Альянс под два процента

14 июля, 13:59 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-20 июля

На саммите НАТО со скандалами распределяли финансовое бремя.

© The White House / Flickr

То, что нас не убивает — делает нас сильнее.

На минувшей неделе американский президент Дональд Трамп превратил заурядный саммит НАТО в шоу с элементами саспенс, заявив о готовности своей страны выйти из трансатлантического союза. И подтвердил свою репутацию эпатажного возмутителя спокойствия, чья импульсивность заставляет нервно вздрагивать союзников США, а непредсказуемость — обнадеживает соперников. Но хотя альянс пережил один из серьезнейших кризисов в своей истории, в итоге Трамп сделал для усиления организации больше, нежели его предшественники. 

Дональд "Скрудж"

В Брюсселе лидеры стран-членов НАТО обсуждали вопрос, как обеспечить наращивание оборонных возможностей альянса и усилить его "восточный фланг", активизировать борьбу с терроризмом и более справедливо распределить финансовое бремя. Эту повестку дня Брюссельского саммита сформировали Дональд Трамп и… Владимир Путин. Фоном саммита НАТО стали предстоящие американо-российские переговоры в верхах. 

Встречу в Хельсинки в альянсе и приветствуют, и боятся. Ждут решений и опасаются, что возможные договоренности разрушат единство трансатлантических союзников и уничтожат НАТО. Непредсказуемость главы Белого дома, его желание сделать рандеву с хозяином Кремля успешным вызывают у членов альянса беспокойство, что Трамп заключит сделку с Путиным в ущерб их интересам. Вопрос "насколько надежен американский президент?" постоянно звучит в европейских столицах. Опасения усиливаются на фоне разногласий между Вашингтоном и его европейскими союзниками.

Дело не только в начатой администрацией Трампа торговой войне с ЕС, но и в проводимой Вашингтоном политике усиления финансового и военного вклада членов НАТО в обороноспособность военно-политического союза. Фраза "США платят слишком много, а страны НАТО — слишком мало. Это несправедливо" — рефреном звучит из уст американского президента: для него стало идеей фикс выделение членами альянса 2% ВВП на оборонные расходы. 

То, что разговор будет непростым, было очевидно уже за несколько недель до саммита. В его преддверие американский президент написал резкие письма лидерам нескольких государств-членов организации, упрекнув их за низкие расходы на оборону. Перед отлетом в Брюссель Трамп вновь повторил претензии в адрес союзников, одновременно обвинив их в торговле с Россией.

У Трампа полно оснований для критики: европейцы, находясь под американским зонтом безопасности, воспринимают поддержку американцев как должное и избегают больших трат в военной сфере. В 2017 г. суммарный оборонный бюджет 29 государств-членов НАТО равняется 945,9 млрд долл., при этом 72% от этой суммы составил военный бюджет США — 683,4 млрд. А взносы Соединенных Штатов в общий бюджет альянса составляют около 22%.

Формально все члены выступают за увеличение расходов на оборону: решение о 2% ВВП было принято еще на Уэльском саммите в 2014 г. Но в то время как США выделяют на военные нужды 3,6% ВВП, прочие страны тратят на свою безопасность куда меньше — только 8 из 29 стран выполняют "правило двух процентов". Такая ситуация возникла в том числе и потому, что не все европейские страны считают, что действия России несут им непосредственную угрозу. 

Поэтому, хотя Берлин и увеличил в бюджете расходы на оборонную сферу, но канцлер Ангела Меркель не раз заявляла, что до 2024 г. Германия планирует достичь планки в 1,5% ВВП на оборону. Как следствие, Трамп заявил в Брюсселе, что США в убыток себе платят за безопасность Германии, а та закупает российский природный газ и строит газопровод "Северный поток—2", становясь таким образом заложницей России: "Это очень плохая вещь для НАТО, и я не думаю, что это вообще должно было произойти". Правда, после встречи с Меркель Трамп изменил риторику, заявив, что у Штатов чудесные отношения с Германией.

У Берлина свои аргументы. Немецкие дипломаты отмечают, что хотя нынче ФРГ тратит на оборону 1,2% ВВП, Германия выделяет значительные средства на помощь развивающимся странам, что также способствует укреплению международной безопасности. При этом немецкая экономика является самой сильной в ЕС и, соответственно, выделяемые из бюджета средства на военные расходы являются весьма значительными. 

В то же время эксперты отмечают, что оборонный бюджет в 2% ВВП означал бы, что Германия будет тратить на военные нужды вдвое больше Франции. Это, в свою очередь, настораживает европейцев, опасающихся, что увеличение военного потенциала ФРГ может привести к доминированию Берлина в Европе.

Однако для Трампа подобные уверения и опасения — не аргументы: ФРГ должна нести свою часть бремени ради общей безопасности. Иначе, как следует из утечек, организованных Белым домом, американские солдаты покинут Германию, поскольку их содержание дорого обходится американским налогоплательщикам. Впрочем, маловероятно, что Трамп готов выполнить эту угрозу, поскольку Федеративная республика — ключевой узел обороны Европы.

Как знать, быть может Трамп и не был бы столь агрессивно настроен в отношении Берлина, если бы тот отказался от "Северного потока-2"…

Не удивительно, что американского президента не удовлетворило обещание европейцев в скором времени повысить расходы на оборону и не устроило подтверждение в итоговой декларации решения Уэльского саммита. Демарш Трампа, пригрозившего выходом Соединенных Штатов из альянса, если союзники-"халявщики" не начнут немедленно выделять на оборону 2% ВВП, продемонстрировал, какие инструменты готов задействовать глава Белого дома в достижении своей цели. 

Но хотя мало кто верил в то, что его угрозы будут выполнены, тактика жестких и хаотичных переговоров, активно используемая Трампом в бытность его работы на рынке недвижимости, сработала и в мире большой политики. По словам американского президента, союзники пообещали повысить оборонные расходы на 33 млрд долл., "и это может быть даже 40 млрд". Впрочем, он так и не уточнил, о каком периоде и о каких странах идет речь. 

Теперь Трамп ставит цель, дабы союзники США выделяли на военные расходы 4% ВВП. Однако эти планы озвучиваются пока еще в кулуарах.

По большому счету, Трамп использовал в отношении НАТО ту же тактику, что и в отношении КНДР, когда жесткие заявления стимулировали переговоры, создавав предпосылки для компромиссов. Вопрос о том, можно ли себя вести с лидерами стран-членов альянса так же, как и с руководством Северной Кореи, видимо, не стоял перед нынешним главой Белого дома. 

Комментируя информацию о том, что на заседании Североатлантического совета он пригрозил выходом США из альянса, Трамп заявил, что был очень несчастлив в начале переговоров, но доволен их результатами. Что ж, он имеет основания, поскольку усиливает свои позиции не только в глазах собственных избирателей, продемонстрировав, что выполняет свои предвыборные обещания и защищает интересы американского налогоплательщика. 

Не менее важно и то, что Брюссельский саммит усиливает вес Трампа в Вашингтоне. Ведь то, что долгие годы не удавалось американским дипломатам и военным, удалось бизнесмену в сфере недвижимости.

Восточный "фронт" альянса

Наращивание оборонных возможностей альянса и увеличение расходов на оборону непосредственно связано с усиливающимися угрозами на восточном фланге НАТО. Что ж, аннексировав Крым и ведя военные действия в Донбассе, Россия сделала все, чтобы альянс обрел второе дыхание. Как отмечается в итоговой декларации саммита, агрессивные действия РФ, в том числе угрозы и применение силы, "подрывают евроатлантическую безопасность и международный порядок, основанный на правилах".

Еще до Брюссельского саммита было объявлено об инициативе по созданию к 2020 г. второго эшелона, готового в течение 30 дней сменить в зоне боевых действий силы быстрого реагирования, если они когда-либо будут задействованы в боевой операции. План известен как "четыре тридцатки" и подразумевает, что у НАТО должны быть 30 батальонов, 30 эскадрилий истребителей и 30 кораблей, которые будут в боевой готовности максимум за 30 дней. 

Как и ожидалось, данная инициатива была одобрена в Брюсселе. При этом альянс в итоговой декларации наконец-то подтвердил обязательства о коллективной обороне, и готовность к выполнению статьи 5 договора НАТО в случае нападения на любого из его членов остается главным приоритетом организации. Напомним, что еще год назад Трамп всячески избегал заверений в приверженности США пятой статье Вашингтонского договора.

Но усиливая восточный фланг, НАТО также ведет переговоры с РФ. Как отметил в комментарии ZN.UA глава представительства НАТО в Украине Александер Винников, "мы не хотим изолировать Россию. Мы не хотим новой холодной войны… Но в то же время мы не можем игнорировать Россию, нарушающую международные правила". В общем, в отношении Москвы альянс придерживается формулы "диалог и сдерживание".

Помимо обороноспособности альянса и агрессивных действий России, в Брюсселе обсуждали и вопрос расширения. Для Скопье, несколько недель назад договорившегося с Афинами об официальном названии Македонии — "Республика Северной Македонии", саммит стал знаковым: страна наконец-то получила приглашение начать переговоры о присоединении к альянсу. И очень скоро это балканское государство станет 30-м членом трансатлантического союза. 

Есть повод для радости и в Тбилиси: НАТО отметил прогресс Грузии в проведении реформ и подтвердил, что страна "станет членом альянса, с Планом действий относительно членства как неотъемлемой частью этого процесса". При этом Трамп заявил, что у Грузии нет шансов вступить в НАТО сейчас, но есть шанс, что это изменится впоследствии.

А вот в Киеве результаты саммита вызвали смешанные чувства.

В итоговой декларации была подтверждена политика "открытых дверей" и решение Бухарестского саммита, высказана поддержка территориальной целостности и суверенитету Украины, а также требование к России прекратить поддержку вооруженных формирований на оккупированных территориях в Донбассе, вывести свои войска с территории нашего государства и выполнить Минские договоренности. И все же, несмотря на эти столь важные заявления, у украинской власти, готовящейся к президентским выборам, брюссельская встреча в целом вызвала неудовлетворение.

Так, из-за позиции Будапешта, блокирующего отношения нашей страны с альянсом из-за "языковой статьи" закона об образовании, впервые за многие годы не было ни заседания комиссии Украина—НАТО на высшем уровне, ни совместного заявления по итогам КУН. Вместо этого прошло "уникальное совместное заседание" Украина—Грузия—НАТО, а генсек альянса Йенс Столтенберг сделал специальное заявление, посвященное нашей стране. При этом было обнародовано совместное заявление комиссии Грузия—НАТО на высшем уровне. 

Опять же, несмотря на предпринятые Киевом дипломатические усилия, Брюссель пока не планирует приглашать Украину к участию в Программе расширенных возможностей (ПРВ) — платформы, ориентированной на взаимосовместимость важных партнеров альянса. 

Как отметил в своем комментарии Александер Винников, стремление Киева принять участие в Программе расширенных возможностей — "дорога, отличающаяся от того пути, который выбрала Украина, ориентирующаяся на интеграцию в НАТО. Поэтому скажу, повторяя вслед за заместителем генсека Роуз Геттемюллер, что мы призываем Украину сосредоточиться на содержании, а не на форматах". В результате, альянс призвал Киев к проведению реформ, а также к выполнению Комплексного пакета помощи и Годовой национальной программы.

Впрочем, не только в НАТО полагают, что ПРВ не нужна Украине. Этого же мнения придерживаются и многие украинские дипломаты и военные, обращающие внимание на то, что добиваясь участия в Программе расширенных возможностей, Киев при этом не выполняет полностью Комплексный пакет помощи. Однако украинская власть изначально рассматривала ПРВ с точки зрения имиджевого эффекта: приглашение к участию в платформе должно было стать очередным "достижением" Киева на саммите НАТО. 

Подсластила "пилюлю" украинской власти 20-минутная встреча Петра Порошенко с Дональдом Трампом: в отличие от многих глав государств, украинскому президенту таки посчастливилось пообщаться с американским коллегой. По словам Порошенко, говорили о предстоящей встрече в Хельсинки, "Северном потоке—2", а также процессе реформ в Украине. Именно от проведения реформ и зависит будущее политики евроатлантической интеграции. 

В заявлении генсека альянса, обнародованном после заседания Украина—Грузия—НАТО, приветствовался значительный прогресс в осуществлении реформ в Украине, в частности, принятие законов "О Ввысшем антикоррупционном суде" и "О национальной безопасности". Однако этого выполненного "домашнего задания" по-прежнему недостаточно, Украине — ее политикам и избирателям — предстоит еще много работы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно