Двери, которые нас открывают

10 февраля, 14:42 Распечатать Выпуск №5, 9 февраля-15 февраля

Приближаются президентские и парламентские выборы. Кое-кто в Украине воспринимает этот праздник демократии как репетицию Страшного суда.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

— Как мне попасть внутрь? — повторила Алиса уже совсем громко.

— А кто сказал, что вы вообще должны попасть внутрь, барышня? — сказал Швейцар. — Начинать надо с этого вопроса, не так ли?

Л.Кэрролл "Алиса в Стране чудес"

 

По крайней мере, говорят и даже порой ведут себя именно так. Оно, может, и правда, потому как получить/потерять доступ к общественным ресурсам — это переломное событие в жизни. Объективно же…

Впрочем, если все же принять гипотезу о приближении апокалипсиса как базовую, то и тогда следует помнить, что после отделения козлищ от агнцев и размещения последних по кабинетам прежде всего в зданиях на улицах Банковой и Грушевского внутренние и внешние проблемы никуда не денутся, Украина останется едва ли не самой бедной страной Европы, которая соответственно и управляется. Российская агрессия будет продолжаться. Неумолимо приближается 1 января 2020 года, когда истечет срок действия контрактов на поставку и транзит газа по территории Украины. Миллиарды долларов и, что важнее, миллиарды кубометров физического, а не бумажного газа.

Со стратегической точки зрения, самым существенным результатом последних лет стало изменение набора базовых сценариев, по которым может развиваться ситуация. Ни один из этих вариантов не может реализоваться в чистом виде, реальность неизбежно будет гибридной. Тем важнее их описать.

Пять лет назад Украина выбирала между ассоциацией с ЕС и присоединением к российским интеграционным проектам. Президент В.Янукович в октябре 2013 года вдруг изменил свое мнение и выбрал второй сценарий, при этом забыв, что нельзя считать себя самым умным. Украинское общество решило иначе. Западные партнеры тоже, так сказать, не возражали. Попытки Кремля навязать украинцам свою волю провалились. 

Слепы те, кто говорит, что за пять лет ничего не изменилось. В силовом поле войны украинское общество было существенным образом трансформировано. Возможно, не таким образом, каким это себе представляли либеральные интеллектуалы лет десять назад, но пути Господни неисповедимы. Для атеистов и агностиков, равно как и для людей верующих.

Старая постсоветская Украина почти умерла. Первой исчезла толерантность, которой у нас так гордились первые 20 лет независимости. Украина вынуждена выживать под "хижий рик московської навали". Итак, сбылись прогнозы тех, кто думал, что отрыв от России не обязательно означает присоединение к Европе. 

Мы живем в реальности, которая еще вчера казалась бы фантастической. На наших глазах происходит культурный подъем, украинцы пишут и публикуют стихи и романы, снова снимают и смотрят фильмы, записывают и слушают по радио современные песни. Мы являемся свидетелями, хотя многие этого не осознают, нового этапа развития украинской культуры. Украинское становится модным, прежде всего среди молодежи. Главное — чтобы надолго, и желательно — чтобы для более широких общественных кругов.

Улицы и проспекты уже сменили названия с Ленина и Московской на Бандеры и Петлюры. Постаменты, наконец освобожденные от коммунистических вождей, словно ждут новых хозяев, государством запрещается российский культурный продукт, а деятельность радио и телевидения регулируют языковые квоты. Послереволюционная пена крайне медленно, но оседает. Патриоты, как и их предшественники из прошлых веков и других стран, вслух апеллируют к спецслужбам, ожидая помощи против врагов. Человек в форме (далеко не всегда военной) снова заметен в городской толпе. Политически мотивированное насилие снова в игре. Все как положено в стране, отстаивающей свое право на существование.

Еще пять лет назад безнадежно утопическая программа правых радикалов — почти воплощена в законы и государственные практики. Их, эти нормы и практики, реализуют как всегда. Но кто мог осмелится надеяться на большее? 

Политики все чаще клянутся традиционными ценностями, слово "левак" превратилось в страшное ругательство, при это "москаль/кацап" всюду, кроме модерируемого из Дублина Facebook, утратило нецензурную окраску. В главном лозунге гражданского движения 1970—2010 годов "права человека превыше всего" место прав человека заняла нация. Или все же государство? Окончательной определенности пока нет. Но не человек — это точно.

Все это, хорошее и плохое, — продукт эволюции украинского общества и его истеблишмента какими они есть. Но и следствие российской агрессии, как и 13 тысяч погибших украинцев и свыше миллиона мужчин и женщин, вынужденных покинуть свои дома. 

И последнее, но не по важности: российские слова и действия, политика Кремля, которая в целом отражает волю российского общества, крайне ограничивают поле возможностей для Украины. Трудно концентрироваться на развитии, когда милитаризируется оккупированный Крым, на ВОТДЛО развернуты 1-й и 2-й армейские корпусы, а в пограничье — 150-я, 3-я и 144-я дивизии, 8-я, 49-я 20-я общевойсковые армии, 1-я гвардейская танковая армия. И вся эта армада готова к вторжению.

Пока же В.Путин не отдал приказ, ФСБ РФ вместе с ГРУ ГШ ВС РФ и СВР РФ активно ведут разведывательно-подрывную деятельность против Украины, а московская пропаганда неистовствует при одном слове "Украина". После десятилетий очередных смутных времен Москва снова в наступлении. Вероятно, последнем, но нам от этого не легче.

С волком жить, по-волчьи выть. Успешное противостояние врагу требует заимствования наиболее эффективных его практик, военных и не только. И вся история свидетельствует об этом. Впрочем, важнее другое — как и какие конкретно практики позаимствуем и внедрим. Насколько и в чем мы станем похожи на врага.

В ноябре 2019 года, как, впрочем, и сегодня, для нас являются возможными несколько сценариев, базовыми из которых следует определять следующие три: "Ворота Европы", "Большой компромисс"; "Распад". 

"Ворота Европы" — этот сценарий исходит из противостояния агрессору как главного и едва ли не единственного содержания настоящего времени. Мы защищаем Украину и Европу от российской агрессии, одновременно убеждаем европейцев и себя в этом. Укрепляем сектор безопасности и обороны, как это называется в официальных документах и протокольных речах. Развиваем отношения по безопасности с США и государствами ЕС. Все или почти все для фронта.

И здесь существуют две возможности.

Первая, значительно более простая и понятная, а следовательно — и реалистичная. Как в Украине, так и за ее пределами многие хотят воплощения именно такого варианта, более того — видят только его. Общие очертания примерно такие. Оборона и безопасность уже требуют и будут требовать все больше денег. Приближается время большого перевооружения. Крупные иностранные инвестиции в Украину маловероятны, экономический рост незначителен, значит, будет расти доля общественного богатства, направленного на оборону и безопасность. Социальное государство демонтируется, а несогласные с этим играют на стороне агрессора. И не иначе.

Все больше риторики о героизме, все важнее Традиция. Именно так, с прописной буквы. Внешний враг, который очевидно, всегда имеет внутренних приспешников и пособников. Их поиски — дело увлекательное. Политический режим будет становиться все жестче (хотя вряд ли изобретательнее). Гибридность будет смещаться в авторитарную сторону. 

Овеянная мечтой автокефальная церковь, путь к которой, с участием украинских мудрецов, героев и мучеников, длился почти ровно сто лет, постепенно превращается в квазигосударственную. Все более авторитарное государство и константинопольская по форме и сергианская по сути церковь сливаются в единстве.

Все это не будет отрицать и отдельных проявлений многократно опозоренного/воспетого современного Запада, даже проведения гей-парадов, и некоторой, конечно — идейно взвешенной, свободы слова. Мейнстримные медиа остаются послушными пособниками лучших граждан республики, а всяческие расследователи… Если не опомнятся, то пусть себе лают, лишь бы жить и зарабатывать не мешали.

Человек с ружьем — главный публичный герой этого сценария, за кулисами которого — капитаны промышленности, латифундисты и финансисты. Те, кого в Украине привычно ругают олигархами. Куда же без них?

Давление Европы продолжается, какие-то реформы реализуются. Но проблемы в Евросоюзе нарастают, Украина постепенно теряет свою ценность и интерес для Берлина и Парижа. Поклоны европейским ценностям понемногу редеют, а клятвы в преданности и упоминания о евроинтеграционном курсе утихают. 

Отношения с США строятся по известному принципу "сукин сын, но наш сукин сын". Не слишком надежно, временами весьма затратно, однако вполне реалистично (и подтверждается практикой: история многих стран Латинской Америки — тому наглядный пример). 

Никакая пропаганда не может сравняться с правдой, а российская угроза — неопровержимая реальность. Материалистическая же мотивация на больших дистанциях всегда проигрывает в общественной мотивации абстрактным идеям. По большому счету, идеи, религиозные и национальные в том числе, могущественнее сугубо экономических соображений (конечно, не для упомянутых капитанов промышленности, латифундистов и финансистов).

Это может продолжаться долго, очень долго. Главная проблема — то, что под поводом защиты от РФ, которая, безусловно, является угрозой самому нашему существованию, мы становимся все больше похожи на Россию. Происходит своеобразный псевдоморфизм. Ну что же, "немає гірш, як буть собі нудним: Не гіркість яду — кислощі цитрини". 

Вторая возможность — более сложная и почти фантастическая. Украина, наше общество и государство, находит в себе силы для развития, пусть медленного и противоречивого, но поступательного. Окно для него еще открыто. Мы говорим себе неприятную правду, определяем жесткий, но справедливый диагноз. Направляем силы не на самобичевание, а на развитие.

Публичные институты кое-как развиваются и как минимум не мешают, а в идеале, желательно, способствуют экономическому развитию и общественному прогрессу. Инфраструктура модернизируется, а не приходит в упадок под пену прогрессивных лозунгов. И главное: сокращается пресловутая "дельта". Олигархи подчиняются республике и служат ей. Или, по меньшей мере, принимают во внимание национальный интерес Украины.

При этом следует помнить, что в РФ государство давно уже съело общество, а большинство граждан возвращены к холопскому состоянию. Наша же основная задача заключается в том, как заставить государство способствовать общественному прогрессу, а не изобретательно создавать для него все новые и новые преграды.

Расходы на армию и силы безопасности увеличиваются прежде всего за счет экономического роста. Объективно необходимые ограничения прав и свобод понятны для граждан и внедрены законным образом.

Политика Украины в отношении России исходит из необходимости защитить наши интересы и укрепить позиции, а не, как многие желают, из поиска возможности побольнее укусить или громче тявкнуть. Мир "рішучих, хто заганяє себе в капкан, спеціально для того, аби потім гризти собі задню лапу, гнівно виючи від обурення", уступает миру рациональному.

Взывания о чистоте риз, каждый раз новых, уступают место содержательной дискуссии. А духовные потомки Хлестакова и О.Бендера перестают в ней доминировать.

Героизация воина дополняется современным образованием, медициной и наукой, а противостояние с Москвой не отрицает европейских ценностей. Украинские медиа становятся более ответственными, уровень образованности и ответственности журналистов (как и гражданского общества в целом) растет.

Православная церковь Украины отказывается от петровско/сталинского наследия и разрабатывает современные социальные практики. Государство остается светским.

Крайне медленно, но растет поддержка со стороны Европы, прежде всего Германии. Относительно Украины распространяются взгляды наподобие — "Они странные, но наши, европейцы". В отношениях с соседями доминируют не вопросы сложной и противоречивой истории, а видение общего будущего.

Укрепляются отношения с США на основе продуманной повестки дня, и не только в вопросе безопасности. 

Мы четко определяем политику относительно КНР, хорошо осознавая ее величие, возможные позитивы, опасности и ограничения сотрудничества с Китаем.

Несмотря на отчаянное сопротивление, в частности и собственное, Украина постепенно становится европейским государством, медленно, но последовательно развивается. Этот путь тоже на десятилетия, но, по крайней мере, место назначения не столь бесперспективное, как в первом варианте.

Как видим, даже представить, не говоря уж о том, чтобы воплотить, этот сценарий сложнее, но его черты в общем все же понятны, и повторимся: шансы на воплощение (хотелось бы верить) все же не нулевые.

"Большой компромисс". Банальной является мудрость, что худой мир лучше доброй ссоры. Усталость большинства общества от войны, все острее ощущаемая бесперспективность ситуации, огромные экономические убытки подталкивают к попыткам поиска компромисса с РФ. Тем более основные рамки такой договоренности, которая может казаться приемлемой для россиян, определить очень просто: Крым за скобками, то есть де-факто признан российским, ВОТДЛО — особый административный район (почти государство в государстве), европейские санкции снимаются, евро- и евроатлантическая интеграция продвигается без лишней поспешности, а точнее — остается риторическим приемом, который используется все реже. Украина закрепляется в "серой зоне". Отношения с США подорваны, многие в Германии и ЕС вообще воспринимают очередной украинский финт с большим облегчением. 

Не следует забывать и о нашей фирменной элегантности воплощения компромиссных решений. Все ошибки, которые можно сделать, будут сделаны. Все, кого можно будет обидеть, будут оскорблены. Все отношения, которые можно разрушить, будут разрушены.

Мы входим в короткую, но яркую эпоху многовекторности по-новому, когда направления, с которых прилетают пинки, максимально диверсифицируются и разнообразятся. Эдакое возвращение в 2013 год, только без Крыма и Донбасса. С сотнями тысяч стволов на руках, с боевым опытом у несогласных, с организационными структурами сопротивления. Недолго ждать понятного завершения в виде очередной революции, которую государство в его сегодняшних границах вряд ли переживет. А то, что останется, будет вынуждено в намного худших условиях возвращаться к компромиссному сценарию. На войну уже не хватит ресурсов. Эдакая рекурсия. (И это в лучшем из возможных вариантов.) 

Конечно, теоретически возможно и другое, значительно более позитивное развитие сюжета. Такое, когда основные интересы Украины будут соблюдены, а Россия сохранит лицо. Речь идет прежде всего о более широком компромиссе в пределах формирования коалиций вокруг США и КНР. Конечно, ничего о нас без нас. Но и об Quod licet Jovi non licet bovi не следует забывать. Впрочем, слишком много противопоказаний. Смышленых исполнителей гениальных замыслов поискать днем с огнем.

Но главное — плохое время. С этой российской властью горшок не слепишь. Со следующей, вероятно, тоже, но шанс все же появится. Другой вопрос — когда появится эта новая российская власть? Но это вопрос к обладателям хрустальных шаров и других магических инструментов.

"Распад". О третьем сценарии писать не хочется, но нужно. Этот сценарий — "российская мечта", точнее, ожидание наиболее глупых, реакционных сил в Москве. Итак, процитируем В.Ленина образца 1919 года: "Теперь на Украине каждая банда избирает кличку, одна свободнее другой, одна демократичнее другой, и в каждом уезде — по банде". 

Прошло ровно сто лет. Железная дорога — больше не высшее достижение технического прогресса. Построены и работают атомные электростанции, трубопроводы, аэропорты, другая инфраструктура. В таких условиях российские миротворцы будут восприниматься западными партнерами, да и многими гражданами, особенно на Левобережье, как меньшее зло. 

Другие регионы можно умиротворить иначе. Желающие приобщиться к "благородному делу" спасения найдутся. Таким образом, давние фантазии о трех Украинах воплощаются в жизнь. Путин победил, Украина (да и Россия, в конце концов) проиграли.

Свалиться в эту пропасть можно, не только во время неудачных поисков компромисса, но и упорно обороняя национальные ценности. Самый страшный наш враг — мы сами.

Конечно, очерченные сценарии схематические, почти карикатурные. Конечно, в мире существуют черные лебеди, и гнездятся они не только в Австралии. Конечно, время имеет значение, да и в России обратный отсчет подходит к концу. 

Но, прежде чем открыть дверь, нужно хорошенько подумать, стоит ли это делать. И даже когда на размышления не осталось ни времени, ни возможностей, следует хоть иногда задумываться над непредсказуемыми последствиями наших целенаправленных действий. В каждом скетче есть доля скетча. Думаем вместе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Lugansk Lugansk 9 лютого, 10:32 "Слепы те, кто говорит, что за пять лет ничего не изменилось." Никто не говорит, что не изменилось. Все уверены, что поменялось в худшую сторону. "Старая постсоветская Украина почти умерла." - браво, "почти умерла", это сильно! Так что, Украина сейчас агонизирует? Да здравствует "новая постсоветская Украина"! "происходит культурный подъем ... снова снимают и смотрят фильмы" это какие например, "Сторожевая застава"? бюджет 40 млн, сборы 20 млн, это успех? "Украинское становится модным, прежде всего среди молодежи", что "украинское"? приведите пример. "Политически мотивированное насилие снова в игре. Все как положено в стране, отстаивающей свое право на существование." Очень странно, что автор считает насилие, мотивированное не законом, а политикой, нормальным. Если это не ошибка, то уверен, что это до тех пор, пока такое насилие не будет применено по отношению к его близким. " московская пропаганда неистовствует при одном слове "Украина"" - а киевская - при слове "Россия", не так ли? Что такое ксенофобия? "С волком жить, по-волчьи выть." - а с кошкой жить - мяукать? "в России обратный отсчет подходит к концу", автор, вы так уверены в своих словах не приводя доводов, а можете спрогнозировать, когда в России "отсчёт" подойдёт к концу? Через год-два, пять лет, десять, 100? Статья, конечно, фантастическая. Рассматривать её, на мой взгляд, стоит под острым углом, в качестве стёба, сатиры. Автор, в статье ни одного слова про украинскую коррупцию. Ни одного! Получается, вы намеренно или случайно замалчиваете огромную, если на самую важную проблему. Предлагаю вам смоделировать "Украину без коррупции". В такой модели сразу появляется экономический рост, повышение уровня жизни людей, решение внутренних и внешних проблем. Значит, если коррупция в Украине есть, то она кому-то выгодна? Получается, этим силам выгодна нищета населения, война и другие беды. А вы об этом не пишете. Вам не стыдно? Вы на референдуме 1991 за что голосовали? согласен 5 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно