Женское окружение армии Нестора Махно

10 октября, 2014, 19:40 Распечатать Выпуск №36-37, 10 октября-17 октября

Были в махновской армии и такие женщины, которые руководили не одним десятком, а несколькими сотнями отчаянных бойцов. 

При советской власти наиболее неординарные явления украинской истории были искажены, оболганы и практически забыты. К таким запретным темам долгое время цензура относила и массовое махновское движение на юге Украины. Коммунистическая пропаганда характеризовала его как контрреволюционное анархистское движение, за которым стояла кучка ограниченных людей: мародеров, убийц и предателей (почти тоже самое говорит сейчас Москва о майдановцах и участниках АТО на востоке Украины). Женский опыт участия в махновском движении до сих пор необоснованно считается "малозначимым" фрагментом украинского исторического полотна.

Для подавляющего большинства сельских женщин юга Украины революция, а за ней и Гражданская война стали периодом реинкарнации традиционного статуса украинской женщины. Воспитанная на старинных степных традициях, инициативная, способная на принятие самостоятельных решений, украинская селянка, в отсутствии мужа, который ушел на Первую мировую войну, а потом и в революцию, получила возможность из затюканной малороссийской "бабы" снова превратиться в значимую единицу южноукраинского степного социума.

Заменив мужчин в домашнем хозяйстве, женщины взялись кормить семьи, формировать бюджеты, выполнять другие нетрадиционные для себя функции, вплоть до несения воинской службы. Немало жен повстанцев, разделив с мужьями трудности походной жизни, принимали прямое участие в боевых действиях махновских подразделений. Особенно эффективно работали женщины в махновской разведке. При штабе махновской армии, по разным подсчетам, находилось до 100 агентов женского пола. Общее же число разведчиц, диверсанток, агентов, связисток, рассеянных по всему району местонахождения повстанческой армии, учету не поддается. Под видом перекупщиц, паломниц или нищенок они проходили через самые бдительные вражеские дозоры.

Были в махновской армии и такие женщины, которые руководили не одним десятком, а несколькими сотнями отчаянных бойцов. Среди наиболее известных — Маруся Никифорова.

В истории повстанческого движения в Украине 1917–1923 годов известны три женщины, возглавлявшие повстанческие отряды под именем "атаманша Маруся". Одной из них была Маруся Соколовская. Когда ее брата, повстанческого атамана Дмитрия Соколовского летом 1919 г. убили красноармейцы, бывшая учительница возглавила его отряд. Вторая Маруся — "черная Маруся", или "тетка Мария", возглавляла небольшой партизанский отряд махновского толка. Он успешно действовал на Полтавщине, в Екатеринославских степях и на Черниговщине. Третьей атаманшей была Маруся (Мария) Никифорова. Присоединившись к анархистскому движению, молодая женщина принимает самое активное участие в революционной борьбе против царского самодержавия.

В начале июля 1917 г. Мария Никифорова пробирается в охваченный революцией Кронштадт, где знакомится с матросом Павлом Дыбенко и агитирует матросов Балтийского флота выступить против буржуазной власти и Временного правительства на стороне анархистов. После провала выступлений против Временного правительства в июле 1917 г. анархистка перебирается подальше от Петербурга, в город Александровск Екатеринославской губернии. Тут в сентябре 1917 г. она предпринимает попытку революционного переворота. Попытка оказалась неудачной, Марию по приказу уездного комиссара Временного правительства арестовывают и бросают в тюрьму. В ответ на ее арест забастовали почти все предприятия города Александровска. Из неволи ее освободили бастующие работники местных фабрик, заводов и мастерских. Вместе с работниками вызволять анархистку из тюрьмы помогала и "черная сотня" Нестора Махно. Это позднее, в 1918-м, "батьке" удалось опередить Марусю и стать первой и самой популярной личностью среди селян юга Украины, а на то время он был скромным наблюдателем ее триумфа и одним из главных организаторов ее освобождения из тюрьмы. Вторая встреча — теперь уже "батьки" — Махно с Марусей произошла в середине апреля 1918 г. на станции Цареконстантиновка (неподалеку от Мелитополя), куда она прибыла во главе отряда "Черная гвардия", отступая под натиском немецко-австрийских и регулярных украинских войск (гетманцев).

Летом 1919 г. ей поручают уничтожить ставку белого генерала Деникина в Таганроге. Она должна прибыть туда из Крыма пароходом. Но в Севастополе Марусю случайно узнал белогвардейский офицер и выдал. После ареста, допросов и короткого суда Марию Никифорову и ее мужа В.Бжостека казнили. Кстати, В.Бжостек был участником штурма анархистами Московского горкома большевиков: за расстрел махновского штаба в Харькове группа сорвиголов бросила мощную бомбу в гнездо коммунистов в Леонтьевском переулке... немало большевистских лидеров погибло, но Ленина среди них не оказалось, наверное, кто-то предупредил. Героическая пара закончила свой путь на виселице. Однако по югу Украины еще много лет ходили слухи о том, что Маруся осталась в живых. И может появиться на головы комиссаров с саблей и наганом... Это лишний раз доказывает легендарность личности атаманши Маруси, а легенды народ просто так не создает.

Не менее авторитетной и влиятельной женщиной в армии Нестора Махно была и Галина (Агафья) Андреевна Кузьменко — третья жена командира сельской повстанческой армии. Двадцатидвухлетняя учительница украинского языка одной из школ села Гуляйполе очень быстро заняла одно из главных мест в повстанческой иерархии. Ближайшее окружение Н.Махно, бойцы махновской армии и гуляйпольские селяне уважительно называли ее "матушкой Галиной".

Она принимала активное участие в большинстве походов махновцев, имела большое влияние на решения Н.Махно и махновского штаба. Была членом комиссии по расследованию антимахновских дел, участницей многих рискованных разведывательных и пропагандистских операций.

С сентября 1919 г. Кузьменко занималась введением реформ школьного образования, возглавив школьную секцию, созданную в составе культпросветотдела Военно-революционного совета повстанцев.

Авторитет Галины Кузьменко и ее патронат над образованием давали надежду местным учителям на финансовую и продовольственную поддержку детских учреждений со стороны махновцев. Гуляйпольские учителя охотно готовили вечера и театральные постановки для бойцов и командиров махновской армии, а также крестьян окрестных сел. Вырученные средства обычно использовались на текущие школьные нужды и помощь учительским семьям.

Судьба Галины Кузьменко сложилась очень непросто. Пережив целый ряд покушений на свою жизнь, эмиграцию, скитания в Румынии, Польше и Париже, смерть мужа, нацистскую оккупацию, сталинские лагеря, травлю в советской прессе и забытье, Галина Андреевна тихо умерла в ссылке в Казахстане, так и не увидев бескрайних гуляйпольских степей, где и до сих пор едва ли не на каждой свадьбе звучат зажигательные народные песни о Несторе Махно и чернявой Марусе, что в саду ягоды рвала...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно