Не словесами, но делами

28 апреля, 2016, 22:02 Распечатать Выпуск №16, 28 апреля-13 мая

Запрет деятельности Меджлиса крымскотатарского народа не произвел эффект разорвавшейся бомбы. К этому все шло, и мало у кого из жителей Крыма и сопереживающее-наблюдающих за процессами в Крыму с материка были иллюзии, что опереточный суд на оккупированном полуострове и его постановщик явят миру правосудное решение. Особенно после того, как, подстилая доказательную соломку "суду", Меджлис внесли в список экстремистских организаций — как бы в ответ на прозвучавшие в этот раз превентивно остерегающие заявления международных организаций и США.

 

 

 

Запрет деятельности Меджлиса крымскотатарского народа не произвел эффект разорвавшейся бомбы. К этому все шло, и мало у кого из жителей Крыма и сопереживающее-наблюдающих за процессами в Крыму с материка были иллюзии, что опереточный суд на оккупированном полуострове и его постановщик явят миру правосудное решение. Особенно после того, как, подстилая доказательную соломку "суду", Меджлис внесли в список экстремистских организаций — как бы в ответ на прозвучавшие в этот раз превентивно остерегающие заявления международных организаций и США. 

Тем не менее последствия именно этого решения оккупационного режима, который надлежит считать следующей ступенькой репрессивной политики Кремля, могут принести гораздо больше пострадавших среди мирного населения и разрушений в мирке самозащиты, который выстроили граждане Украины в Крыму в надежде пережить навалу, чем кажется тем, кто сегодня дежурно высказывает озабоченность. В целевой группе риска — не менее 2 500 крымских татар, среди которых: члены Милли Меджлиса и делегаты Курултая крымскотатарского народа, их избравшие, члены местных меджлисов и всех структур, ими созданных, и общественных организаций, ими поддерживаемых. Далее — семьи и родственники, друзья, партнеры по бизнесу и соседи…Наблюдая за практикой действий российских спецслужб в Крыму, можно прогнозировать, что члены меджлисов — это "снежка", которую методично будут превращать в огромный ком. И это нетрудно будет сделать, ведь запрет деятельности Меджлиса также предполагает и запрет его пропаганды (в российских реалиях это равнозначно запрету упоминания в СМИ, т.е. преданию забвению), а под деятельность и незаконные собрания можно подвести даже дува (молебен) в доме. Учитывая отработанную (вплоть до вынесения обвинительных приговоров) практику привлечения жителей Крыма к уголовной ответственности за участие в событиях до аннексии полуострова и даже не на территории полуострова, в группу риска попадают и те крымские татары, кто когда-либо был членом меджлиса и участвовал в каких-либо акциях неповиновения. Буйной фантазии у поклонских для обоснования "обвинения" хватит на многое, а отсутствие в кране воды, памятуя о "водной блокаде", обретет нового виновника. Кто сомневается — почитайте перлы из речи "прокурора" Поклонской, например: "Уважаемый суд, сегодня мы строим мир, в котором каждому крымчанину будет жить безопасно и радостно, где будут цвести розы и расти виноград. Меджлис всеми силами пытается этому воспрепятствовать. Зачем же нам нужен этот меджлис?".

Очевидно также, что масштаб трагических последствий от запрета деятельности Меджлиса напрямую зависит от того, насколько адекватно смогут оценить происходящее международные институты, власть Украины и лидеры Меджлиса и крымскотатарских организаций на украинском материке. И не только оценить, но и адекватно противодействовать, признав при этом, что все предыдущие тактики и меры оказались малоэффективными, а инструменты воздействия на агрессора — устаревшими. 

Сегодня важно понимать, что решение оккупантов запретить деятельность Меджлиса, не равнозначно подобным запретам и объявлением экстремистскими и террористическими "Правого сектора" и Хизб ут-Тахрир. Хотя на письме и в речи теперь упоминание меджлиса будет таким же, как и в случае с ними — всяк теперь в России и на оккупированных территориях должен употреблять слово "меджлис" с обязательным припевом "организация, запрещенная в РФ и признанная экстремистской". И это будет откладываться в сознании, порождать предубежденное отношение к крымским татарам, которое с помощью нехитрых манипуляций можно будет легко превратить во враждебное. 

Но прежде всего международные институты должны сегодня солидарно признать, что запретом деятельности Меджлиса крымскотатарского народа как представительного органа коренного народа Россия в очередной раз нарушила нормы международного права. В первую очередь — Декларацию ООН о правах коренных народов и ряда конвенций в части права коренного народа на представительство и самоуправление. И это именно тот случай, когда и представители народа, и Украина вправе требовать от ЕС и США введения новых экономических санкций к России или ужесточения уже существующих. Потому что санкции сегодня — это самое чувствительное место в теле аргессора, который уже не скрывает их действенности и просит об ослаблении. Ухудшение экономической ситуации, которую на себе ощущают россияне после "возвращения Крыма" (количество находящихся за поребриком бедности удвоилось), начинает конвертироваться в политические потери для путинского режима. Последнее исследование "Левада-центра" дало "звоночный" результат: количество недовольных тем, как Владимир Путин распоряжается властью, впервые достигло показателей времен до покорения Крыма — 2012—2013 гг. 

Опрос "Левада-центра" касался восприятия россиянами расследования "панамских офшоров", о котором больше половины опрошенных ничего не слышали. Большинство вопросов анкеты, впрочем, касались отношения к коррупции в России и злоупотреблению властью Путина. 

Результат показал, что более половины опрошенных считают, что президент России виновен в злоупотреблениях властью и несет ответственность за масштабы коррупции и финансовые злоупотребления в высших эшелонах власти. При этом ответственность за коррупцию высшего уровня на Владимира Путина возложили 59% респондентов (26% — в полной мере и 33% — в значительной). И, заметьте, 56% из опрошенных вообще ничего не слышали про виолончелиста Ролдугина и миллиардные откаты на офшоры. 

Если "атланты" рейтинга Путина возьмутся поднимать его уже традиционным со Второй чеченской способом, то следует ожидать еще больших потрясений, чем уже пережили. Не исключено, что, будучи рассчитанным на внутреннюю потребность, под маховик попадет именно "внутренний враг", списки которого уже верстаются в Крыму. Побочный эффект — недовольство материковых россиян от последствий присоединения Крыма можно смягчать за счет предъявления "неправильных" крымчан, которые не согласны с аннексией и все время взывают к миру с жалобами на притеснения, поддерживают блокаду и санкции. В общем, не дают розам цвесть, а винограду плодоносить.

Что может и должна сделать власть Украины, кроме традиционных обращений к сильным мира сего, у которых уже, похоже, закончились классические инструменты для умиротворения агрессора, с которым все же хочется торговать, а не воевать? Окончательно избавиться от мысли, что крымский вопрос рассосется или будет решен без ее, власти участия, большими и сильными, которых Путин воспринимает как равных себе. Особенность момента в том, что почивать на печи в ожидании, когда рухнет режим Путина, власти Украины не дадут прежде всего ее граждане — жители полуострова по обе стороны Перекопа. Чаша терпения и понимания, что "сейчас главное — Донбасс, а потом уже и Крым", наполнялась пропорционально крушению веры в президентскую безальтернативность Минску-2, обещания скорых реформ и беспощадной борьбы с коррупцией. 

Словам поддержки и солидарности с гражданами оккупированных территорий критически необходимы подтверждения делом: расследование уголовных дел по нарушениеям прав граждан оккупационной властью, составление "списка Чийгоза", в который войдут все крымские политические узники; отмена дискриминационного статуса нерезидентов и постановления Кабмина об ограничении вывоза личного имущества с полуострова; создание кредитных линий для вынужденных переселенцев, привлечение инвесторов в места с компактного проживания. Создание фонда для финансирования программ деоккупации Крыма и реинтеграции крымчан. Одновременно — реально беспощадная борьба с коррупцией в "новом приграничье", усиление работы спецслужб в южных регионах, создание сервисной инфраструктуры на контрольно-пропускных пунктах. И, возвращаясь к теме запрета Меджлиса — явить гражданам и миру, как и чем его статус может быть наполнен в демократическом обществе. 

Для самого Меджлиса сегодня наступил, может быть, самый важный с момента оккупации Крыма момент — это, по большому счету, испытание на право называть себя представительным органом народа, разделенного и подверженного дискриминации и репрессиям, противостоять которым напрямую невозможно. Председатель Меджлиса Рефат Чубаров объявил о введении чрезвычайного режима деятельности органа. 

Думается, в первую очередь речь должна идти о создании защитных мер для членов меджлисов и других крымских татар, попадающих в группу риска. Понятно, что для достижения цели — показательных процессов над "экстремистами", выдавливания неугодных и несогласных с полуострова, сеяния атмосферы страха — оккупанты найдут повод и там, где его не может быть по определению. Однако дарить им такие поводы — равнозначно предательству людей, во имя свободы которых проводятся те или иные акции. 

В этой связи, наверное, лидерам Меджлиса стоит признать, что акция Гражданской блокады не была в полной мере им контролируемой, а факты нарушения прав человека, случавшиеся по вине ее участников и фактических руководителей, должны не замалчиваться, а быть признанными. Не на словах — а в участии в их расследовании. Правозащитники говорят о более 100 производстах, открытых, но не расследованных по заявлениям граждан, которые были подвергнуты незаконным обыскам, осмотрам, применению насилия, грабежам и оскорблениям. Второй момент — необдуманные и провоцирующие ответную агрессию заявления руководителя блокады Ленура Ислямова. Чтобы понимать, как ждут таких случаев в Москве и Симферополе, стоит понаблюдать, как тиражируются его шапкозакидательские заявления о походах на Крым в российских СМИ. Как "кстати" приходятся его сообщения об участии Турции в вооружении добробата на кордоне. Как "удачно" поднимается волна о коварных намерениях Украины перенести на "мирную крымскую землю то, что творится в Донбассе". Пожалуй, по цитируемости в таких случаях Ислямов уже обгоняет Чубарова и Джемилева и в сознании многих воспринимается как лидер крымскотатарского народа. Кто лепит этот образ, и кому это сегодня выгодно? Ответ на данный вопрос, который не раз задавался руководству Меджлиса, уже перезрел. 

Не только крымские татары, но весь украинский Крым как никогда сегодня нуждаются в солидарности всего украинского общества. Не только в виде аватарки в аккаунте соцсети "Я — крымский татарин". Но оно, общество, должно сегодня понимать — зачем? Ответ на этот вопрос мы, крымчане, пока еще не сформулировали. Мне кажется, его и не будет, пока сами "крымские" не лишат себя в полной мере своей островной психологии. Пока не перестанут видеть только свою крымскую или крымскотатарскую проблему и не поймут, что для освобождения Крыма нужен не столько и не только крах путинской России, на что многие вслед за политиками-бездельниками уповают, а рождение новой Украины. К строительству которой необходимо приложить усилия. Не только Украина должна сегодня реинтегрировать жителей оккупированных территорий — крымчане должны сегодня интегрироваться в Украину, во все институты власти, привнося туда свою высокую мотивацию решения тугого клубка крымских проблем, знание предмета и опыт, в том числе полученный во время волн возвращения из мест депортации. Считайте, что снова надо начинать с "землянки", теперь уже политической. А рядом обязательно посадить персик… 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно