ИСЧЕЗНОВЕНИЕ КОЛОМИЙЦА: ПОКА ТОЛЬКО ВЕРСИИ

08 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 8 ноября-15 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

Что произошло В прошлую пятницу руководитель департамента Уголовного розыска МВД Украины Владимир Евдокимов провел пресс-конференцию, на которой сообщил о ходе недельных поисков Коломийца...

Что произошло

В прошлую пятницу руководитель департамента Уголовного розыска МВД Украины Владимир Евдокимов провел пресс-конференцию, на которой сообщил о ходе недельных поисков Коломийца. Всю прошлую неделю инициативная группа журналистов «Украинских Новостей» и других изданий проводили собственное расследование, проверяя милицейскую версию.

Большинство фактов подтвердилось. Однако ответа на главный вопрос: «от чего убежал Коломиец?» у нас до сих пор нет. Тем не менее мы можем уже почти точно описать, как все это происходило.

Последний раз главный редактор и директор агентства «Украинские Новости» Михаил Коломиец показался на работе в понедельник, 21 октября. По словам шеф-корреспондента агентства Егора Соболева, в обычном режиме отработал первую половину дня — звонки, совещания — в обед он уехал на какую-то встречу. Во второй половине дня заехал в редакцию только на десять минут, никому ничего не сказал, все время находился у себя в кабинете, перебирал какие-то бумаги и спешно уехал, опять же, никому не сообщив куда именно. Позже журналисты и милиция обнаружат, что он взял с собой свою телефонную книжку и перед уходом «вычистил» файлы на личном компьютере. А среди оставшихся бумаг не обнаружат ничего, что бы могло указывать на причину угроз.

Уже к вечеру ему никто не сможет дозвониться на мобильный. Хотя, по утверждениям сотрудников агентства, звонили чуть ли не все. Что, впрочем, обычное дело для руководителя крупного агентства, занимающегося онлайновыми новостями.

Со вторника, 22 октября, мобильный телефон Коломийца уже мертв. Далее, по версии милиции — и в этом им можно полностью довериться — в половине пятого вечера во вторник Коломиец вызывает к своему дому такси, уезжает на вокзал, покупает билет и садится в поезд Киев—Минск (его опознала проводница). Сойдя с поезда 23-го утром, он на четыре дня исчезает в Минске (не установлено ни где он жил, ни с кем встречался). 28-го в 17-00 он в последний раз звонит со своего старого мобильного телефона на номер Любови Рубан и якобы говорит с ней о самоубийстве.

По версии милиции, начиная с момента исчезновения, Коломиец звонил только трем людям: Егору Соболеву, маме и по вышеуказанному номеру. Но как следует из распечатки его переговоров, он разговаривал еще с четырьмя людьми, но об этом ниже.

Милиция приступает к поискам Коломийца в пятницу, 25-го. 28-го сообщение об исчезновении появляется в прессе. Но уже к 30-му скандал в прессе стихает. Взгляды коллег направлены на агентство «Украинские Новости», которое в понедельник и вторник прошлой недели освещает тему исчезновения своего главного редактора как бы нехотя, ограничиваясь скупыми милицейскими пресс-релизами. В среду, после того как в «Украинские Новости» приезжает их совладелец Валерий Хорошковский и назначает внешнего управляющего, тема исчезновения Коломийца на два дня вообще исчезает с ленты агентства. Молчание приносит свои плоды. К началу этой недели эмоциональная ситуация вокруг пропажи журналиста почти затухает. Новый скандал профессионально душат в зародыше, запуская на информационный рынок версии о хитроумном рекламном трюке, шутке и самоубийстве. Некоторые из них настолько гнусны, что нуждаются в комментировании.

29-го инициативная группа Лиги экономических журналистов начинает собственное журналистское расследование исчезновения Михаила Коломийца. Эта статья — наш промежуточный отчет о его результатах.

Версия первая: побег от трудностей

Для Миши — несвойственно проявлять свои эмоции даже перед друзьями и коллегами по работе. Последние девять лет он постоянно жил в состоянии человека, который несет ответственность не только за свою жизнь и бизнес, но и за судьбы своих подчиненных. Он организовал информационное агентство на нашем нестабильном рынке, начав работу в гиперинфляционном 1993-м. Он приглашал на работу журналистов с именами и без, занимаясь, помимо редакторской работы, еще и поиском новых подписчиков, чтобы обеспечить людям, которых он принял под свое крыло, достойные зарплаты.

В 1996-м мне довелось пережить рядом с ним один из самых сложных ударов, нанесенных судьбой не просто по его бизнесу, а по делу его жизни. Государственное агентство «ДИНАУ-Укринформ» при очередной смене руководства наконец-то обратило внимание на хозрасчетное подразделение существовавшее у него внутри под названием «Укринформ Бизнес Новости» (УБН). Хотя впоследствии конфликт и пытались представить как коммерческий, но деньги никого в той ситуации не интересовали. Просто существование под крышей бывшего ТАСС, а ныне государственного информагентства «Укринформ», ленты достаточно смелых новостей об экономике, рассылка которых была устроена таким образом, что окончательная их редакция не проходила общеагентской цензурной вычитки — было явлением аномальным и рано или поздно должно было закончиться скандалом.

Поняв, наконец, что происходит, руководство «Укринформа» избавилось от «каких-то неподконтрольных» экономических новостей быстро и эффективно. В комнатах, где работала редакция Коломийца, отключили свет, а охране дали список всех сотрудников, которых «с завтрашнего дня» было попросту велено не пускать в здание.

Потом мы сидели все в кафе напротив «Укринформа» и думали, что нам делать дальше. Коломиец с такой уверенностью и легкостью говорил о будущем открытии и неизбежном успехе нашего нового независимого информагентства экономических новостей, что дурные мысли проходили сами собой.

Он действительно все устроил. Нашел компьютерную фирму, которая дала нам 12 машин не то что в кредит, а вообще без каких-либо документов. Мы платили за них в рассрочку по 30 долларов в месяц за компьютер, кажется, года два. Под трехмесячную зарплату Коломиец под свое имя взял кредит в банке — закладывать ему было просто нечего. Офисом поначалу нам служил актовый зал здания через дорогу от «Укринформа» — за него мы тоже поначалу долго не платили «по блату» Мыколы Вересня. Большое ему спасибо.

Однако сказать, что мы тогда начинали с нуля — значило бы сильно приукрасить правду. У редакции «Укринформ Бизнес Новости» на тот момент было 70 подписчиков, каждый из которых платил около 1000 долларов в год за ленту ежедневной информации. Подписчики были для нас единственным источником дохода, как и для любого информагентства. От момента изгнания из «Укринформа» до момента перезаключения годовых контрактов на подписку — а они, как правило, всеми заключались на год — нас отделяло еще девять месяцев и более 50 тыс. долларов долга. В принципе, шансов на экономическое выживание у Михаила Коломийца тогда вообще не было.

Но он не просто выжил, а построил ту фабрику новостей, которая называется сейчас «Украинские Новости». «Закусить удила» — тогда было его частой фразой.

Поэтому сейчас, когда меня спрашивают: а правда ли, что Коломиец убежал из города от того, что у агентства были финансовые проблемы, мне трудно подобрать слова, чтобы объяснить людям, какая это чушь. Потому что я не знаю другого человека, который бы был наделен подобной мерой чувства долга и ответственности. В первую очередь за людей, которые стояли за ним.

Версия вторая: коммерческая

Агентство «Украинские Новости» — ведущий в стране производитель экономических новостей. В 2000 году компания совершила экспансию на рынок политической информации и менее чем за два года заняла и в этой нише второе место после «Интерфакса», с легкостью обойдя УНИАН.

С момента основания в 1997 году оно единолично принадлежало своему главному редактору Коломийцу. В 2000-м владельцем 50% акций агентства стало Агентство гуманитарных технологий, контрольный пакет которого в свою очередь принадлежит нынешнему заместителю главы администрации Президента Валерию Хорошковскому. По сути, в агентстве никто и не скрывает того, что АГТ стало лишь удобной формой приобретения «Украинских Новостей» этим амбициозным политиком. В отличие от многих других подобных сделок эта изначально была публичной. И на информационной политике УН изменение структуры владельцев никак не отразилось. По крайней мере Хорошковский появляется в ленте новостей едва ли раз в две недели, а во время последних парламентских выборов «Украинские Новости» скорее можно было заподозрить в симпатии к «Нашей Украине», чем к «Озимому поколению». Основатель и глава совета АГТ Владимир Грановский, занимающий сейчас должность внешнего управляющего УН говорит, что 50% акций были переданы Коломийцем практически бесплатно. Взамен «Украинские Новости» получили новый офис в одном из самых престижных киевских центров — «Хрещатик Плазо» и время от времени агентство получало финансовую помощь в размере 5—10 тысяч долларов для покрытия оперативного дефицита бюджета. Что, учитывая его оборот в размере нескольких сот тысяч долларов и положительный годовой баланс рентабельности, можно считать сущим пустяком. Тем более что за два года совместной работы Владимир Грановский может вспомнить всего несколько таких обращений. Не многие украинские олигархи могут похвастаться обладанием отечественными масс-медиа, которые не только не нуждаются в постоянных дотациях, но и демонстрируют ежегодно чуть ли не двукратный рост.

За последнюю неделю мы успели опросить шесть авторитетных украинских парламентариев—владельцев СМИ, во сколько бы они оценили стоимость 100% акций агентства «Украинские Новости», если бы те были выставлены на продажу. Несмотря на то, что все они высказались в том смысле, что сами не заинтересованы в этом приобретении, ими были названы цифры от 500 тыс. до 1 млн. долларов.

В принципе, добавить к этому нечего. Кроме очевидной мысли о том, что, даже если верна верхняя оценка, возможность захвата 50% акций «Украинских Новостей» не стоит того скандала, который неизбежно поднялся бы в стране в случае возникновения даже одних только подозрений в силовом устранении их сегодняшнего совладельца — Михаила Коломийца. Тем более что репутация ни Хорошковского, ни Грановского не позволяет даже заподозрить их в чем-то подобном.

Об экономическом повороте сюжета можно будет всерьез рассуждать, если вдруг через пару недель окажется, что Коломиец тайно продал свою долю неизвестной личности накануне своего исчезновения. Вот этому мистеру Х, опять же, если он существует, можно будет задать много неприятных вопросов.

Вообще, изложить подобную версию нас заставил неприятный слух, который, как нам стало известно, курсирует сейчас не где-нибудь, а в АП. Мол, Коломиец сбежал, прихватив с собой деньги из кассы агентства, а перед журналистами у него остался долг по зарплате. Сколь бы не было гнусно опровергать подобные сплетки, сделаем это. За прошедшую неделю партнеры уже успели провести финансовый аудит «Украинских Новостей». «Это неправда», — коротко ответил на эти слухи Владимир Грановский. — «Мы все проверили. Если Миша и взял с собой какие-то деньги, то только свои».

Версия третья: политическая

Попросту отсутствует. Михаила Коломийца в последние годы даже с большой натяжкой нельзя было назвать оппозиционным журналистом. Он не писал статей, не подписывал петиций. Он знал, что делал, когда почти задаром отдавал половину акций своего агентства одному из наиболее близких и лояльных к Президенту политиков в этой стране. Он искал и нашел «крышу» у власти, а не у оппозиции. Тем не менее «Украинские Новости» делали в современных украинских условиях, наверное, максимум из возможного. Давали новости с двумя точками зрения на происходящее. Корректно, без лишнего ёрничанья приводили цитаты Президента. Но так же полно цитировали и ответы представителей оппозиции в то время как большинство других украинских медиа их замалчивали. И неизменно на 10—15% превышали негласную, неписанную «допустимую степень наглости» в освещении острых политических тем: Мельниченко, «Кольчуги», НАТО. Не хочется верить, что теперь у нас и за это «исчезают». Впрочем, поначалу казалось, что Георгий Гонгадзе тоже не был в этом смысле идеальной мишенью.

Версия четвертая: операция спецслужб

Признаться, сразу мы об этом даже не подумали, поскольку мало кто из нас что-то в этом смыслит. Но за эту неделю с кем только не приходилось общаться. Тон публикаций на Западе относительно дела Коломийца безапелляционно ставит его случай в один ряд с Гонгадзе и Александровым. Так что уже сейчас можно констатировать, что имя Коломийца неизбежно будет использовано в качестве свежего оружия в политической атаке на Президента Кучму.

Наверняка не останется в стороне и местная оппозиция. От этого самовозгорающегося процесса на прошлой неделе нас спасла внесессионная неделя в парламенте. А как соберутся — начнется. Скорее всего, даже спецзаседание устроят со слушаниями министра МВД о ходе расследования. Не нам останавливать тех политиков, у кого это уже сегодня забито в планы. Впрочем, если проклятые западные или восточные Штирлицы опять поработали, то их «уши» обозначатся достаточно скоро. Плановый «вброс» информации об «истинных» обстоятельствах исчезновения Коломийца также может принести уже следующая неделя — пока в памяти свежо.

Версия пятая: самоубийство

Как мы уже упоминали, единственная, к которой сегодня склоняется официальное следствие. Еще бы! Самое простое — уличить взрослого и опытного 44-летнего мужчину в желании покончить с собой из-за проблем с близкими и для этого отправившегося в соседнюю кагэбэшную страну — Белоруссию — провести последнюю неделю жизни перед тем, как исполнить задуманное.

Дело даже не в том, что ни один из друзей, близко знающих Коломийца, считает эту версию полной чушью, и не в том, что психологи утверждают, что ни один человек на планете в клинической практике последних двухсот лет не накладывал на себя руки, если не приводил свой приговор в исполнение в течение двух часов после объявления об этом окружающим. А Коломиец якобы обсуждал это по телефону неделю после исчезновения. Кстати, «о намерении совершить суицид» он сказал только одному из семи человек, с которым говорил по телефону после того как покинул город.

И даже начальник Уголовного розыска страны, созвавший на прошлой неделе пресс-конференцию для того, чтобы убедить журналистов именно в этой, «удобной» для всех версии, не выдержал и, анализируя сумму фактов и обстоятельств, в конце, видно, из чувства профессиональной гордости обронил: «Вообще-то так с собой не кончают». — «Но это мое личное мнение, ни в коем случае не мнение Министерства внутренних дел», — поспешно добавил он.

И действительно, зачем человеку, решившему уйти из жизни по причинам, никак не связанным с его работой, предварительно вытирать все файлы со своего компьютера и прятать от всех свою телефонную книгу так, что ее до сих пор никто не может найти.

Версия шестая: побег от внешней угрозы

Один из наших коллег, всю свою карьеру занимающийся криминальными расследованиями, высказал очень простую и емкую мысль: «В жизни каждого журналиста наступает такой момент, когда ему в руки попадают те документы, которые просто нельзя брать в руки. Потому что даже если ты просто их прочтешь, не то, что скопируешь, — твоя жизнь уже будет стоить дешевле, чем обретенное тобой знание об упомянутых в документах людях».

Информационные агентства — идеальное место для вброса компромата. Заявленные ими темы тут же подхватывают десятки газет, телеканалы и радиостанции. За четыре года моей работы в агентстве Коломийца я могу вспомнить по крайней мере два случая, когда нам приходилось иметь дело с действительно опасной информацией. Первый раз, когда мы публиковали структуру экспорта вооружений, кажется, за 1996 год и второй — когда у нас в редакции оказалась рабочая версия меморандума Украины перед МВФ, считавшегося тогда государственной тайной, и мы все не решались ставить ее на ленту — в ней был расписан помесячно на год вперед размер золотовалютных резервов страны и курс гривни, который обязывался удерживать Нацбанк на конец каждого из последующих двенадцати месяцев.

Если проанализировать ленту «Украинских Новостей» за последние несколько месяцев, то заметно, что агентство много и смело писало о «Кольчугах». Нет, ничего взрывоопасно-эксклюзивного опубликовано не было, но такая активность могла обратить на себя внимание людей, которые активно делят сегодня между собой рынок украинского оружейного экспорта, наверняка придерживая друг на друга за пазухой кипы компромата. Возможно, среди них есть и те, кто решает возникающие проблемы не разбирая методов и средств.

Повторимся, это всего лишь одна из наших версий, которая на сегодня ничем не подтверждена. По крайней мере, шеф-корреспондент «Украинских Новостей» Егор Соболев, бывший последние четыре года правой рукой Коломийца, говорит, что ему об этом ничего не известно. Впрочем, эта гипотетическая версия — единственная, в которой все действия и поступки Коломийца, несмотря на их странность, выглядят абсолютно логично.

Ему в руки попадают некие документы. Допустим также, что у него есть один или несколько дней для того, чтобы принять решение и дать ответ о своем участии в некой чужой игре. Имея аналитический склад ума, Коломиец просчитывает наперед действия тех, кто дал ему этот компромат, и тех, против кого он направлен. Приняв решение скрыться — он действует на опережение. При этом сценарии он похож на самого себя. Миша не бросает семью и коллег, исчезая из города. Напротив, он даже спасает их от той ситуации, в которой он оказался сам. Если нет ни его, ни документов, и с ним в это же время нет связи — его невозможно шантажировать, нет способа чем-либо ему угрожать. Кроме трех близких людей, о звонках которым заявила милиция, в распечатке его телефонных разговоров фигурируют еще четыре телефонных номера, по которым он звонил уже «исчезнув». Один принадлежит Владимиру Грановскому, второй — бывшему водителю Коломийца. С ними он говорит о тривиальных делах, никак не намекая на интересующую всех сегодня тему. Установить владельцев двух других номеров нам не удалось. Надеемся, что официальное следствие рано или поздно, прекратив возиться с поисками тела в лесах под Минском, даст ответ на вопрос: кто эти люди.

Возможно, именно после разговора с ними Коломиец, спустя пять дней после побега, решает окончательно замести следы, запускает через одну из своих знакомых версию о самоубийстве, делая пресловутый «последний» звонок и навсегда выбрасывает свой старый мобильный телефон.

Здесь точка. Вернее, многоточие. Потому что после этого Миша делает одну ошибку. Он делает еще один звонок уже с нового мобильного телефона, не подозревая, что все номера его основных контактеров уже стоят на прослушке.

Это все, что пока нам удалось выяснить. Остается надеяться лишь на то, что те, кто ищет Коломийца, сумеют ему помочь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК