"Волею сената", или Как объединить несовместимое — принципат и свободу

4 июня, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 4 июня-11 июня

"Если бы у кого-нибудь спросили, в течение какого периода всемирной истории положение человеческого рода было самым счастливым и самым цветущим, он должен бы был без всяких колебаний назвать период, длившийся от смерти Домициана до восшествия на престол Коммода", — писал выдающийся английский историк Эдуард Гиббон в своей фундаментальной работе "История упадка и разрушения Римской империи".

"Если бы у кого-нибудь спросили, в течение какого периода всемирной истории положение человеческого рода было самым счастливым и самым цветущим, он должен бы был без всяких колебаний назвать период, длившийся от смерти Домициана до восшествия на престол Коммода", — писал выдающийся английский историк Эдуард Гиббон в своей фундаментальной работе "История упадка и разрушения Римской империи".

Непродолжительное правление императора Марка Кокцея Нервы (Marcus Cocceius Nerva), основателя династии Антонинов было необычайно интересным и преисполненным событий. Он дал старт "золотой эпохе Антонинов". Первый из "пяти хороших императоров" родился 8 ноября 30 г. после Рождества Христова в Нарнии (современная область Умбрия). Род Кокцеев был одним из самых уважаемых во времена поздней республики и ранней империи. Имя унаследовал от деда — консула и близкого друга императора Тиберия, с которым у его семьи были далекие родственные связи. Будущий император, к тому времени едва ли не самый авторитетный законовед, дружил даже с самим императором Нероном, который был в восторге от стихов Нервы и наградил его триумфальными знаками за роль, сыгранную им в инсценировке мятежа Пизона в 65 году. О личной жизни Нервы практически ничего неизвестно, он не был женат.

За время правления основателя династии Флавиев Веспасиана Нерва достиг славы и почета: в 71 г. его избрали соконсулом. В исторических источниках середины 70–80-х гг. имя Нервы практически не упоминается. Скорее всего, он продолжал служить как советник императора Веспасиана и его сыновей. В 90 г. Нерва, уже при правлении императора Тита Флавия Домициана, снова занял должность консула. Наверное, это была благодарность за огромную роль в подавлении мятежа наместника Верхней Германии (именно германцы, а не немцы были тогда еще на европейской арене!) Луция Антония Сатурнина и восстание двух легионов, которые и провозгласили Сатурнина императором.

Домициан, который был очень популярен среди военных, особенно солдат, в конце своего правления продемонстрировал невиданную прежде жестокость: смертные казни настоящих и воображаемых оппозиционеров, известных сенаторов сопровождались конфискацией имущества в пользу императора. Он построил роскошный дворец на холме Палатин, создал новый Форум, позднее переименованный в Форум Нервы. Огромные средства шли на оплату армии и пышные праздники. Как писал историк Гай Светоний Транквилл, император без меры занимался сексуальным развращением, в частности и малолетних, и все это безобразие называл "постельной борьбой". Именно сенат, членами которого были аристократы, оставался местом, где время от времени возникали мятежи. Так что свержение Домициана было лишь делом времени…

18 сентября 96 г. Домициана убили в результате заговора ближайших чиновников императорской администрации и родственников (среди них и жена Домиция Лонгина). Интересно и основательно о мятеже рассказывал Светоний, утверждавший, что его организовал "спальник" императора Парфений. Основным мотивом мятежников стала смертная казнь советника Домициана Эпафродита, подозреваемого в том, что он помог всеми брошенному Нерону покончить жизнь самоубийством. Исполнителями убийства императора стали бывший раб Парфения по имени Максим и Стефан — управляющий дворцом императрицы Домиции Лонгины. Неожиданную смерть Домициана сенат воспринял с триумфом и немедленно воспользовался тем, что он не успел назначить наследника. Сенаторы поспешили заполнить вакуум власти в своих интересах. Участие 65-летнего Нервы в заговоре большинство историков считают весьма вероятным, поскольку уже через несколько часов после убийства Домициана его провозгласили императором.

Нерву на монетах, бюстах и монументах изображают с худым лицом, длинной шеей и длинным крючковатым носом. Его задача как императора была непроста. Несмотря на то, что Нерва, отличавшийся умом и знаниями, был законно избран сенаторами — даже надписи на монетах свидетельствовали об этом: PROVIDENTIA SENATVS (Волею сената), солдат возмущало убийство их любимца Домициана. Кстати, после восхождения Нервы на престол сенат принял решение проклясть даже память Домициана.

рим
Золотой ауреус Нервы (Concordia)

Нерва попробовал все-таки исправить ситуацию, провозгласив политику национального примирения и полезных реформ. Огромный дворец на Палатине, известный как дворец Флавиев, переименовали в "Дом народа", а сам Нерва жил на бывшей вилле Веспасиана в садах Саллюстия. Снабжение зерном столицы увеличилось, поэтому пришлось строить все новые и новые склады для него; были отремонтированы римские акведуки. Нерва отменил налог на наследство, а общественную почту, сбор на которую был крайне непопулярен, с итальянской превратил в общегосударственную. Император ослабил налоговое бремя, наложенное на евреев. Беднякам и безземельным гражданам начали бесплатно раздавать землю, и Нерва даже распродал большую часть своей собственности, чтобы оплатить затраты.

Он правил, согласовывая буквально все свои действия с аристократическим сенатом, права которого восстановил в полной мере. Политика экономии, проводимая императором, позволила упорядочить государственную казну. Во времена его непродолжительного правления был основан алиментационный фонд для детей из беднейших слоев населения. Так, по его инициативе сенат принял решение о предоставлении огромной суммы — 60 млн сестерциев — с целью покупки и распределения небольших участков земли для обедневших земледельцев. Для столичного плебса в первые месяцы правления Нервы устраивали гладиаторские бои и травлю зверей. Но вскоре император запретил их. Немалый доход дал аукцион, на котором распродавали имущество бывшего императора. Огромные суммы поступали после переплавки золотых и серебряных статуй.

Однако все эти попытки приобрести популярность государству обошлись так же дорого, как и самому Нерве, и сенат (в котором еще крепкими оставались позиции приверженцев Домициана) назначил комиссию из пяти человек для подготовки рекомендаций по снижению общественных затрат. Между тем армия продолжала проявлять недовольство правлением Нервы…

Более того, оставив неприкосновенными многие установления Домициана (как и ранее, поощрялась деятельность профессиональных доносчиков), Нерва не терял возможности направить общественное мнение против предыдущего режима. Он позволял возвращаться в столицу людям, изгнанным Домицианом, и возвращал им всю конфискованную собственность; позволял мстить тем, кто поддерживал предыдущего императора, и способствовал всему, что порочило его предшественника. Что касается армии, то ее старались подкупить дополнительными выплатами. На монетах, посвященных этим эпизодам, Нерва обращается к солдатам с речью (ADLOCVTio AVGusti). На других монетах чеканили CONCORDIA EXERCITVVM (Согласие в армии), но солдаты, как и ранее, не любили нового императора.

В военных лагерях на Данувии вспыхнул мятеж. Сомнительной казалась верность наместника империи в Сирии, который командовал большим гарнизоном. И, судя по сообщениям, аристократ Гай Кальпурний Красс Фруги Лициниан (родственник императора Пизона, наследника Гальбы) в начале 97 г. при поддержке армии готовил заговор против Нервы. Заговор провалился. Но Нерва, несмотря на недовольство сенаторов, отказался казнить мятежников.

И все же самая большая угроза исходила от личной гвардии императора — преторианцев, которые были наиболее привилегированной частью армии. Три из девяти когорт преторианцев, которыми могли быть лишь уроженцы Италии, дислоцировались в Риме. Яростное давление с их стороны заставило Нерву сместить префектов Тита Петрония Секунда и Тита Флавия Норбана из-за роли, которую они сыграли в убийстве Домициана. Но назначение на смену бывшим префектам Касперия Элиана, служившего префектом еще при Домициане, оказалось неудачным, поскольку новый командир решительно присоединился к требованиям солдат выдать на расправу Секунда и бывшего управляющего императорским дворцом, который тоже был замешан в убийстве. Когда преторианцы ворвались во дворец, Нерва преградил им путь, однако его оттолкнули прочь, а обоих чиновников схватили и убили на месте.

Причем Нерва вынужден был публично поблагодарить преторианцев за смертную казнь своих друзей и приверженцев. Плиний Младший, почитатель взволнованного анархией и унижением Нервы (в какие-то моменты он выглядел абсолютно беспомощным и даже смешным в глазах ближайшего окружения), признавал, что империя находилась на грани гибели, и тяжелые события "Года четырех императоров" (68–69 гг. после Р.Х.) могли повториться снова.

Казалось, что Нерва в значительной степени сам способствовал такому ходу событий, ибо для того, чтобы противостоять недовольным, он решил усыновить и объявить преемником человека не из своей семьи. Император Гальба сделал то же самое. Но избранник Гальбы Пизон, если говорить о происхождении и личных качествах, был на самом деле пустым местом. Зато Нерва сделал удачный и для себя, и для будущего империи шаг: завещал трон Марку Ульпию Траяну, наместнику Верхней Германии, выдающемуся римскому полководцу того времени, наделив его полномочиями, которые не уступали императорским.

рим
Марк Кокцей Нерва

Это событие произошло в сентябре 97 г. Да, Нерва потерпел неудачу в противостоянии с армией, но как добросердечный император он, наверное, чувствовал, что у него нет энергии, необходимой для укрощения надменных преторианцев и римской черни. Он понял, что ему нужен энергичный соправитель и наследник, и усыновил всеми уважаемого полководца Траяна.

Император Нерва успешно осуществил принцип передачи трона "лучшему человеку", а не ближайшему родственнику. Это был первый удачный опыт в империи. В этом — главное достижение его правления. Четыре последующих властителя, правившие (причем прекрасно!) в общем 83 года, мирно и без мятежей восходили на престол именно таким образом. Принцип наследования императорского трона не был упразднен, просто так случилось, что последующие императоры оказались бездетными, или их дети умирали раньше родителей.

Коммод — последний представитель династии Антонинов, сын Марка Аврелия, философа и одного из самых видных императоров Рима, был неспособен руководить огромной страной и к т.н. хорошим императорам не принадлежит. С его правления начался постепенный, но неуклонный упадок империи, который привел к трагической развязке…

Император Марк Кокцей Нерва умер 27 января 98 г. от апоплексического удара (инсульта). Скорее всего, смерть наступила не из-за физической перегрузки: сказалось нервное и эмоциональное напряжение последних месяцев жизни. Тацит писал о Нерве: "Ему удалось объединить вместе вещи, доселе несовместимые — принципат и свободу".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно