ФЛОТ И ГОРОД ДОЛЖНЫ РАЗДЕЛИТЬСЯ

09 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 9 августа-16 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Подписанием 31 мая 1997 года Большого договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Украиной...

Подписанием 31 мая 1997 года Большого договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Украиной и Российской Федерацией было положено начало периода базирования Черноморского флота России в Крыму и Севастополе на условиях аренды. Так завершился пятилетний период (c 1992-го по 1997 год), когда решалась не только судьба Черноморского флота бывшего СССР, но и судьбы Крыма и Севастополя. С этого момента судьбы российского Черноморского флота и украинского города Севастополя, который считался «столицей» Черноморского флота, утратили неразрывную взаимозависимость и обрели разновекторность.

После подписания рамочного договора президенты и внешнеполитические ведомства неоднократно заверяли общественность обеих стран в том, что принадлежность Крыма и Севастополя к Украине — вопрос решенный, и не является предметом переговоров между двумя государствами. Однако в российской военно-морской элите (имеющей прочные связи с Севастополем), в командовании российского Черноморского флота, в значительной части нынешней севастопольской городской элиты укоренилась идея, что подобные заявления звучат вопреки воле народа Крыма, жителей Севастополя, интересам России.

«Благодаря совместным усилиям внутренних и внешних врагов, южные рубежи России с приморских флангов открыты и беззащитны. Начался необратимый процесс, результатом которого будет уход России из Севастополя и Крыма…» «В настоящее время политика НАТО, направленная на вытеснение России из бассейна Черного моря, проводится при активном содействии Украины»… «Стратегическое партнерство предполагает честное и пунктуальное соблюдение сторонами взятых обязательств. Ожидать чего-то подобного от властей Украины просто наивно»… Это — классические образчики «прочеэфовской» риторики, взятые из периодических изданий.

Заявления сделанные представителями СНБО и МИДа в мае—июле 2002 года, о запланированном отходе Украины от внеблоковой политики и, как следствие, о возможной инвентаризации части соглашений по ЧФ России вызвали у командования флота и у приближенных к нему кругов в Крыму и Севастополе крайне негативную реакцию. Флотская газета «Флаг Родины» даже заявила об «информационной атаке на пакет документов, известный как Большой договор между Россией и Украиной», с целью его ревизии и последующего вытеснения российского флота из Крыма и Севастополя.

С 1997 года правящая элита России использует новую формулу мобилизации русского и русскоязычного населения Крыма и Севастополя (русские составляют 74,7% населения Севастополя) c целью сохранения и усиления российского влияния не только в этих регионах Украины, но и на всём Черном море. Принципиальным отличием этой формулы влияния от прежней, действовавшей в 1992—1997 годах, является значительное снижение в ней веса военного фактора. Сегодня руководство России отдает главную роль в защите национальных интересов на Черном море невоенным факторам влияния: экономическому, дипломатическому, информационному, культурному. Усилия России на Черном море концентрируются в первую очередь в Севастополе, что является устойчивой исторической традицией. В апреле 2000 года, во время подготовки визита президента России В.Путина в Севастополь и после него, в городе и на Черноморском флоте усиленно циркулировали слухи о планах масштабных инвестиций российского капитала в экономику Севастополя и превращения города в российский Гонконг на Чёрном море.

Кстати, принимая во внимание значительный научный, технический и промышленный потенциал Севастополя, повышенный интерес к перспективам развития города проявляют международные финансовые институты, среди которых ЕБРР, Всемирный банк, Британский правительственный фонд Know-how и другие.

С одной стороны, в условиях теоретического превращения Севастополя из военно-морской базы в торгово-экономический и рекреационно-туристический центр, Черноморскому флоту России уделяется хотя и важная, но уже второстепенная роль. С другой — главная военно-морская база ЧФ, дислоцированная в украинском Севастополе, является передовым пунктом базирования самого многочисленного контингента вооруженных сил России за рубежом. Отсюда продолжает осуществляться мощное военное влияние России на развитие ситуации на Черном море и в прилегающих к нему регионах.

Соглашения по Черноморскому флоту предусматривают размещение на территории Украины российской военной группировки общей численностью до 25 тыс чел. личного состава, 24 артиллерийских систем калибра более 100 мм, 132 боевых бронированных машин. Ядро сил флота составляют морская штурмовая авиация, ракетные корабли и катера, способные нести и применять ядерное оружие. На начало 2002 года Черноморский флот России имеет в Крыму и Севастополе около 16 тыс. военнослужащих. Характерно, что военнослужащие и члены их семей являются в подавляющем большинстве коренными севастопольцами и крымчанами.. По состоянию на начало 2000 г. на предприятиях Черноморского флота, расположенных в основном в Севастополе, работало около 20 тыс. рабочих и служащих.

В Крыму и Севастополе, где базируются главные силы российского флота на Черном море, действует сформированная при комплексном влиянии России широкая сеть политических пророссийских организаций и движений.

Разворачивающийся на полуострове крупный российский бизнес имеет лидирующее положение и, при отсутствии на сегодняшний день серьёзных конкурентов в местных деловых кругах и со стороны западного бизнеса, реально претендует на монополию в освоении его экономических ресурсов.

Широкомасштабная экономическая и культурно-психологическая экспансия осуществляется Россией на полуострове на основе культурно-языковой и этно-конфессиональной общности его русского населения. Процесс замены военного влияния России в Крыму и Севастополе невоенным влиянием, при тенеденции перехода главной роли к экономическим факторам влияния, сегодня проходит очень активно.

Однако это, видимо, не вполне устраивает командование российского Черноморского флота и определённые круги в Москве, в Крыму и Севастополе, так как замена фактора военного влияния предусматривает значительное сокращение системы базирования флота, всех его структур и сил и высвобождение ресурсов для развития бизнеса. При этом возможность вывода российского флота из Крыма и Севастополя допускается лишь в качестве гипотетической, на случай максимально благоприятного развития экономического сотрудничества заинтересованных сторон.

Когда стало ясно, что сокращение Черноморского флота поддерживается политическим руководством Украины и России по соображениям экономической целесообразности, командующий флотом адмирал В.Комоедов 10 июля 1999 года в интервью агентству «Интерфакс» открыто и безапелляционно заявил: «Севастополь всегда будет главной базой Черноморского флота России. …Будем стоять здесь вечно».

Деятельность В.Комоедова выглядит как продуманная политика, направленная на то, чтобы в общественном сознании российский Черноморский флот и украинский город Севастополь по-прежнему отождествлялись. Главком ВМФ России, адмирал флота В.Куроедов пытался остановить втягивание российского Черноморского флота в политические процессы, происходящие на территории Украины, и убедить адмирала В.Комоедова в необходимости корректировки курса. Однако столкнулся с сильным сопротивлением. В.Комоедов имеет серьёзную поддержку как в Москве, так и в Крыму и Севастополе. По сути, командующий Черноморским флотом начал выходить из-под контроля главкома ВМФ России и выступать в качестве самостоятельной политической фигуры.

Заинтересованные политические круги активно спекулируют на ситуации, сложившейся вокруг В.Комоедова, представляя его возможное смещение с должности командующего как преддверие грядущего скорого вывода Черноморского флота России из Крыма и Севастополя и последующих катастрофических событий для Украины и России. Именно такую мысль в интервью российскому телевидению в начале июля высказал, в частности, Леонид Грач.

Подобные пугающие заявления далеки от реальности. Сегодня совершенно очевидно, что «Украина не собирается выгонять российский флот из Южной, Карантинной и Севастопольской бухт, где базируются российские корабли, как это сегодня интерпретируют российские СМИ», — заявил вскоре после интервью Л.Грача заместитель секретаря СНБО Украины С.Пирожков.

В своей основе позиция В.Комоедова и Л.Грача — это протест против разделения по сути двух, теперь уже разнородных, организмов — города и военно-морского оперативно-стратегического объединения. Сегодня они имеют также различную государственную принадлежность, хотя возникли одновременно, в сросшемся состоянии, как сиамские близнецы. В условиях тоталитарного режима они гармонично дополняли друг друга, но в новых реалиях сиамские близнецы мешают друг другу жить и развиваться.

Справка

По состоянию на 31.03.2002 г. численность населения Севастополя — 387,3 тыс. чел. (в 1992 г. — около 415 тыс. чел). Трудовые ресурсы — 248,8 тыс. чел.; в том числе в трудоспособном возрасте — 228,8 тыс.чел.; из них занято во всех сферах деятельности — 174,6 тыс. чел. 29,7% всего трудоспособного населения являются безработными. Более пятой части всех работающих — военнослужащие, рабочие и служащие Черноморского флота России. 20 тыс. рабочих и служащих российского Черноморского флота, работающих на предприятиях флота, расположенных в Крыму и Севастополе, обеспечивают средствами существования 40—50 тыс. членов своих семей. Поступления из России за базирование Черноморского флота составляют 20—22% бюджета Севастополя.

Промышленность города в период 1992—2002 гг. пребывает в состоянии затянувшегося кризиса. Объёмы промышленного производства в городе в период с 31.03.2001 по 31.03.2002 г. снизились на 2,8%. В рейтинговой таблице Кабинета министров Украины Севастополь занимает последнее, 27-е место. Выход из кризиса возможен лишь при развертывании в Севастопольском регионе масштабных инвестиционных проектов, при широком использовании высвободившихся ресурсов за счёт демилитаризации.

После развала СССР и перехода к рыночной экономике в Севастополе должна была начать функционировать новая модель организации ресурсов. В этой модели главным звеном является не военная структура — Черноморский флот России, а динамичный цивилизованный бизнес. Однако связь между российским Черноморским флотом и украинским Севастополем достаточно сильна. Это сложная и весьма прочная социальная ткань, разделение которой требует деликатного подхода с использованием проверенных методов социальной инженерии. В общей сложности это 80—100 тыс. чел. — примерно 20—25% населения города: около 30 тыс. военнослужащих, рабочих и служащих флота с членами их семей.

Модель предусматривает осуществление в необходимом объёме демилитаризации Севастополя и установление на высвободившихся ресурсах, в первую очередь с привлечением высвободившихся людских ресурсов, сбалансированного функционирования российских и западных капиталов при соответствующем долевом участии украинских капиталов. В этой модели российскому флоту должна отводиться второстепенная, вспомогательная роль.

В социально-экономической и политической жизни Севастополя ведущую роль должны играть бизнесмены и политики, представляющие основные сегменты севастопольского социума. А отнюдь не командующий российским Черноморским флотом, который сегодня продолжает по инерции осуществлять главное влияние на развитие общественно-политических процессов в городе.

Севастополь стал регионом с депрессивной социально-экономической сферой не только вследствие всеобщего социально-экономического кризиса, охватившего в последние 15 лет бывший СССР, а затем независимые Украину и Россию, но и вследствие своей сверхмилитаризованности. Процесс демилитаризации Севастополя в период 1992—2002 гг., повлек не только значительное сокращение сил Черноморского флота, но и потери почти 28 тыс. — 6,7% населения города (снижение рождаемости, возрастание смертности, выезд в другие регионы в поисках работы и т.п.). Для такого города, как Севастополь, с его потенциалом и благоприятными природно-климатическими условиями, это кажется почти невероятным.

Милитаризованное сознание населения Севастополя, поддерживаемое командованием российского Черноморского флота и приближенными к нему кругами, — основа протестного потенциала против демилитаризации города, тормоз развертыванию и результативному функционированию капиталов, как западных, так и российских. Следует отметить, что уровень милитаризованности сознания севастопольцев намного выше, чем у рядовых граждан Украины и России. Это объясняется тем, что город изначально строился для обеспечения базирования военного флота.

В течение более 200 лет осуществлялся отбор населения с территории почти всей страны для обеспечения задач ведения войны на море. Это население концентрировалось в Севастополе, создавало свои традиции, вырабатывало свою особую жизненную этику, что и обусловило возникновение уникального социума с ярко выраженными милитарными чертами. Подавляющая часть населения города и сегодня так или иначе связана с военным флотом и ассоциирует себя с ним.

С принятием России в элитный клуб ведущих стран мира и констатацией на саммите в Кананаскисе в июне 2002 года, того что «большая восьмерка» с участием России практически состоялась, открываются реальные перспективы для конструктивного взаимодействия российских и западных капиталов в Крыму и Севастополе. Однако существует поле противоречий, которые предстоит преодолеть. Очевидно, что Россия выстраивает новую композицию отношений с Западом и НАТО, рассчитывая на смягчение давления с их стороны в целом и с Юго-Западного направления в частности. Запад и НАТО, ведя диалог с Россией, в свою очередь рассчитывают на смягчение её позиций по вопросу распространения западного влияния.

Уровень военно-политических противоречий на Черном море безусловно будет снижаться с началом действия сбалансированной модели функционирования российских и западных капиталов в Крыму и Севастополе, при сохранении до 2017 года российского военного присутствия. Целесообразность этого присутствия в дальнейшем будет определяться успехом или неуспехом российского и западного бизнеса на полуострове. При благоприятном развитии ситуации для всех её участников Россия вполне может согласиться на сохранение своего минимального военного контингента или даже полное его сокращение с целью максимального высвобождения ресурсов, находящихся сегодня под контролем Черноморского флота, для освоения их российским бизнесом.

Такое развитие ситуации пугает местные кланово-корпоративные группы, связанные с Черноморским флотом России, и, конечно, не устраивает командование флота. Неприятие демилитаризации Крыма и Севастополя значительной частью населения может инспирироваться и происходить в виде сопротивления в интересах этих кланово-корпоративных групп, которые возникли на ресурсах Черноморского флота бывшего СССР, в период его развала в 1992—1997 гг. Они адаптированы к стагнационным экономическим отношениям и пронизаны коррумпированными связями. А потому не способны реально конкурировать с динамичными, мощными капиталами, стремящимися сегодня на полуостров. Хотя не исключено, что в условиях сбалансированного функционирования российских и западных капиталов в Севастополе наиболее здоровая часть этих структур сможет выжить и трансформироваться в конкурентоспособные структуры малого и среднего бизнеса.

Лидерство российских капиталов, которые преимущественно возникли в условиях экономики «нефтяной трубы», несмотря на их диверсификацию, может вызвать соответствующий синдром. В Севастополе в последние годы активно разворачиваются только российские нефтяные компании — «Лукойл», «Татнефть», «ТНК», тогда как приход капиталов из других сфер явно задерживается. Сам факт высокой деловой активности нефтяных компаний в курортном Крыму уже вызывает определенную тревогу. Получение значительных преимуществ в развертывании западных капиталов тоже нежелательно, так как способно дать почву для провоцирования заинтересованными кругами и в России, и в Севастополе антизападных, антинатовских, милитаристских настроений в защиту присутствия Черноморского флота России, а также инициирования выступлений по вопросу о правовом статусе Крыма и Севастополя.

Возникновение дисбаланса в ту или иную сторону чревато сдерживанием нормального развития экономики Севастополя. Значительная масса севастопольцев, сориентированная в экономическом плане на российский флот, рано или поздно будет переориентирована на разворачивающиеся в городе бизнес-структуры. Флот как военная структура будет освобожден от не свойственной ему функции — участия в социально-экономическом развитии украинского города, обретет необходимые параметры в соответствии с требованиями российского государства и освободит ресурсы для нормального развития Севастополя. С города будут сняты стальные доспехи милитаризма.

Успех в реализации сбалансированной модели сосуществования российских и западных капиталов в Севастополе, при соответствующем долевом участии украинских капиталов, станет заключительным актом разделения украинского города Севастополя и российского Черноморского флота. И обеспечит их дальнейшее автономное существование как структур, принадлежащих двум независимым государствам — Украине и России.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК