Дивизия имени Дзержинского: боевой путь карателей

18 апреля, 2014, 19:15 Распечатать Выпуск №14, 18 апреля-25 апреля

В биографии этого соединения как в капле воды отражается вся история советской и новейшей российской империи. 

По оценкам военных аналитиков, среди "зеленых человечков" в Крыму, захватывавших украинские воинские части, — были самые боеспособные подразделения всех силовых структур путинской России, включительно с большинством отрядов специального назначения. У нас еще нет документального подтверждения этого факта, но весьма высока вероятность того, что среди российских оккупантов, снаряженных самым современным оружием, однако без каких-либо распознавательных знаков, на нашей земле находятся и подразделения элитной орденов Ленина и Октябрьской революции Краснознаменной отдельной дивизии оперативного назначения внутренних войск МВД России. Если коротко — дивизии имени Дзержинского. Правда, это именное определение к своему названию соединение формально "потеряло" еще в 2004 г., однако и сегодня на официальном сайте дивизии подчеркивают, что ее солдаты и офицеры гордятся тем, что они дзержинцы. То есть гордятся именем одного из самых кровавых палачей в истории ХХ в. В биографии этого соединения как в капле воды отражается вся история советской и новейшей российской империи. 

Хотя дивизия была сформирована в 1924 г., ее начало было положено раньше. Менее чем через три месяца после захвата власти большевиками, а именно 24 февраля 1918 г., спецпостановлением ВЦИК был создан 1-й автобоевой отряд при Всероссийском центральном исполнительном комитете. Отряд не входил ни в штат военного ведомства, возглавляемого Львом Троцким, ни во Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем во главе с Феликсом Дзержинским. Он подчинялся непосредственно председателю ВЦИК Якову Свердлову и вместе со 2-м латышским полком охранял членов правительства и ВЦИК. Сначала отряд состоял примерно из 30 чел. Однако его бойцы были до зубов вооружены — кроме стрелкового оружия у них было два броневика "Остин", четыре грузовика "Фиат" с установленными на специальной турели двумя спаренными пулеметами "Максим", несколько легковушек и мотоциклов с ручными пулеметами. Среди бойцов, кроме русских, были латыши, немцы, венгры...

Первым командиром отряда стал поляк-большевик Юлиан Конопко, служивший в имперской армии водителем броневика, а после Октябрьского переворота он был личным водителем Свердлова. Конопко командовал отрядом до 1923 г. и лично отбирал "лучших из лучших" в его состав. А в 1938 г. начальник автотракторного отделения Каргопольлага "оказался" врагом народа и был расстрелян соратниками.

Первое боевое крещение отряд получил в марте 1918 г. во время переезда советского правительства из Петрограда в Москву. На станции Малая Вишера железнодорожные пути заблокировала группа анархистов. "Автобоевики" окружили их и разоружили, обеспечив большевистским руководителям свободный путь в новую столицу. 

В Москве основным заданием бойцов Автобоевого отряда, равно как и в Питере, было охранять большевистскую верхушку. Кроме того, они ловили в столице "контрреволюционеров, бандитов, спекулянтов и валютчиков". 12 апреля 1918 г. вместе с чекистами окружили московский штаб анархистов на улице Малая Дмитровка. Анархисты не решились оказать сопротивление и были разоружены.
6 июля 1918 г., во время мятежа левых эсеров, когда власть Ленина и его приспешников висела на волоске, боевые машины отряда стали едва ли не самой важной ударной силой войск, оставшихся верными большевистскому режиму. Они и подавили восстание. 

В марте 1919 г. умер Яков Свердлов, и отряду присвоили его имя. К тому времени в состав подразделения входило около 60 бойцов и 56 единиц техники.

А в июне того же года часть отряда отправилась в первую в своей истории "боевую командировку" — на деникинский фронт. Забегая вперед, укажем, что никогда на протяжении почти столетия существования отряда, а потом и дивизии, созданной на его основе, их бойцов не выводили из Москвы в полном составе. На фронты гражданской, финской и Второй мировой войн, для подавления многочисленных повстанческих движений и волнений, которые руководство СССР и постсоветской России рассматривало как особенно опасные для своей власти, в "боевую командировку" или на "боевую стажировку" отправлялись лишь отдельные подразделения или спецкоманды, сформированные из личного состава различных подразделений отряда/дивизии. И никогда "командировка" или "стажировка" не продолжались дольше, чем несколько месяцев, хотя войны и борьба с повстанцами в разных регионах СССР, а потом и ельцинско-путинской России часто продолжались годами. Таким образом, можно сделать вывод, что целью командировок был не только (а возможно, даже не столько) вклад в решение конкретных задач по разгрому вражеских войск или подавление повстанческого движения, сколько обретение боевого опыта, превращение необстрелянных бойцов в опытных. Охранникам режима нужно было отведать "живой крови". Основной их задачей всегда оставалась защита правящего режима в самой Москве.

В июне 1919-го на Южный фронт было отправлено около половины личного состава Автобоевого отряда с несколькими единицами техники. Они были прикомандированы к 16-й стрелковой дивизии им. Киквидзе и отличились в боях с Добровольческой армией. В сентябре "автобоевиков" вернули в Москву на отдых и переформирование, а в феврале снова отправили на деникинский фронт, где в составе 1-й конной армии они брали Ростов-на-Дону и Северный Кавказ. В мае 1920 г. часть отряда воевала на южном участке Польского фронта против войск Украинской народной республики. 

За время гражданской войны 58 бойцов автоотряда награждены на то время единственным и самым высоким большевистским отличием — орденом Красного знамени. Сергей Пискунов получил три таких ордена, еще девять человек — по два: Виктор Игнатович, Антон Дамбит, Арнольд Зилле, Александр Богданов, Николай Несмеянов, Янош Катоне, Франц Сентнер, Филипп Лилин и Гавриил Каменщиков. Можем вспомнить еще нескольких бойцов, получивших "только" по одном ордену — Жана Пуке, Имре Таута, Андраша Надя... Мы не случайно перечисляем эти имена — среди "автобоевиков" в первые годы существования отряда иностранцы составляли 40–50%. Лет через 15 практически все они "оказались" врагами народа и бесславно сгинули в сталинских застенках. 

В апреле 1921 г. на базе 1-го автобоевого отряда при ВЦИК был сформирован Отряд особого назначения при Президиуме ВЧК, сокращенно Осназ, состоявший из штаба, трех стрелковых рот, автоброневого дивизиона и отдельной пулеметной команды. В целом около 900 военнослужащих. 

С начала марта до середины июня 1921 г. осназовцы активно участвовали в подавлении антибольшевистского восстания в Тамбовской губернии ("антоновщины"). Сначала они охраняли Тамбов, где находился штаб Тухачевского, а 17 мая и 2 июня вели бои, соответственно, возле сел Коньково и Елань, где большевистские каратели разгромили основные силы крестьянской армии Антонова.

Главной задачей Осназа была охрана государственных учреждений, съездов и конференций РКП(б), конгрессов Коминтерна, обеспечение порядка во время "демонстраций трудящихся" в столице. А еще — "борьба с политическим бандитизмом" в различных районах необозримой советской империи. 

В июне 1924 г. отряд был развернут в дивизию. В 1926 г. она состояла из трех стрелковых полков (в каждом из которых было по четыре стрелковых дивизиона трехвзводного состава), автоброневого дивизиона, кавалерийского дивизиона в составе двух эскадронов, а также особого Соловецкого полка ОГПУ (четвертого полка дивизии). 19 августа 1926 г., через несколько дней после внезапной смерти "железного Феликса", дивизии присвоили имя Дзержинского.

Объем публикации не позволяет даже просто перечислить все "подвиги" осназовцев в борьбе с массовым повстанческим антисоветским движением, не утихавшем в разных районах СССР на протяжении 1920–1930-х гг. Вспомним лишь настоящую войну, которую вели подразделения Осназа в 1930 г. в Азербайджане с "бандой" Исмаила-эфенди. Во время этой войны было убито 302, ранено 162, взято в плен 680 "бандитов". 

В августе—октябре 1931 г. на севере Хорезмской области Узбекистана осназовцы нанесли поражение повстанческим отрядам Бекджан-хана и Махмед-бея (каждый насчитывал приблизительно по 400 бойцов), Язепа Окуза (100 бойцов) и Ахмед-бека (200 бойцов). Целых семь месяцев — с декабря 1932-го и по июнь 1933-го — сводный отряд осназовцев под командованием М.Гозена воевал в Ингушетии с "бандой" Хаджи Ахундова, которую каратели, в конце концов, уничтожили и взяли в плен командира. 

Зимой 1930 г. отряды осназовцев выезжали в командировку "для борьбы с массовым политическим бандитизмом" в Центрально-Черноземной и Уральской областях, а также Башкирской АССР.

В конце 1930-х, в период массовых репрессий, Сталин существенно "почистил" командный состав дивизии. Расстреляли трех начальников штаба дивизии (Миронова, Баркова, Смирнова) и трех командиров полков (Ассен-Айсмера, Газена и Янкелевича)...

За всю Вторую мировую войну у дзержинцев было три более или менее "массовые" и продолжительные командировки на фронт. Во время советско-финской войны 1939–1940 гг. один стрелковый батальон и артиллерийская батарея были переданы 3-му кавалерийскому полку погранвойск, воевавшему на фронте. В октябре 1941 г. стрелковому батальону дзержинцев удалось остановить продвижение немцев возле подмосковного Боровска. А еще с октября 1943-го по январь 1944–го артиллерийский полк дивизии воевал на Волховском фронте и отличился при взятии Новгорода. На протяжении войны 1070 бойцов дивизии им. Дзержинского получили квалификацию снайперов. Снайперы-дзержинцы выезжали на фронт небольшими группками лишь на "боевую стажировку", продолжавшуюся обычно 15 дней. Закрепив свои боевые навыки, "стажеры" возвращались в Москву.

Ведь у них была более важная задача — обеспечивать порядок и безопасность большевистского руководства в столице СССР. Лишь в течение октября 1941 г. "знаменитые воины-дзержинцы" во время патрулирования улиц Москвы задержали "29 шпионов, 5 диверсантов, 512 распространителей провокационных слухов и 698 уголовников". Дивизия им. Дзержинского шагала по Красной площади на параде 7 ноября 1941 г. И среди участников парада она стала единственным соединением, которое не пошло оттуда прямо на фронт, а осталось в Москве. Подразделения дзержинцев охраняли Сталина на Ялтинской и Потсдамской конференциях, а во время парада Победы 24 июня 1945 г. именно воины 3-го мотострелкового полка дивизии им. Дзержинского составляли первую шеренгу сводного батальона, бросавшего к подножию Мавзолея знамена нацистской Германии.

Однако перед тем дзержинцы отметились еще и "напряженной борьбой с бандитизмом в сложных условиях высокогорья Северного Кавказа". Как это было на практике, позволю себе поведать, основываясь не на архивных документах или литературе, а лишь на рассказе свидетеля — карачаевца Анзора Каитова, женившегося позже на моей тетке.

Семья Каитовых жила в селе Учкекен Карачаево-Черкесской автономной области. Отец Хамит, как и подавляющее большинство карачаевских мужчин, с 1941 г. был на фронте. Мать работала в колхозе, с огромным трудом пыталась хоть как-то прокормить пятерых детей. В конце октября 1943 г. в их селе появились советские воины, расселившиеся по саклям. На вопрос стариков и женщин, что они делают так далеко от фронта, объясняли, что их сюда направили на отдых и восстановление сил после напряженных боев. А через несколько дней, 2 ноября, всем крестьянам объявили, что они — враги народа, пособники немецко-фашистских захватчиков и должны благодарить гуманную советскую власть, которая их не уничтожает, а "только" выселяет в "отдаленные районы". На сборы дали три часа, транспорта — никакого, не позволяли выехать даже на собственной арбе. Взять с собой можно было только то, что могли нести на себе...

Несколько десятков километров до ближайшей железнодорожной станции для стариков и женщин, пытавшихся взять с собой все необходимое для жизни на чужбине, превратились в голгофу. Сопровождающие никому не помогали, а лишь следили, чтобы никто не убежал. Анзор, которому в 1943-м было шесть лет, говорил, что не забудет эту дорогу никогда...

Но самое страшное было впереди. На станции людей вместе с их нехитрым скарбом запихнули в вагоны-теплушки, закрыли и открыли лишь через 21 день в пустыне Северного Узбекистана. От голода не умер никто — крестьяне взяли с собой кое-какую провизию. Люди умирали от жажды. Ведь никто даже не мог себе представить, что в дороге им не будут давать воды. Все три недели эшелон спецпереселенцев намного меньше ехал, чем стоял. И если стояли в каком-то населенном пункте, женщины-карачаевки умоляли местных через окошечко вагона дать им попить. Люди пытались помочь — несли воду. Однако если часовой вагона, в котором ехала семья Каитовых, закрывал на это глаза, то 17-летний солдатик-доброволец, охранявший соседний вагон, весьма серьезно воспринял приказ "не подпускать никого постороннего к вагону с врагами народа". Когда в Узбекистане этот вагон открыли, там не было уже ни одной живой души... Сделано это было умышленно, чтобы люди умирали в мучениях, или просто по глупости "организаторов", Анзор так и не смог понять до самой смерти.

Тем временем сержант Хамит Каитов, служивший в полковой разведке, уже семь месяцев не получал никакой весточки из дому и крайне беспокоился за семью. В июне 1944 г. ему приказали явиться в штаб дивизии. Хамит думал, что для вручения очередной награды. Однако особист в штабе, сорвав с него все награды и погоны, заявил, что его демобилизуют из армии. Затем Хамита отправили "по постоянному местожительству его семьи в Узбекской ССР". 

Не знаю, выселяли ли его близких именно бойцы дивизии им. Дзержинского. И если даже "знаменитых дзержинцев" и не было в Учкекене, они делали то же самое в каком-то соседнем селе. Как, кстати, в следующем году принимали участие в выселении татар из Крыма. Воинам-татарам "дали возможность" довоевать до мая 1945 г.

В последние годы Второй мировой, равно как и в первые послевоенные, география "командировок" дзержинцев расширилась. Так, уже в 1944 г. артиллерийские и танковые подразделения дивизии участвовали в борьбе с "бандитизмом" в Западной Белорусии. Начиная с 1945-го, на протяжении нескольких лет, оперативные группы дзержинцев отправляли в Западную Украину для борьбы с подпольем Украинской повстанческой армии. В частности на Львовщине и Ивано-Франковщине осназовцы набирались опыта в поиске криивок. В каждом городе в то время стоял гарнизон войск НКВД — рота, батальон или полк. И группы дзержинцев ехали в командировки на несколько месяцев практически в каждый такой гарнизон. 

В 1943–1953 гг. в состав дивизии входила отдельная рота почетного караула. После Второй мировой личный состав дивизии им. Дзержинского переселили наконец из бараков, где солдаты жили почти 30 лет, в современные казармы, построенные для различных подразделений в Москве, а также в ближнем Подмосковье. 

В 1966 г. дзержинцы обеспечивали общественный порядок в г. Ташкенте после катастрофического землетрясения. В 1977 г., в рамках подготовки к московской Олимпиаде-80, на базе девятой роты 2-го полка дивизии им. Дзержинского был сформирован антитеррористический отряд специального назначения, получивший через несколько лет название "Витязь". Отряд в 1980 г. не "понадобился", никаких попыток терактов во время Олимпиады в Москве не было, однако дивизия несла службу по "охране общественного порядка" в усиленном режиме. 

В середине 1980-х у каждой из основных частей дивизии была своя специализация. В частности, 1-й мотострелковый полк осуществлял охрану особо важных государственных объектов и сопровождение специальных грузов по Москве. В 1999 г. его, вместе с отрядом спецназначения "Витязь", реорганизовали в Первый полк спецназначения "Витязь". У 2-го мотострелкового полка было парадно-церемониальное назначение, он, в частности, представлял дивизию во время парадов на Красной площади. 3-й специальный моторизованный полк милиции носил милицейскую форму, и главной его задачей была охрана общественного порядка в столице, особенно во время проведения парадов, других массовых и массово-культурных мероприятий. Основными задачами 4-го мотострелкового полка были действия по выполнению задач, неожиданно возникавших в условиях осложнения оперативного положения, — попытка вооруженного мятежа, массовые волнения, бунты в местах лишения свободы...

Что касается 5-го отдельного оперативного полка, его задачами были (независимо от задач, ставившихся перед другими подразделениями дивизии) охрана и защита ЦК КПСС в случае угрозы свержения власти внутри страны или угрозы захвата врагом Москвы. Таким образом, 5-й полк усиливал отдельный мотострелковый батальон особого назначения, в штатном режиме осуществлявший охрану ЦК КПСС, московских городского и областного комитетов партии, а также Золотого и Алмазного фондов.

Кроме того, в составе дивизии были учебный полк и учебный батальон, где готовили бойцов для спецназа, танковый и артиллерийский батальоны, батальоны связи, химической защиты и медико-санитарный. При этом каждая из частей дивизии, несмотря на специализацию, была в какой-то мере универсальной — все полки могли действовать как обычный мотострелковый полк в борьбе с вооруженными силами противника. 

В советское время ходили слухи, что срочную службу в дивизии проходят преимущественно воспитанники детских домов, будто бы отличающиеся особой жестокостью и преданностью. Это не соответствовало действительности, хотя отбор в дивизии и вправду был довольно строгим. Большое внимание уделяли физической подготовке новобранцев, практически не брали в дивизию среднеазиатов и кавказцев, не говоря уже о представителях Прибалтики. Солдатами в ней были преимущественно русские, белорусы и украинцы, конечно, кроме уроженцев Западной Украины. 

Первое боевое крещение отряд "Витязь" получил лишь в 1981 г., когда в городе Сарапул Удмуртской АССР были захвачены заложники, хотя с 1979-го вплоть до 1989 г. бойцы различных подразделений дивизии ездили в боевые командировки в оккупированный СССР Афганистан. А первый опыт подавления массовых волнений гражданского населения в новейших условиях дзержинцы получили осенью 1981 г., когда в городе Орджоникидзе начались массовые столкновения между осетинами и ингушами. 

Жаркие времена наступили для дзержинцев в конце 1980-х. В начале 1988 г., во время армянско-азербайджанского конфликта, подразделения дивизии вошли в Нагорный Карабах и Сумгаит. Летом того же года они подавляли массовые волнения в Ереване, а 29 ноября жестоко очистили от десятков тысяч протестующих площадь Ленина в Баку. Эта "командировка" стала в определенной степени знаковой — впервые в истории дивизии из Москвы в другой город выехала бЧльшая часть ее личного состава во главе с командиром генералом Басовым.

Особенно "отметились" дзержинцы в Грузии. 8 апреля 1989 г., "освобождая" от демонстрантов проспект Руставели в Тбилиси, дивизионщики убили 19 протестующих. Правда, при этом погиб и один дзержинец. Тогда ширились слухи, что советские десантники убивали грузин саперными лопатками. Бойцы ВПВ и вправду действовали вместе с московскими карателями, однако общее руководство операцией осуществляло именно командование дивизии, и основной ударной силой были их подчиненные. Даже через много лет ветераны дивизии утверждают, что лопаток не применяли, а причиной смерти 17 из 19 погибших стала... давка, созданная самими протестующими. 

Дзержинцы "наводили порядок" в Абхазии в 1988-м и 1989-м и Фергане в июле 1989-го. В начале 1990 г. в составе 1-го полка дивизии была создана рота спецназначения "Ягуар", в которую входили исключительно контрактники. 

После распада СССР для дзержинцев, по большому счету, ничего не изменилось. В начале октября 1992 г. основные силы дивизии в количестве 4 тыс. военнослужащих были отправлены в Моздок для предотвращения эскалации осетинско-ингушского конфликта. Тогда отряд "Витязь" в Карачаево-Черкессии пытался заблокировать чеченский батальон Шамиля Басаева, двигавшегося в Абхазию воевать против грузин. После двухсуточного противостояния из Москвы поступил приказ не чинить чеченцам препятствий...

Именно дивизия им. Дзержинского решила судьбу вооруженного противостояния в Москве во время антиельцинского путча в 1993 г. Ее бойцы окружили тогда Белый дом, получив приказ "всех выпускать, никого не впускать". И выполнили его. Настоящий бой состоялся тогда при попытке мятежников штурмовать телецентр в Останкино. Сколько погибло атакующих, неизвестно до сих пор. А среди дзержинцев был убит рядовой Николай Сытников.

Дзержинцы активно участовали и в первой, и во второй чеченских войнах. В 1995 г. воины Отдельной дивизии оперативного назначения внутренних войск МВД России, как она теперь называлась, брали город Кизляр и село Первомайское. 

В августе 1999 г. отряд "Витязь" отправили в Дагестан и Чечню. Он стал резервом командующего группы войск, поэтому действовал на всех направлениях. В феврале 2002-го бойцы ОДОН сформировали комендатуры Ленинского и Октябрьского районов города Грозного. В 2005 г. их вывели из Чечни. Отныне "конституционный порядок" в автономии обеспечивали бывшие боевики Кадырова.

Последним "свершением" дивизии, информацию о которой удалось получить, стало освобождение заложников на Дубровке в Москве 23 октября 2002 г. Тогда чеченские террористы захватили зрителей мюзикла "Норд-Ост". Дзержинцы считают эту операцию своим успехом — ведь всех террористов уничтожили, многих добили в бессознательном состоянии. Тем, что при этом погибло 130 заложников (по официальным данным), "освободители" не особенно проникаются. 

Конечно, нельзя поверить, что целых 12 лет — после 2002-го и до сих пор — дзержинцы не ездили в свои кровавые "командировки". Однако занавес секретности вокруг деятельности этого элитного карательного соединения в истории советской/российской империи становится все плотнее. Хотя, по некоторым данным, дивизионщики "отличились" во время жестокого подавления последних акций российской оппозиции на Болотной площади в Москве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Иван Крупка Иван Крупка 20 квітня, 23:24 "практически не брали в дивизию среднеазиатов и кавказцев, не говоря уже о представителях Прибалтики. Солдатами в ней были преимущественно русские, белорусы и украинцы, конечно, кроме уроженцев Западной Украины." Неправда! В 80-е годы там служили призывники из Ивано-Франковска и латыши из Риги,Юрмалы и др. И отбирали туда молодежь из порядочных семей,с положительными характеристиками и.т.д. согласен 2 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно