Центростремительное содержание политики доходов - Внутренняя политика Украины – аналитика, статьи, эксклюзивы - zn.ua

Центростремительное содержание политики доходов

18 августа, 2017, 19:17 Распечатать

Украина должна сформировать общее видение политики доходов и в дальнейшем мониторить весь процесс.

Общим местом уже стали претензии к власти по поводу масштабной бедности, чрезмерного неравенства по разным признакам, распространения — особенно среди молодых — эмиграционных настроений, тенизации экономической деятельности и массовой практики неофициальных платежей во всех общественных звеньях. И эти претензии совершенно справедливы. 

Но сложившаяся ситуация является прежде всего следствием принципиальных просчетов в политике доходов. И попытки исправить что-либо одно обречены на неудачу. Украина должна сформировать общее видение политики доходов, определить основные составляющие, сделать комплексный расчет (не просто ожидаемого влияния, скажем, изменения отдельного налога или социальной выплаты на бюджет), очертить ориентиры уровня жизни населения и макроэкономической ситуации, которых нужно достичь в течение определенного периода (вроде, например, индикаторов целей постоянного развития), и в дальнейшем мониторить весь процесс. Однако начинать необходимо с нового понимания доходов, присущего ХХІ в.

Политика доходов охватывает процессы на уровне их первичного распределения и перераспределения между основными институционными субъектами экономических отношений: государством, территориальными громадами, бизнесом и домохозяйствами. При этом затраты одного субъекта являются одновременно доходами другого. Например, государственные социальные трансферты, формирующие значительную часть доходов домохозяйств, обеспечивают рост (сохранение) человеческого капитала, внутренний спрос на товары и услуги, а значит, способствуют повышению экономической активности, росту занятости, увеличению поступления налогов (прежде всего включенных в цену) в бюджет. Усиление активности бизнеса обеспечивает как непосредственное поступление средств в бюджет, так и рост доходов работающих, что также отражается в повышении спроса, увеличении сумм уплаченных налогов.

Недостатки украинской политики доходов

Сегодня главной, хоть и не всегда четко сформулированной, задачей государственного регулирования доходов в Украине остается экономия бюджетных средств. Население, за исключением наиболее нуждающихся слоев, должно выживать благодаря собственным усилиям, а бизнес поддерживается выборочно по признакам полезности для властных структур. Большинство проблем в сфере доходов, не связанных непосредственно с перспективами наполнения государственного бюджета, либо не выходят за рамки обсуждения, либо служат предметом политических спекуляций и риторикой о необходимости расширить экономические свободы, о социальной ориентированности экономики, полной реализации которой якобы мешает "утяжеление государственного бюджета социальными затратами". В общем, по признанию авторитетных международных экспертов, социальная цена экономических реформ в Украине слишком высока.

В результате каждый институционный субъект образования доходов — предприниматели, домохозяйства, государственные структуры, местная власть — остается недовольным, поскольку не имеет ресурсов для долгосрочных операций, не верит в возможности развития. Соответственно, значительная часть и бизнесменов, и самозанятых, и наемных работников хотят вывести средства за пределы экономической резидентуры Украины (за границу или в "тень"). Объясняется это обычно высокими налогами, несправедливостью их администрирования и т.п., т.е. в результате неэффективностью государственной политики доходов.

Чрезмерное, экономически необоснованное неравенство, являясь следствием такой ситуации, в свою очередь приводит к тому, что в каждом цикле обращения доходов от этого процесса отстраняются целые группы (домохозяйств, предпринимателей, поселений), которые в конечном итоге попадают в ситуацию экономического и социального отторжения. Поэтому, несмотря на мощный ресурсный потенциал, Украина остается бедной и поляризованной страной. Именно так следует сформулировать главный симптом общей болезни государственной политики доходов.

Корни растут из специфического экономического сознания украинского истеблишмента и системы практических экономических отношений, которые трактуют политику доходов прежде всего как изъятие (для более сильных) или безвозвратные потери (для более слабых) средств. Большинство тех, кто принимает решение на практике, не соглашаются с тем, что рациональная политика доходов как раз и направлена на предотвращение потерь каждым институционным субъектом, а текущие затраты являются лишь первым этапом бесконечного цикла обращения дохода, в течение которого выгоду получает наконец каждый участник. Отказ от видения кругооборота экономических операций как циклов перераспределения доходов и, соответственно, неумение это распределение рационально упорядочить закономерно вызывают то, что существующая политика доходы всех субъектов экономики действительно превращает в потери.

В такой системе отношений и при таком понимании политики доходов, при доминировании ощущения хроничности безвозвратных потерь больше всего страдают социальные нужды. Средства, необходимые для их финансирования, признаются "чистыми потерями", а социальная политика — необходимостью выполнять обязательства государства. Такой подход — и с учетом двойных стандартов, и в части толкования социальных трансфертов как исключительно безвозвратных затрат — бесспорно, ошибочен.

При таком понимании практическая реализация политики доходов сопровождается многочисленными рисками ущемить интересы одних групп в пользу других. В свою очередь, неуравновешенность политики доходов приводит к тому, что одни группы институционных субъектов экономических отношений (из предпринимателей или домохозяйств) получают доходы, которые существенно превышают уровень, обоснованный их усилиями (производительностью, эффективностью и т.п.), а достижения других вознаграждаются не полностью.

Политика доходов всегда формирует механизмы самосохранения. Противоречивость интересов всех действующих лиц не только служит причиной неминуемой борьбы, но и препятствует кардинальным сдвигам сложившихся отношений. Совершенно очевидно, что интересам работодателей отвечает снижение затрат, в частности, за счет экономии на налогах, скажем, на единый социальный взнос (ЕСВ), а интересам наемных работников отвечает полная уплата за них взносов на общеобязательное социальное страхование. Интересы работающего населения ограничиваются максимальным уровнем оплаты труда, а интересы пенсионеров — суммой взносов, поступающих в Пенсионный фонд. Изменение курса национальной валюты по-разному влияет на импортеров и экспортеров: если первые выигрывают от "дорогой" гривни, то вторые — от "дешевой". То же касается таможенных правил и тарифов. Таким образом, принципиально невозможно реализовать точечные изменения, не задев чьих-то интересов. Поэтому любые реформы политики доходов наталкиваются на мощное сопротивление, причем зачастую это сопротивление связано не только с реальной потерей доходов, но и с потенциальным снижением возможной выгоды, в частности, за счет изменения условий получения дохода. Преодоление такого сопротивления требует выработки специальных механизмов, прежде всего разъяснения и компенсации, и согласования отдельных действий.

Современная украинская политика доходов провоцирует постоянное трактование государственной поддержки как бремя, которое несут активные слои населения, бизнес, действенные территориальные громады, и которое якобы мешает их развитию. Вместе с тем принципиальная некорректность политики доходов провоцирует сомнения этих активных слоев в действительной необходимости их помощи, сомнения в невозможности нуждающихся самостоятельно осуществлять необходимые шаги для достижения своего благополучия, а следовательно, провоцирует социальное недовольство, граничащее с общественным напряжением и конфронтацией. Тогда как эффективная политика доходов способствует сплоченности общества в отличие от его разделения и даже раскола.

Украинские попытки регулировать отдельные виды доходов

Любое корректирование одной составляющей (минимальной зарплаты, размера единого социального взноса и т.п.) непременно служит причиной изменения других доходов (государства, бизнеса, домохозяйств). Государство, главный регулятор доходов, планируя условия и направления изменения политики, должно: во-первых, предусматривать механизмы компенсации потенциальных потерь отдельных игроков; во-вторых, защищать интересы более слабых участников рынка; в-третьих, ориентироваться на кумулятивный эффект, который будет обнаруживаться в росте совокупных доходов при условии, что положение каждого при этом не ухудшится. Иначе, опасаясь потерять потенциальные доходы, все игроки будут масштабно сопротивляться, что будет проявляться, в частности, в саботаже чиновников, оппортунизме предпринимателей и социальном нигилизме домохозяйств. Например, снижение (почти двукратное) единого социального взноса в 2016 г. закономерно не вызвало роста заработной платы, доходов ПФУ и бюджетов, хотя и способствовало увеличению легальных рабочих мест. По данным Государственного реестра общеобязательного государственного социального страхования, численность лиц, при которых уплачено единый социальный взнос, возросла впервые с 2007 г., причем увеличилась на 678,6 тыс., или на 5,6%. Наоборот, повышение минимальной заработной платы в 2017 г. способствовало росту средней зарплаты, суммы налогов и взносов в Пенсионный фонд, но также закономерно и ожидаемо вызвало недовольство работодателей. Представляется, что этого можно было избежать, если синхронизировать действия относительно снижения ЕСВ и повышения минимальной заработной платы. Другим вариантом могла бы стать синхронизация действий по снижению ЕСВ с введением обязательных взносов работодателя в накопительные пенсионные схемы (разумеется, в размере, существенно меньшем предложенного снижения ЕСВ).

Крайне необходимым представляется учет всей цепи связей, например, при ожидаемом росте пенсий. Не вызывает сомнений, что единственным источником может быть повышение экономической активности бизнеса, рост его доходов и увеличение доходов бюджета и ПФУ. При других условиях все сведется к перераспределению средств, усилению нагрузки на бюджет, неминуемой денежной эмиссии и инфляции, которая нивелирует все достижения отдельных игроков.

Указанное предостережение касается всех государственных решений в области влияния на процессы первичного распределения и перераспределения доходов.

Именно этот системный недостаток существующей политики доходов обусловил хроническое воспроизводство ситуации чрезмерной, экономически необоснованной и социально неприемлемой дифференциации по доходам разных слоев населения, предприятий, институционных субъектов экономических отношений, территориальных громад.

Неравенство доходов населения в Украине в целом и в отдельных городах в частности превышает эти показатели не только по странам, которые являются образцом умной гармонизации рыночной экономики и социальной ответственности, но и по странам с доминированием императивов рыночной свободы (см. табл.).

Фактически приведенные соотношения являются красноречивым доказательством того, что неравенство в Украине приобрело недопустимо высокий уровень и угрожает социальным отторжениям значительных групп населения, не имеющих никаких возможностей самостоятельно выбраться из ловушки, в которую они попали. Вряд ли что-то может изменить поддержка, которую предоставляет государство.

Однако следует отметить, что двукратное повышение минимальной заработной платы с 1 января 2017 г. мгновенно отразилось в снижении неравенства, включая и гендерное. Если в течение первых пяти месяцев 2016-го доходы 10% высокооплачиваемых мужчин превышали доходы 50% наименее оплачиваемых в 20,7 раза, а женщин — в 13,2 раза, то за первые пять месяцев 2017-го эти показатели сократились до 15,1 и 11,1 раза соответственно. Таким образом, и об этом четко свидетельствуют данные Государственного реестра общеобязательного государственного социального страхования, неравенство в целом уменьшилась на 30%, среди мужчин — на 40%, а среди женщин — на 20%. Важно, что снижение неравенства обусловлено не сокращением высоких доходов, а ростом низких.

В сфере реформ политики доходов на территориальном уровне введение новых правил формирования местных бюджетов в рамках децентрализации пока что в большинстве случаев не сопровождается изменением идеологии использования этих ресурсов. В преобладающей степени руководители территориальных громад еще не осознают новые возможности самостоятельного зарабатывания денег, в частности, и благодаря значительному увеличению собственных ресурсов. Только при условии изменения такой психологии децентрализация вызовет желаемый эффект — ориентация исключительно на повышение эффективности затрат apriori обречена на неудачу. Средства будут разделяться более справедливо и тратиться более эффективно, но их не будет хватать на все: необходимо увеличение самой суммы доходов громады. Например, если строительство дороги сопровождается развитием всей инфраструктуры (транспорт, кафе, АЗС, мотели и т.п.), то это означает рост занятости и доходов бюджета громады, снижение социального напряжения из-за безработицы, повышение инвестиционной привлекательности территории и т.п.

В сфере политики доходов предпринимательства в течение продолжительного времени сохраняется выборочное отношение к разным предпринимателям и предприятиям. Наиболее ярким примером была многолетняя ситуация с возвратом НДС. Следует вспомнить и неединичные случаи прямой государственной поддержки отдельных отраслей и производств. Это ожидаемо имеет последствием разделение украинских работодателей на две неравные по масштабам и возможностям группы — привилегированных и остальных; при этом именно остальные несут все бремя официальных и неофициальных платежей.

Видение рациональной политики доходов

Развитый мир признает, что переход от индустриального к постиндустриальному развитию является движением от доминирования производства товаров и физических средств к доминированию производства человека в широком понимании. Именно так следует трактовать распространенное выражение об опережающем развитии сферы услуг. Последняя не просто масштабируется и вырабатывает все большую часть национального дохода, этого мало — традиционные общества также немало тратили на услуги и развлечения самых богатых слоев общества. Принципиально изменяется характер сферы услуг — она становится продуктивной в том смысле, что продуцирует развитие максимально возможного количества людей и подчиняет этой задаче формирование товарных и инфраструктурных отраслей. Опыт стран, которые осуществляли успешные реформы и обеспечивали значительное ускорение человеческого и экономического развития, доказывает, что рациональные социальные доходы являются важной частью инвестиций в развитие человеческого капитала и весомым регулятором процессов ценообразования и объемов внутреннего рынка. Для таких стран главной задачей политики доходов является максимальный рост доходов всех институционных субъектов экономических отношений (государства, бизнеса, домохозяйств) благодаря экономической активности, производительности, эффективности и социальной справедливости.

Исходя из такого трактования сущности и задач политики доходов, проблема их размера и адресации превращается в проблему качества потребления доходов. В частности, это означает, что какая-либо политика, которая выборочно и точечно требует уменьшения или увеличения доходов, всегда является деструктивной. Это связано с тем, что резкая и непредвиденная нехватка доходов одного из институционных субъектов макроотношений не дает ему возможности полноценно вступить в следующий цикл на тех условиях, на которые остальные участники привыкли рассчитывать. В результате нарушается конкуренция спроса и доступа к ресурсам, что превращает неиспользованные ресурсы и недостаточный спрос в реальные потери даже при условиях формального отсутствия финансовых изъятий.

Вопреки распространенному мнению, не менее деструктивным является также и рост излишка в руках отдельных субъектов экономического оборота. Излишек нельзя продуктивно использовать в следующем цикле общего взаимодействия: он либо служит причиной инфляции, либо замораживается. Кто может — такие доходы скрывает, кто может — выводит за границу, кто может — тратит на развлечения или предметы роскоши. В результате формальное увеличение доходов одной группы игроков, с одной стороны, заставляет их придумывать искусственные механизмы защиты своего необусловленного производительностью положения, что превращает локальный провал системы обращения в хронический недостаток, с другой — обусловливает их проигрыш и послабление в следующем цикле взаимодействия, а перечисленные способы утилизации излишка, хотя и выглядят как статусное обогащение, по сути превращаются в безвозвратные потери. Внутри страны иллюзия выгод экономически необоснованного обогащения легко поддерживается, но на межнациональном уровне конкурентное положение национальной элиты резко ухудшается, что четко фиксируется и используется их конкурентами.

Основные черты рациональной политики доходов

Если конечной целью рациональной политики доходов являются достижения и поддержка их максимальной совокупной суммы, то она должна быть системной, стабильной, прогнозируемой. Соблюдение системности нуждается в том, чтобы любое решение относительно корректирования какого-либо вида доходов любого субъекта (государства, территориальной громады, сферы экономики, домохозяйства) опиралось на оценки его последствий для остальных субъектов и экономики в целом. Правила игры не могут часто изменяться (это касается и налогов, и таможенных тарифов и правил, и минимальных государственных гарантий, и распределения полномочий, по крайней мере связанных с финансовыми обязательствами), а принципиальные изменения могут вводиться исключительно через общественное обсуждение. Именно такая практика будет обеспечивать возможности долгосрочного видения процесса, а прогнозирование хотя бы на среднесрочную перспективу (три–пять лет) должно стать обязательным.

Соответственно, политика доходов будет формироваться на новых началах налогообложения, будет предусматривать коренное изменение правил и механизмов администрирования, будет опираться на единые основы стандартизации, в частности на международные стандарты учета с обеспечением прозрачности движения капитала. Стержнем реформы политики налогообложения должно стать стимулирование занятости и активных доходов, в частности, благодаря более высоким ставкам обложения налогами пассивных доходов; при этом чрезвычайно важным является обеспечение справедливости в нагрузке на различные виды доходов. Учитывая то, что подавляющее большинство видов государственной поддержки адресованы не индивиду, а домохозяйству (семье), кажется целесообразной замена налогообложения доходов индивида налогообложением доходов домохозяйства (семьи). Такая схема, во-первых, дает возможность избежать лишней работы, в частности, относительно назначения на адресных началах социальной помощи, субсидии и т.п., а во-вторых, побуждает местную власть поощрять проживание населения на территории громады.

Необходимо искоренить практику ручного управления, которое сделает невозможным (или по крайней мере минимизирует) манипулирование и злоупотребление. Из-за манипулирования с НДС бюджет Украины систематически теряет огромные средства, в частности, в 2013 г. эти потери, по различным оценкам, составляли 50–70 млрд грн. Передача в 2015 г. функций по расчетам с бюджетом от плательщиков НДС в специальные налоговые органы и введение в 2017 г. электронного реестра возврата НДС — самая радикальная реформа налогового администрирования — устранили возможность "рисования" налогового кредита и прекратили функционирование т.н. маргинальных налоговых ям. Но логическое завершение реформ нуждается в невозможности волюнтаризма работников ГФС в использовании электронных счетов, решении проблем с переплатой НДС и недостатком задекларированных лимитов на НДС-счетах, смягчении неудобств из-за временного изъятия оборотных средств и т.п. Безусловным приоритетом должна стать уплата налогов исключительно после и по результатам получения облагаемого дохода.

Минимальные государственные социальные гарантии (трансферты) должны исходить из минимальных стандартов потребления, а минимальная заработная плата — существенным образом превышать другие гарантии. Единственным исключением могут и должны быть трансферты лицам с инвалидностью — минимальная пенсия им может превышать минимальную заработную плату.

Бедой украинского обращения доходов является скрытый и прямой выводы капитала за пределы Украины. Необходимость обеспечения свободы предпринимательской деятельности не предусматривает прямого запрета, что, однако, не лишает государство инструментов сдерживания. Кроме того, международные стандарты учета и государственная политика доходов должны обеспечить прозрачность и системы ценообразования. Несоблюдение принципов конкурентности и прозрачности ценообразования является основным недостатком абсолютно всех рынков Украины, что вызывает хроническое завышение цен и их неадекватность доходам целевых потребителей.

Прямая государственная поддержка территориальных громад, бизнеса и домохозяйств является важной и неотделимой составляющей политики доходов. Но должны быть законодательно определены ее приоритеты, инструменты и масштабы. Кажется, что корректироваться они могут исключительно в рамках изменения стратегии государственной поддержки, т.е. не очень часто. И хотя этот инструмент экономического регулирования больше всего критикуют, фокус критики направлен неправильно. Существующие недостатки связаны с "ручным управлением", коррупцией, безответственностью за последствия использования. Поэтому главные элементы реформы надо сосредоточить не на устранении прямой государственной поддержки, а на преодолении указанных недостатков.

Кредитование в Украине пока что не является эффективным инструментом политики доходов, хотя мировая экономическая мысль и воплощение теоретических конструкций в практику убедительно доказывают, что именно кредиты являются двигателем экономического развития. Кредит — это не только источник пополнения оборотных средств, но и механизм распределения рисков между теми, кто кредит предоставляет, теми, кто его использует, и теми, кто аккумулирует для этого средства. Кредит — это также и механизм превентивного определения прав на результаты совместного участия, механизм установления права по требованию информационного и регулятивного вмешательства. Если государство желает добиться от бизнеса признания своего права на вмешательство и постановку социальных требований, оно должно обеспечить условия свободного и доступного кредитования.

Важную роль в развитых странах играет бюджетное кредитование. Его нехватка обычно объясняется недостатком бюджетных возможностей. Но, во-первых, средств в бюджетах никогда на все не хватает, даже в зажиточных странах, а во-вторых, не все измеряется исключительно бюджетным балансом. Например, экономия энергии, полученной из угля или газа, вряд ли мгновенно скажется на изменении общей экономической ситуации в стране, но даст желаемые результаты в отдаленной перспективе. Заимствованная у развитых государств практика т.н. зеленых тарифов и теплых кредитов оказалась удачной и в Украине.

 

Программа "Зеленый тариф" предусматривает обязанность энергопоставщика покупать электрическую энергию из альтернативных источников в определенных объемах (у домохозяйств до 30 кВт) по ценам, которые существенным образом превышают обычный тариф (на 2017 г. установлена цена 0,18 евро за 1 кВт·ч). Окупаемость сетевой солнечной станции под зеленый тариф составляет три–восемь лет.

По программе по повышению энергоэффективности помещений (действует с 2014 г.) государство компенсирует часть затрат на покупку энергоэффективного оборудования и материалов при получении кредита в госбанке. За 2015–2016 гг. через три государственных банка выдано около 164 тыс. кредитов на 2,7 млрд грн. Из них 1,2 млрд грн компенсировано из государственного бюджета, 60 млн грн — из местных бюджетов. Сейчас спрос населения существенно превышает объем выделенных средств: на 2017 г. предусмотрено выделить из бюджета 432 млн грн, в то время как совокупный спрос, по оценкам Госэнергоэффективности, составляет 1,9 млрд грн.

 

Одним из наиболее действенных инструментов политики доходов являются государственные закупки — инструмент продуктивного инвестирования в развитие определенной отрасли. Поскольку цены государственных закупок должны быть конкурентными, ориентация исключительно (или преимущественно) на минимальную цену лишает государство возможностей влиять на формирование параметров внутреннего эффективного спроса. Важным критерием отбора поставщиков товара (услуги) должна быть гарантия качества (европейского уровня) в течение всего периода эксплуатации с вполне рыночными штрафными санкциями. Для этого следует воспользоваться наработанными в развитых странах моделями аукционов второй цены, нескольких этапов и т.п. Борьба с коррупцией, риск которой действительно возрастает с осложнением процедуры тендерных закупок, должна вестись другим способом, а не через примитивизацию и минимизацию государственного регулирования.

Тарифная политика и рентные платежи должны обеспечивать справедливость, а монопольные тарифы — подлежать жесткому государственному контролю и регулированию. Не вызывает сомнений вред развитию экономики и доходам предпринимателей и экономически активных домохозяйств, которой наносят монополизация ключевых инфраструктурных отраслей и высокие трансакционные затраты на удовлетворение требований государственных регуляторов. Изъятие значительной части потенциальных доходов через монопольные цены на электроэнергию, продукты нефтепереработки, газо-, тепло- и водоснабжения и отводы вымывают оборотные средства большинства предприятий, повышают себестоимость продукции, подталкивают предпринимателей экономить в затратах на персонал. Тот же эффект имеют чрезмерные права государственных регуляторов, предметом вмешательства которых является не защита человека на рабочем месте или предпринимателя, а доступ предприятия к экономическим ресурсам (разрешения, лицензии, земля и т.п.), способ производства (государственные строительные нормы, нормы амортизации и т.п.), конечный продукт (таможенные тарифы, технические и другие требования и т.п.). Из них должны остаться только те, которые служат целям безопасности потребителя и окружения, а не критериям эффективности по мнению посторонних участников.

Первоочередные шаги реформирования политики доходов

В сфере налогообложения:

переход от налогообложения доходов индивида к налогообложению доходов семьи;

— введение прогрессивной системы налогообложения с несколькими ставками (от 10 до 30%).

В сфере стандартизации:

переход от стандартов уровня потребления индивида к стандартам потребления семьи (домохозяйства);

— введение стандартов качества, доступности и цены услуг, предоставляемых государством и предприятиями-монополистами;

— дифференциация минимальной заработной платы по секторам экономики;

— повышение оплаты труда в бюджетной сфере путем замены устаревшей тарифной сетки современной системой стандартов оплаты труда;

— определение и соблюдение соотношений минимальных государственных гарантий, в частности, относительно соотношения минимальной заработной платы и всех минимальных социальных трансфертов.

В сфере государственной поддержки бизнеса и населения:

создание целевых программ кредитования;

— монетизация льгот, немонетарной помощи и субсидий и отмена тех, что противоречат идеологии активизации экономических процессов;

— изменение практики определения стоимости публичных услуг (медицинских, образовательных, жилищно-коммунальных, социальных и т.п.) и механизма их уплаты (государственный бюджет, местный бюджет, фонды страхования, население и т.п.);

— дифференциация социальных трансфертов по трудоспособности, экономической активности и занятости по принципу стимулирования размером трансферта трудоспособного населения к максимально активному поведению на рынке труда и в экономике в целом;

— введение жесткой системы контроля затрат и доходов с целью сделать невозможными масштабные незарегистрированные доходы.

В сфере государственных закупок:

введение института независимой анонимной экспертизы качества услуги (товара), который предлагается на тендер;

— введение обязательных требований качества услуги (товара) в течение определенного периода эксплуатации.

В сфере тарифной политики:

введение практики обнародования полной схемы определения тарифов, прежде всего на товары и услуги, которые предлагаются монопольными структурами;

— законодательное расширение трактования ренты за пределы доходов, полученных от использования природных ископаемых.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно