Лед тронулся или заседание продолжается?

17 января, 2014, 20:45 Распечатать Выпуск №1, 17 января-24 января

Складывается впечатление, что в официальных кругах США постепенно преодолевают болевой порог по введению индивидуальных санкций против украинских должностных лиц.

По традиции, мы остро реагируем на то, как события в Украине воспринимают извне. Особенно — в кризисные периоды. По моему мнению, это в некоторой степени свидетельствует о нашей общественной неуверенности, когда мы часто сомневаемся в самостоятельной оценке реального значения того или иного явления либо нуждаемся в его внешней "сертификации". Особый вес при этом имеет мнение Запада, демократические ценности и высокие социальные стандарты которого обладают мощной притягательной силой для подавляющего большинства наших граждан — даже для тех из них, кто болен постсоветской ностальгией за дешевой колбасой.

В этом смысле повышенный общественный интерес к последним слушаниям в комитете по иностранным делам Сената США, посвященным "последствиям кризиса в Украине", вполне ожидаем. Впрочем, в этом случае всех волновала даже не столько собственно оценка последних событий в Украине со стороны американских законодателей и членов правительства, сколько практическая сторона дела: какими будут современная украинская политика Вашингтона и средства ее реализации.

Те, кто по неопытности рассчитывал получить однозначный ответ, наверное, были разочарованы. Слушания, подобные тем, что состоялись 15 января, очень редко удовлетворяют все запросы. Вместе с тем они позволяют сделать определенные выводы и выразить некоторые допущения.

Позиция правительства США достаточно полно была изложена в выступлении и ответах на вопросы помощника госсекретаря США по европейским вопросам Виктории Нуланд. Его самая существенная часть содержится фактически в одном абзаце, который можно условно разделить на две части — политкорректную и предупредительную.

Политкорректная часть содержит призыв к правительству и протестантам преодолеть нынешнее противостояние, используя политические, демократические и, прежде всего, мирные средства. Ссылаясь на свою беседу с В.Януковичем, помощник госсекретаря даже упомянула о высказанном им желании обеспечить Украине "экономическое здоровье, справедливость и европейское будущее", хотя и призвала подтвердить эти намерения конкретными действиями.

Если эти заявления были в основном ожидаемыми, то предупреждение В.Нуланд в адрес действующей власти Украины о возможности "рассмотрения широкого спектра средств", которые есть в распоряжении США, или санкций (в ответе на вопрос сенатора Дж. Маккейна) членами правительства администрации Б.Обамы в украинском контексте и на столь публичном уровне еще не озвучивались. Помощник госсекретаря США также определила "пусковой" фактор механизма санкций — "применение или побуждение к применению силы против собственных граждан", свидетелем чего она была в ходе своего последнего визита в Киев.

Насколько серьезно следует воспринимать слова В.Нуланд? Они отличаются от очередного "последнего предупреждения" Запада: можно предположить, что американская сторона запустила процедуру, которая предваряет применение санкций, включая определение перечня средств влияния и круга потенциальных фигурантов.

Складывается впечатление, что в официальных кругах США постепенно преодолевают болевой порог по введению индивидуальных санкций против украинских должностных лиц. Особую активность тут проявляют члены Сената, что в некоторой степени можно объяснить деятельностью украинской общины США: она особенно эффективна в тех штатах, где украинцы составляют значительную часть электората. Именно такой штат, Нью-Джерси, представляет в Сенате глава комитета по иностранным делам Р.Менендес. Он выразил готовность взять на себя соответствующую законодательную инициативу, не ожидая введения "визовых либо других санкций" со стороны Госдепартамента. В целом сенаторы, несмотря на партийную принадлежность, подвергли острой критике правительство США за неадекватную поддержку Украины в ответ на давление со стороны России.

Уже на следующий день сенаторы Б.Кардин (глава так называемой Хельсинской комиссии Конгресса США) и Дж. Маккейн, известный своей последовательной поддержкой демократического развития Украины, подали на рассмотрение верхней палаты Конгресса законопроект под названием "Акт относительно ответственности в области прав человека".

Согласно ему, лицам, виновным в нарушении прав человека, независимо от их местонахождения, будет запрещен въезд в США и доступ к американским финансовым учреждениям, которые они используют для отмывания или хранения средств, полученных незаконным путем. В заявлении сенатора Кардина отмечается, что "серьезные нарушители прав человека — от Зимбабве до Украины, от Гондураса (а мы шутили, что Украина — не Гондурас. — О.Ш.) до Папуа-Новой Гвинеи — должны понимать, что они не смогут избежать ответственности за свои действия даже в том случае, если их собственная страна не делает никаких шагов в этом направлении". Таким образом, законопроект Кардина—Маккейна преследует цель сделать возможным применение в глобальном масштабе санкций, аналогичных введенным против российских высоких должностных лиц из "списка Магнитского".

Конечно, речь идет лишь о проекте закона, который должны поддержать не только сенаторы, но и члены Палаты представителей: в обеих палатах и вне их отыщется немало тех, кто отнесется к нему, по меньшей мере, скептически. Не следует также забывать, что принятие подобных законов в отношении России и Беларуси растянулось во времени на три и два года соответственно.

Впрочем, подача этого законопроекта именно сейчас (о возможности его появления в Вашингтоне говорили еще в позапрошлом году), его поддержка такими влиятельными сенаторами, как Р.Дербин, Дж. Шахин и К.Левин (все они являются влиятельными фигурами в правящей Демократической партии, а Р.Дербин принадлежит к близкому окружению президента США), наряду с ранее принятой сенатской резолюцией стали еще одним весомым сигналом, к которому должна была бы серьезно отнестись действующая украинская власть — хотя бы принимая во внимание собственные прагматичные интересы.

В случае принятия законопроект Кардина—Маккейна может качественно изменить ситуацию на законодательном уровне, поскольку он будет иметь юридически обязательственный характер — в отличие от предыдущих резолюций и заявлений отдельных законодателей США, которые максимально что могли сделать, так это лишь "стимулировать" к действиям исполнительную ветвь власти этой страны.

Даже принятие закона не гарантирует его надлежащего и быстрого применения: недаром в ходе последних слушаний сенатор Р.Коркер остро поставил вопрос относительно имплементации Госдепом "закона Магнитского". Как справедливо отмечает ведущий сотрудник Хельсинской комиссии США О.Дейчаковский, в США "уже есть законы, согласно которым к иностранцам, включая правительственных чиновников, виновным в нарушении прав человека или коррупции, могут применяться санкции. Исполнительная власть может действовать самостоятельно, если она сочтет это необходимым". Утверждают, что в справедливости этой оценки имели возможность убедиться и в предыдущие годы некоторые украинские бизнесмены и чиновники. Другими словами, все сводится к наличию или отсутствию политической воли.

Размышляя реалистично, можно предвидеть, что применение "болевых" методов со стороны американской власти будет зависеть, прежде всего, от применения украинским правительством силовых методов против мирных протестующих (такой критерий введения санкций озвучили в ходе слушаний и члены Сената США). Этот процесс будет тормозиться обычной бюрократической инерцией и характерным для администрации Обамы промедлением на стадии принятия политических решений и попыткой избежать по мере возможности резких движений.

Вместе с тем, вне всякого сомнения, в США очень внимательно наблюдают за динамикой развития ситуации в Украине, демонстрируя хорошее понимание происходящих в ней процессов и настоящей мотивации поведения украинских политических игроков. Легко можно представить, с каким чувством в Вашингтоне воспримут законодательный "залп" Верховной Рады в четверг, 16 января, и почти немедленное вступление этих законов в действие — очевидно, как прямой ответ на призывы В.Нуланд в ходе сенатских слушаний к защите украинской демократии "против посягательств на свободу СМИ" и "политических запугиваний". В заявлении Госдепартамента, оперативно распространенном в тот же день, подчеркивается, что "суть... действий Рады заставляет усомниться в преданности Украины демократическим нормам".

Последняя ремарка. К сожалению, на практике внешнюю политику государств далеко не всегда определяют декларированные высокие принципы. Так же, а иногда и в основном, она формируется под влиянием вполне прагматичных интересов, например в сфере экономики, или необходимости решить определенные неотложные вопросы международного развития. Наличие такой практической или "положительной" повестки дня в двусторонних отношениях часто побуждает даже мощные страны закрывать глаза на "проделки" партнеров и продлевать им кредит доверия. Трудно вспомнить, какой из современных американо-украинских проектов мог бы иметь такой "смягчающий" эффект. В частности, по всем признакам начинает буксовать сотрудничество в энергетической сфере, на которое возлагались большие надежды. По времени это странным образом совпало с ренессансом отношений Украины с нашим северным соседом.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 10
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно