Не только ковид и Россия: чего украинцы боятся в будущем

16 ноября, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

«Деминициативы» заглянули в «окно в мир» и сравнили, насколько мы отличаемся от ближних и дальних соседей

Страх не стоит брать за ориентир для будущего страны. Но понимание угроз может сработать как «защита от дурака».

Традиционно к 24 августа Фонд «Демократические инициативы» проводит большое исследование, посвященное достижениям и потерям за годы новейшей государственности. Однако в 30-ю годовщину провозглашения независимости важно не только смотреть в «зеркало» общественного мнения, чтобы увидеть свои внутренние преимущества и недостатки. Крайне важно заглянуть в «окно в мир» и сравнить, насколько мы похожи или отличаемся от ближних и дальних соседей, разделяем ли их чаяния и тревоги по поводу будущего.

Так что в этом году мы решили провести эксперимент: спросить у соотечественников, какие угрозы для Украины они видят в следующие десять лет.

В основе нашего эксперимента было несколько рассуждений.

Во-первых, опыт предыдущих 30 лет научил тому, что не следует пренебрегать взглядом за горизонт. Угрозы, которые 15–20 лет назад большинству казались призрачными (как, например, российская агрессия) или даже фантастическими (всемирная пандемия), едва не разрушили государство. В то время как навязываемые страхи (языковая и межэтническая вражда) лишь отвлекали внимание и усилия от более важных вопросов.

Во-вторых, нас подстегивало стремление сравнить настроения в украинском обществе с общественным мнением в других странах. В частности, мы обратили внимание на регулярные исследования настроений в разных уголках мира, которые проводит американский Pew Research Center. Хотя американские коллеги проводят опросы о текущих угрозах (в 2018 и 2020 гг.), а наши вопросы — о будущем, мы включили в список проблемы, которые точно не утратят актуальности в среднесрочной перспективе.

В-третьих, мы надеемся, что результаты этого исследования и сравнения Украины с другими странами, с нашими партнерами и врагами, родственными и далекими обществами позволит и гражданам, и политикам благоразумнее распорядиться временем и ограниченными ресурсами, чтобы встретить 40-ю годовщину независимости более развитыми и в более безопасном международном окружении.

Ковид, климат, энергетическая зависимость

Именно такова очередность угроз будущего, вызывающих обеспокоенность у наибольшего количества наших соотечественников. И в этом мы весьма похожи на западные общества. Например, согласно опросу Pew летом 2020-го, 78% американцев также считали распространение инфекционных заболеваний наиболее актуальной угрозой. Аналогичное отношение продемонстрировали и жители Франции (74%) и Испании (78%).

Мы считаем, что это можно объяснить потрясением, которое переживает наше общество в результате столкновения с опасным и слабо прогнозируемым коронавирусом. Можем даже предположить, что этот шок будет иметь не меньшее влияние, нежели агрессия России в 2014 году. Тогда многие жители южных и восточных регионов пережили настоящий мировоззренческий кризис, а кто-то не нашел из него выхода до сих пор.

Теперь люди вновь оказались один на один с множеством проблем, обусловленных эпидемией, карантинными ограничениями, вакцинационной кампанией. Вероятно, этот кризис приведет к еще одной полной политической перезагрузке на ближайших президентских и парламентских выборах. Ковид уже привел к власти в Германии и Норвегии левоцентристов, создал интригу на выборах в Венгрии и Франции. Не стоит надеяться, что это минует украинские власти.

Однако в целом для европейцев все же более угрожающим выглядит глобальное потепление. И прежде всего — для жителей европейского юга: по 83% респондентов в Италии, Испании и Франции отметили изменение климата как наиболее важное. Хотя в целом в Украине доля респондентов, опасающихся долгосрочного негативного влияния климатических изменений, меньше (74%), однако украинцы из западных (79%) и южных (84%) областей упоминают об этих последствиях не реже, чем жители Апеннинского или Пиренейского полуостровов.

Можно предположить, что последствия глобальных изменений климата граждане будут ощущать с каждым годом все острее. А это значит, что свободная пока ниша «зеленых» движений будет становиться привлекательной как для нынешних, так и для новых политических проектов и лидеров. Учитывая, что богатые украинцы являются одновременно владельцами крупнейших промышленных загрязнителей, защищенных цепочками офшорных компаний, новые «зеленые» будут выглядеть убедительнее как сторонники высокого налогообложения и борцы с офшорными схемами.

Трудно сказать, отличаемся ли мы от западных обществ в вопросе энергетической зависимости. Указанную проблему как значимую в будущем назвали 70% украинцев. В Европе этот вопрос рассматривается в основном в контексте политических действий, призванных замедлить изменение климата и отказаться от традиционных энергоносителей (угля, нефти, природного газа).

В апреле 2021-го, согласно опросу «Евробарометра», 70% европейцев согласились с тезисом, что уменьшение импорта ископаемых видов топлива положительно повлияет на состояние энергетической безопасности и экономическую стабильность ЕС. Это серьезный сигнал для всех европейских политиков, вне зависимости от того, как они оценивают роль России в энергообеспечении Европы. И это хорошие новости для украинских дипломатов, не устающих напоминать о губительности российского энергетического влияния.

Но будут ли украинские политики столь же чувствительны к обеспокоенности своих избирателей, как и их европейские коллеги? Скажем наверняка лишь одно: политическая сила или лидер, предложившие четкий и реалистичный план полного замещения российских энергоносителей, получат стабильную общественную поддержку в течение 2–3 следующих избирательных циклов.

Между США и Россией. Китай в тени

В 2018 году американские социологи поинтересовались у респондентов из 26 стран, воспринимают ли они рост влияния и власти США, России и Китая как угрозу. Хотя с тех пор в Америке сменился президент, сравнение результатов тогдашнего и нашего опросов дает определенную пищу для размышлений.

Итак, около двух третей наших соотечественников видят проблему в возрастании сил и Вашингтона (65%), и Москвы (62%). Ожидаемо также, что респонденты из западных областей чаще упоминают Россию, а из южных — США как проблему для будущего Украины. Однако интересно другое: два из трех респондентов, опасающихся влияния США, точно так же не в восторге от сильной России. И больше всего таких людей среди тех, кто не хочет присоединяться ни к ЕС, ни к Таможенному союзу.

Поскольку мы спрашивали людей о видении на следующие десять лет, международная ситуация должна поменяться действительно кардинально, чтобы мнение о США или России изменилось к лучшему. Между тем у нас преобладают настроения как в стране, находящейся в осаде и не имеющей реально надежных союзников. Это еще не стремление к изоляции и отмежеванию от внешнего мира, но довольно благоприятные условия для популистов, которые будут заигрывать с чувством обиды на внешний мир, указывать на «внешних врагов» как «причину» неудач в сфере политики, экономики и безопасности.

Ставя на один уровень «диктат Европы», «вашингтонский обком» и «руку Кремля», проповедуя «жесткий» или «прагматичный» разговор с крупными государствами, национальные лидеры будут получать аплодисменты и голоса, но при этом терять шансы для всей страны. Не исключено, что ближе к 2024 году мы можем увидеть украинский вариант то ли Орбана, то ли Эрдогана.

Однако шансы на нормальные отношения с развитой Европой нам необходимы, поскольку две трети украинцев все же осознают угрозу и экономического упадка, и новых глобальных экономических кризисов (по 64% опрошенных). Мы уже неоднократно могли убедиться на собственном опыте, что расчет на свои силы оправдан лишь тогда, когда стопроцентно не ожидаешь удара в спину.

Два слова о Китае. Украинцы опасаются его сил и влияния в будущем в большей степени (47%), чем жители развитых европейских стран, таких как Франция (40%), Германия (33%), Нидерланды (25%). И гораздо больше, чем там, где Китай отметился серьезными инвестициями и ссудами, как, например, в Греции (38%) или Венгрии (22%). Можем лишь предположить, что оценка Китая украинцами будет во многом зависеть от поведения самого Бейцзина: навязывание неравноправных и невыгодных условий или контрактов закроет путь китайскому мягкому влиянию.

Опасности «серой зоны»

Наконец перейдем к угрозам, сопровождающим страны, которые долго не могут вырваться из круга бедности, коррупции, плохой демографии, слабых внутренних стимулов для развития и чрезмерной зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры.

Как бы то ни было, граждане не верят, что Украине грозит распад (57% называют это крайне- или просто маловероятной угрозой) и уничтожение демократии (50%). Это и радует, и настораживает. С одной стороны, война с Россией сплотила общество, изгнание Януковича подтвердило веру украинцев в демократию. Однако усталость от экономической стагнации и склонность голосовать за популистов оставляет страну уязвимой перед новыми политическими потрясениями.

Украинцам не свойственна навязчивая ксенофобия: большинство не видит таких угроз как международный терроризм (52%) или приток мигрантов из Азии и Африки (57%). Эти вопросы уже давно на национальной повестке дня развитых европейских государств, а ксенофобские партии заседают в парламентах Германии, Италии, Франции и Испании, правящие элиты в Венгрии и Польше заигрывают с такого рода лозунгами и политиками. Но для нас еще долго большей угрозой будет не иммиграция чужаков, а эмиграция мозгов и рабочих рук.

Из новых угроз украинцы в большей степени озабочены кибератаками со стороны других стран (51% верит в такую угрозу), а из «старых» — техногенными катастрофами (57%). Эти угрозы тесно взаимосвязаны и должны быть в числе приоритетов планирования и координационной работы Совета национальной безопасности и обороны. Важнее же всего то, что забота об их устранении вряд ли принесет голоса или рост рейтинга. Но их превращение в реальные проблемы может похоронить не одно правительство и не одного президента.

И наконец о России. Сегодня многие из нас (41%) верят, что распад России и связанная с этим процессом нестабильность на восточных границах возможны в следующее десятилетие. Однако другие (44%) не слишком на это надеются. Интересно, что несколько чаще о возможности распада России упоминают сторонники европейской и евроатлантической интеграции Украины. Для них страна-агрессор — еще и символ упадка и отсталости, утраты дорогих человеческих и материальных ресурсов во имя ложных ценностей и целей. Поэтому лозунг «Прочь от Москвы!», общественное требование к политикам прекратить какие-либо контакты с опасным и внутренне слабым соседним государством будет становиться все более важным фактором политического выбора. Возможно, даже более весомым, чем требование найти мирный, компромиссный выход из вооруженного конфликта для возвращения утраченных территорий.

Больше статей Петра Бурковского читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК