Друзья по несчастью

30 января, 2015, 22:26 Распечатать Выпуск №3, 30 января-6 февраля

После аннексии Крыма Россией и начала военных действий в Донбассе в Украине уже зарегистрировано около 943 тыс. беженцев. Их количество постоянно растет. И у каждого беженца — свои проблемы. Но если для Украины проблема беженцев нова, то в Грузии она — давнишняя.

 

КАК ГРУЗИЯ РЕШАЕТ ПРОБЛЕМУ БЕЖЕНЦЕВ

После аннексии Крыма Россией и начала военных действий в Донбассе в Украине уже зарегистрировано около 943 тыс. беженцев. Их количество постоянно растет. И у каждого беженца — свои проблемы. Как правильно зарегистрироваться? Что делать человеку, потерявшему все документы и не имеющему возможности подтвердить свою личность? Как получить пенсию? Как и где найти новое жилье? Работу? Украинские власти на ходу пытаются найти решение этих и других финансовых, правовых, социальных трудностей, с которыми каждый день сталкиваются люди.

Но если для Украины проблема беженцев нова, то в Грузии она — давнишняя. Страна за последние четверть века пережила уже несколько масштабных волн вынужденных переселенцев. В 90-е люди бежали из Абхазии и Южной Осетии, когда грузинское правительство пыталось восстановить контроль над этими регионами. В 1998-м — из Абхазии, когда шли бои в Гальском районе. В 2008-м беженцы появились в результате российско-грузинской войны. На сегодняшний день, по данным Министерства по делам беженцев и расселению, в стране насчитывается около 271 тыс. внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). Это — 6% населения Грузии, где проживают 4,5 млн чел. 

За эти два десятилетия в Тбилиси было разработано несколько государственных стратегий и планов, с помощью которых власть пыталась решить проблему беженцев. Были созданы разные ведомства, содействующие ВПЛ в их обустройстве. Принимались законы, дающие беженцам определенные права. Например, закон о ВПЛ защищает их от выселения и предусматривает финансовую помощь: 45 лари (около 26 долл.) ежемесячно получают все ВПЛ, чей доход ниже 1250 лари в месяц.

В Грузии ВПЛ занимаются Министерство по делам беженцев и расселению, координирующее все программы, и Министерство здравоохранения и социального обеспечения, обеспечивающее выплату финансовой помощи. Но проблемой Министерства по делам беженцев и расселению является постоянное недофинансирование. Выходом из ситуации стало создание этим ведомством координирующего комитета, объединившего всех ведущих доноров.

Грузины говорят, что для государства крайне важно сразу же использовать термин "вынужденно перемещенные лица" для обозначения беженцев. Это означает, что люди покинули свои дома в результате внутреннего конфликта и находятся на территории собственной страны. "Еще один важный момент — правильная и своевременная регистрация", — отметила эксперт грузинской общественной организации "Согласие" Юлия Харашвили во время конференции "Грузинский опыт для Украины: проблемы перемещенных лиц и налоговая реформа", организованной Институтом мировой политики и "Кавказским домом". 

Грузинские эксперты обращают внимание и на то, что при расселении необходимо учитывать специфику ВПЛ — городские это жители или сельские, наличие инфраструктуры в местах проживания, безопасность. Исходя из собственного опыта, они также обращают внимание на то, что весьма важно не выделять из числа беженцев какие-то отдельные группы, поскольку это создает проблемы внутри общины ВПЛ. И, конечно же, необходимо сразу же начать психологическую реабилитацию людей, прежде всего, женщин и детей. 

По словам Ю.Харашвили, еще в 90-е в Тбилиси думали, что беженцы — это временная проблема. Планируя скорое возвращение ВПЛ в свои дома, грузинские власти проводили и соответствующую политику. При этом, отмечает эксперт, проблема возвращения использовалась и как рычаг политического давления на международное сообщество, и как способ получения максимальной экономической помощи.

Реальность оказалась значительно хуже, чем это виделось в начале 90-х. Уже в конце 2008 г. правительство, эксперты и сами беженцы стали понимать — скорого возвращения не будет. А значит, властям следует изменить политику. В том числе и по решению "квартирного вопроса". 

В разные годы грузинские власти использовали различные варианты расселения перемещенных лиц. Анализируя ошибки, допущенные Тбилиси за эти два десятилетия, грузины говорят: для беженцев сразу же надо было создавать нормальные условия жизни. Это, с одной стороны, сэкономило бы средства государства. С другой — позволило бы заблаговременно начать процесс интеграции беженцев на новом месте жительства. Но на начальном этапе существовало опасение, что закрепление жилья за ВПЛ в собственность уменьшит их мотивацию к возвращению. 

Многие из беженцев до сих пор живут в "коллективных центрах проживания" — гостиницах и санаториях — выделенных еще в 90-е для ВПЛ как временные убежища. Значительная часть зданий пришла в полную негодность, и для их восстановления требуется серьезный ремонт. Придя же к решению о необходимости предоставления постоянного жилья беженцам, власти заговорили и об улучшении условий проживания. 

Сегодня в Тбилиси проводят политику "устойчивого расселения", которая должна снять проблему жилья для ВПЛ в долгосрочной перспективе. Она предполагает, в частности, не только строительство новых домов или предоставление финансовой помощи для их покупки, но также приватизацию того временного жилья, где сейчас проживают семьи беженцев. Решать эту проблему в Тбилиси собираются также и за счет пустых или недостроенных зданий, которые могут быть переоборудованы, достроены, отремонтированы и переданы ВПЛ в собственность.

Но, по информации Ю.Харашвили, при реализации политики "устойчивого расселения" выявились серьезные проблемы. Например, критерии, созданные для определения наиболее нуждающихся, не дают возможности четкой дифференциации. А большинство существующих коллективных центров нуждаются в ремонте и значительной переделке для соответствия стандартам, поэтому перед их приватизацией необходим ремонт. А для ремонта одной квартиры требуется 9—10 тыс. долл.

Недостаток средств является одной из наиболее серьезных проблем. Для страны, бюджет которой составляет около 5,5 млрд долл., содержание такого количества беженцев требует больших финансовых затрат. В Грузии решили обратиться за помощью к международным донорам. Таковыми стали, среди прочих, ЕС, USAID, Всемирный банк, Турецкое агентство развития. Выделяемые донорами средства шли, в том числе, и на строительство коттеджей, в которых живут ВПЛ. В результате, правительство Грузии помогло решить проблему устойчивого расселения для 29,7 тыс. семей. Но жилищные проблемы остаются еще у более 50 тыс. семей. Как отмечает Ю.Харашвили, "необходима большая и постоянная работа с донорами. Денег все время не хватает. Доноры же быстро устают". 

Оглядываясь на пройденное, сегодня грузинские эксперты полагают, что, хотя жилье и является неотложной задачей, но не надо забывать и о другой — самодостаточности внутренне перемещенных лиц. "ВПЛ с самого начала должны принимать участие в решениях о своем будущем. У них есть на это право. И тогда они будут более ответственно относиться к исполнению решений", — говорит Юлия Харашвили.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно