Гарет Джонс: путешествие в ад Голодомора

24 ноября, 2017, 17:09 Распечатать

Добро побеждает зло, потому что за ним правда. 

Гарет Джонс

Десять дней пребывания Г.Джонса среди голодных крестьян Харьковщины в марте 1933-го перевернули его духовный мир и оказались судьбоносными для смелого валлийца. 

Выпускник Кембриджского университета, полиглот, советник по международным вопросам бывшего премьер-министра Великобритании Ллойда Джорджа, профессиональный журналист. Общался с Н.Крупской, находился в одном самолете с А.Гитлером и Й.Геббельсом, был знаком с министрами правительства Б.Муссолини, общался с наркомом иностранных дел СССР М.Литвиновым, западными политиками, дипломатами. 

В 1990 г. его племянница Маргарет Сириол Колли и ее сын Найджел обнаружили в родовом доме в городке Барри (Уэльс) документы выдающегося родственника. Они упорядочили заметки и статьи, дополнили комментариями и издали отдельной книгой.

Я познакомился с Маргарет и ее сыном в Донецке летом 2005 г. на форуме Международной ассоциации украинистов, председательствуя на секции по истории Голодомора. От Найджела получил книгу с дарственным автографом, а историческая фигура самого Г.Джонса была зафиксирована в "Енциклопедії Голодомору", которую только что завершил после шести лет работы. 

Историк должен избегать эмоций, даже если они переполняют. Его профессиональный долг — устанавливать факты, выявлять связи между происходившими явлениями и событиями, тщательно и придирчиво исследовать источники информации, поскольку они еще не являются историческим знанием о прошлом. 

Феномен Г.Джонса действительно уникальный и подлежит рациональному объяснению, но вместе с тем он загадочный для социально-психологического и морально-этического восприятия. Гарета ждали прекрасная карьера и, принимая во внимание генетическую наследственность, долголетие. Однако он прожил ровно 30 лет. Возможно потому, что стал заложником собственной совести, оказавшись между силами добра и зла, не изменив своему профессиональному долгу — писать правду, не продавать душу сатане, даже оказавшись в аду Голодомора. Л.Джордж, зная назойливого валлийца, боялся за него из-за его готовности к чрезмерному риску ради поиска истины. Однако вернемся к драматическим и трагическим событиям, в водовороте которых оказался британский журналист.

Путь Гарета на Голгофу выдался действительно тернистым, с тех пор, как три раза подряд он посетил СССР. Впервые приехал в Украину в 1930-м, побывав в Донбассе, ведь его мать три года (1889–1892) работала воспитательницей детей Артура Юза — сына основателя Юзовки (ныне — Донецк) Джона Юза, тоже валлийца. В августе 1930-го Г.Джонс написал родителям об ужасном положении в промышленном регионе: нищета 90% рабочих, голод, массовое недовольство крестьян коммунистами, жестокость режима, депортации в Сибирь и на Соловки.

В 1931 году, работая в компании Heinz, Гарет вместе с Джеком Хайнцом побывал на Днепрогэсе. Там услышал от крестьян о страшном голоде в Украине. Их путешествие в Украину описано в книге "Опыты в России — 1931: Дневник" (1932). Предисловие к ней написал Г.Джонс. Он узнал о голоде не из британских газет, которые в течение июня-июля 1932 г. информировали мир об ужасных событиях (даже лондонская "Таймс" писала о недовольстве крестьян в Украине), а из собственных наблюдений. 

Голодомор Харьков, 1933 г. Фото австрийского инженера А.Винербергера
Харьков, 1933 г. Фото австрийского инженера А.Винербергера

9 июля 1932 г. львовская газета "Діло" сообщила о визите в Москву Л.Джорджа, которого сопровождал Г.Джонс. Именно тогда Гарет получил приглашение от личного представителя Б.Муссолини в Лондоне приехать в Рим. Советника Л.Джорджа встречали в МИДе Италии, в статистическом управлении, министерстве экономики и мелиорации, но личной встречи с дуче он не получил. Каждый раз информировал официальный Лондон о переговорах, иногда заходил в редакцию "Таймс", обедал в агентстве "Рейтер". Положительно оценил электрификацию железных дорог, строительство дорог и мостов, которые осуществляло правительство Муссолини. 

На конференции в Лозанне, где рассматривались международные вопросы, советник Л.Джорджа встречался с политиками, коллегами. После завершения конференции получил приглашение от Эрнста Ганфштенгля (личный секретарь А.Гитлера) быть наблюдателем в избирательном туре фюрера в конце июля 1932 г. Странное предложение — стать очевидцем становления европейского диктатора, вместе с элитой нацистов находиться на борту самолета. Но тогда не суждено было попасть в их логово. До середины сентября Г.Джонс работал в США по приглашению деловых кругов Нью-Йорка. Вернувшись из Америки, 14 сентября он написал своим заокеанским друзьям письма о назревании ужасного голода в Украине, который зимой может уничтожить миллионы людей. Очевидно, Гарет знал о публикациях канадской журналистки Риа Клайман, которая именно тогда опубликовала свои репортажи о путешествии в Украину и на Северный Кавказ. Поэтому вспомнил и о собственных впечатлениях от поездки на Днепрогэс. 

Харьков, 1933 г. Фото австрийского инженера А.Винербергера
Харьков, 1933 г. Фото австрийского инженера А.Винербергера

Осенью 1932 г. Г.Джонс вернулся на службу к Л.Джорджу, помогая политику готовить к печати военные мемуары. В январе 1933 г. разговаривал с послом СССР в Великобритании И.Майским, поскольку собирался в очередную поездку в советскую Россию (дипломат посоветовал ему приобрести теплую одежду для путешествия). Однако вспомнил и о давнем приглашении Э.Ганфштенгля, поэтому временно отложил поездку, выбирая зону риска между диктатором, который как раз возвышался над Европой, и его большевистским близнецом в Москве. 

В январе 1933 г. Г.Джонс отправился в Бремен, встречался с друзьями и коллегами. 30 января, находясь в Лейпциге, узнал о победе А.Гитлера на выборах. Демократически избранный канцлер стал легитимным диктатором, хотя был гражданином Австрии. Но президент Гинденбург по "просьбе" нацистов предоставил ему немецкое гражданство. 23 февраля 1933 г. Гарет оказался на борту главного самолета избирательного штаба А.Гитлера среди его ближайшего окружения. Он записал тогда смелую фразу: "Если этот самолет разобьется — вся история Европы изменится". На высоте 6 тыс. футов со скоростью 142 мили в час двигалось воплощение зла и ненависти, олицетворение изысканной идеологической манипуляции сознанием миллионов немцев и части европейцев: А.Гитлер, Й.Геббельс, Г.Геринг, весь аппарат его партии. Гарет сидел возле фюрера, который внимательно рассматривал географическую карту, перечитывал отчеты избирательного штаба и выглядел уставшим... Но как только Гитлер оказался на людях, его внешний вид радикально изменился. За ним прихрамывал доктор Й.Геббельс — "мозг национал-социалистической партии", который уделил валлийскому журналисту несколько часов беседы. Антропологические портреты нацистской верхушки Гарет изложил в статье "Примитивное поклонение Гитлеру"… 

Покинув Лондон, Гарет 3 марта 1933 г. прибыл в Берлин. А через два дня он уже переступил порог гостиницы "Метрополь" в Москве. Там встретился с коллегами-журналистами М.Маггериджем и М.Кингслеем. От них услышал о массовом голоде в селах. Однако решил убедиться лично, собственными глазами увидеть голодных людей, пообщаться с ними. В Харьков выехал 7-го, а вернулся в Москву 17 марта, преисполненный отчаяния, боли и гнева. Если для американца Джона Рида 10 дней октябрьского переворота "перевернули мир", то для британца 10-дневное путешествие по голодным селам Харьковщины развеяло миф о "большевистском рае". Он лично побывал в домах голодных крестьян, вместе с ними черпал "їдло" из грязной глиняной миски. Видел беспризорных детей на харьковском вокзале, огромные очереди возле магазинов Торгсина, в которых голодные крестьяне обменивали золотые обручальные кольца на хлеб, слышал стон умирающих людей, записывал разговоры. Лично виделся в Харькове с немецким консулом К.Вальтером.

В Москву Гарет вернулся 17 марта. Удивительно, но, кроме встречи с британским дипломатом Эсмондом Оувеном, он беседовал с послом Германии Г.Дирксеном. 19 марта отправил сообщение в Англию, а 23 марта взял интервью у М.Литвинова. Говорили о международных отношениях, об аресте британских инженеров в Москве, которых Гарет знал лично. 25 марта он покинул Москву. В этот раз навсегда. Накануне отправил рапорт в представительства Британии и Данцига, изложив в нем ужасные реалии свирепствовавшего "почти всюду" голода, от которого "миллионы умирают", а также обстоятельства ареста английских инженеров и факты террора. Письмо валлийца отправили Л.Джорджу 27 марта, но — никакой реакции. 29 марта корреспондент "Нью-Йорк ивнинг пост" Х.Никербокер (лауреат Пулитцеровской премии 1931 г.) опубликовал интервью с Г.Джонсом. Его распространила "Манчестер Гардиан", а затем — и другие британские газеты. В течение месяца Гарет написал свыше 20 статей, в которых изложил личные впечатления от увиденного и пережитого в голодных селах и 12 колхозах Украины, которые негласно посетил, рискуя жизнью. Они были опубликованы, цитировались исследователями Д.Мейсом, Л.Луцюком, Ф.Сидоруком, зафиксированы мной в "Енциклопедії Голодомору", наконец, исчерпывающе и системно упорядочены Маргарет Колли и переданы на хранение в национальную библиотеку Уэльса.

11 апреля 1933 г. в статье "Прощай, Россия!", которую напечатала "Дейли экспресс", Гарет показал миллионам молодых британцев, охваченных социальным отчаянием экономического кризиса 1929–1933 гг., иллюзорность и ошибочность их ожиданий относительно справедливости в СССР. Страну "победившего социализма" поглотил массовый голод, а "классовая война привела к беспощадному уничтожению миллионов людей", ликвидации церквей, утверждению "всевластия ОГПУ", ежедневному террору. Его поражало лицемерие коммунистов, которые знали о голоде, но молчали, а вывод Гарета о том, что "государство не может существовать, опираясь на доктрину классовой борьбы", — судьбоносный. Он призвал британцев (словно прощаясь с ними, а не со сталинским тоталитарным режимом в России)  беречь и уважать личную свободу, права каждого человека, защищать их. 

На валлийца устроили откровенную охоту, организованную из Москвы. Если львовская газета "Діло" всячески защищала Г.Джонса, печатая переводы его материалов на протяжении апреля–сентября 1933 г., то промосковские издания и корреспонденты набросились на нарушителя спокойствия. Клеветническую кампанию возглавил руководитель отдела печати и информации НКИД СССР К.Уманский, пригласив к участию в травле западных "спецкоров" в Москве: Ю.Лайонса, Л.Фишера, Д.Бичана, П.Словна. Особой подлостью отличался У.Дюранти. Он первый оголил отравляющее жало лжи, написав 31 марта 1933 г. для "Нью-Йорк Таймс" большую статью. Она поражала фарисейской двусмысленностью: "Россияне голодны, но не голодают". Гарет, узнав о выпаде Дюранти против него, был ошеломлен коварством журналиста, с которым поделился после возвращения из Харькова впечатлениями о голоде. Лицемерие сталинского агента не знало границ. Только 1 мая он прислал письмо-ответ в редакцию "Нью-Йорк Таймс", который был напечатан 13 мая. Гарет подтвердил факт "жестокого голода", но не унижал себя оскорбительными высказываниями в адрес самого Дюранти. История дала оценку обоим: одного пожизненно обесславила (хотя Дюранти все еще остается лауреатом Пулитцеровской премии), другого увековечила в признательной памяти украинского народа.

Уолтер Дюранти
Уолтер Дюранти

Поединок Гарета с группой К.Уманского оказался неравным. Никто из журналистов не встал на его защиту: ни М.Маггеридж, ни В.Чемберлин. Они, хотя и осуждали позицию У.Дюранти, самого Гарета не вспоминали. Добрым словом о нем вспомнили только немецкий дипломат О.Шиллер, кардинал Т.Инницер, отдельные немецкие журналисты, западная печать. Гневно набросился на западных журналистов, правдиво освещавших голод, хозяин Кремля Сталин. В феврале 1933 г. он лично запретил иностранным корреспондентам "ездить по СССР", а в конце сентября категорически добавил: "Если им не нравится установленный порядок, могут поехать в другие страны". Другое дело У.Дюранти: 25 декабря 1933 г. он записал очередное интервью с И.Сталиным, даже предложил ему передать через газету "послание американскому народу". 

В 1934-м  Г.Джонс посетил США, но не участвовал в банкете по случаю признания СССР и принятия его в Лигу Наций. В феврале 1935 г. он представлял периодическое издание "Вестерн Мейл" в Японии, посещал пресс-конференции, писал репортажи в Лондон, встречался с корреспондентами "Рейтер". Якобы поселился в доме, где работал резидент советской разведки, отправлявший сообщения легендарного разведчика Рихарда Зорге. В Японию приехал также и В.Чемберлин, которого Гарет знал с Москвы. А 24 февраля У.Дюранти прислал в редакцию "Нью-Йорк Таймс" статью об обострении японско-советских отношений в Маньчжурии. Слишком много случайностей. Гарет оказался именно там, общался с некоторыми рабочими Южно-Маньчжурской железной дороги. Его видели среди влиятельных политиков Японии, даже попал на фото с послом Японии в СССР Токичи Танака. Во время путешествия по Внутренней Монголии и Маньчжурии Джонса сопровождал доктор Герберт Мюллер, который на самом деле был агентом советских спецслужб в Китае. После ареста прокоммунистическим отрядом в конце июля 1935 года, уже через два дня Мюллера освободили. 12 августа Гарета Джонса казнили… 17 августа П.Шеффер разместил в "Берлинер тагеблатт" некролог. 

Добро побеждает зло, потому что за ним правда. Гарет оставил после себя светлую память, демонстрируя образец человеческой морали высокой пробы, журналистской этики и профессионализма. Он оживает в фильме С.Буковского "Живые". Недавно польский режиссер Агнешка Холланд начала снимать художественный фильм "Гарет Джонс". Журналист Иван Лозовой объявил конкурс на лучшую публикацию о славном валлийце. Надеюсь, что оригинальная коллекция его рукописных дневников будет выставлена и в Украине, потому что этого хотела Маргарет Сириол Колли, которая умерла 20 ноября 2010 г., вернув в Украину Гарета Джонса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно