная артиллерия команды Корчак будет нацелена на критиков команды Порошенко, который мечтает о втором президентском сроке. И тут ключевыми целями, очевидно, станут представители гражданского общества, поскольку. они больше всего критикуют Банковую за отсутствие антикоррупционного прогресса.

И последнее в списке того, что хотелось бы увидеть в текущем году, — это создание Службы финансовых расследований. СФР возьмет под свое крыло ряд экономических преступлений, которые сейчас расследуют другие органы. Служба финансовых расследований в своей деятельности будет полагаться больше на аналитическую составную часть, чем на силовые методы. Это сверхважный элемент в общей структуре формирования четкой антикоррупционной политики и свободных от злоупотребления правоохранительных органов.

Contra spem spero

Безусловно, важно надеяться на положительное развитие событий, даже если надежда уже фактически угасла. Хотя, возможно, следует объединить усилия и попробовать сдвинуть этот нефилософский камень. К сожалению, общее видение и слаженные действия общественность демонстрирует лишь относительно создания антикоррупционного суда и защиты НАБУ от нападок со стороны представителей воли высшего политического руководства государства. 

Что же касается потенциального запуска ГБР, то события вокруг него не были такими интересными, более того, отдельные общественные активисты открыто сомневались в создании этого правоохранительного органа. Лишь одиночные публикации освещали непрозрачный процесс отбора руководства ГБР. Как следствие, общественность оказалась в роли догоняющих, что фиксирует текущее состояние дел, а не создает свою адженду. 

Хотя конкурсная комиссия по избранию руководства ГБР состояла фактически из представителей БПП и "Народного фронта", под занавес этого процесса общими усилиями все же удалось спутать карты команде президента. Речь идет о скандале, возникшем после публикации экс-сотрудницей НАПК Анной Соломатиной информации о "кураторе с Банковой" Алексее Горащенкове, который от лица Петра Алексеевича контролировал агентство. В результате Горащенков пролетел мимо руководящей должности в бюро, что позволило его возглавить персоне с более или менее нейтральным репутационным шлейфом.

Ситуация с НАПК — замечательная иллюстрация того, как из более или менее паритетного состояния провластные силы сумели выжать максимум. Конкурсную комиссию по избранию членов агентства переформатировали, независимые члены НАПК покинули свои должности, Банковая завела вместо них никому не известных, но лояльных к себе людей. Это было похоже на футбольный матч, в котором за основные 90 минут не забили ни одного мяча, а в дополнительное время пропустили сразу несколько голов. Непонятно, как общественность собирается отыгрываться в ответном матче, который состоится уже в этом году.

Вопрос создания Службы финансовых расследований интересует такое мизерное количество представителей общественности, что нет сомнений в реализации задумок Банковой. Это даже не повторение сценария знаменитого матча Аргентина—Ямайка на чемпионате мира 1998 г., где команда Габриэля Батистуты победила со счетом 5:0. Это станет разгромом в одностороннем порядке, будто испанская "Барселона" приехала на показательный матч с белоцерковской командой "Рось".

В конце концов, никто, кроме лживых политиков, не обещал украинцам легкого прогресса в антикоррупционной борьбе. Все зависит как от актуализации проблем представителями экспертной среды, так и от общей поддержки населением расследований НАБУ и требований создать антикоррупционный суд. Опыт Румынии показал, что только многочисленные митинги способны продемонстрировать власти, кто является настоящим источником власти в стране. И мы, украинцы, на это способны. Надо лишь отойти от постновогоднего синдрома и взяться за дело.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Архангельский Юрий Архангельский Юрий 15 січня, 22:14 «кроме лживых политиков, не обещал украинцам легкого прогресса в антикоррупционной борьбе». Борьба с «тенью» легка только с солнечной тенью – зайти в дом. Лучше бороться с законной тенью – олигархами путём национализации крупных предприятий. Тогда миллиарды пойдут не от-дельным товарищам, а в бюджет, т. е. всем. Се ля ви! согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно