Возвращение живых мертвецов - Финансы – бизнес, экономика, деньги, курсы валют - zn.ua

Возвращение живых мертвецов

8 декабря, 2017, 17:05 Распечатать

Все иски банков-зомби строятся на нечетких законодательных нормах или их несоответствии.

© vgolos.com.ua

Банк ликвидируют, его клиентам за счет бюджета выплачиваются их вклады, потом банк оспаривает ликвидацию в судах, и пока идут процессы, из банка выводится все, что только можно было вывести, чтобы даже если иски будут проиграны, кредиторы, в числе которых неизменно фигурирует Фонд гарантирования вкладов физических лиц, ничего не получили. 

И пока ни один из причастных к процессам органов власти не придумал работающей стратегии сопротивления данной схеме.

На уходящей неделе Окружной административный суд обязал НБУ вернуть лицензию банку "Премиум" — еще одному не очень живому при жизни, павшему в ходе великой очистки и воскресшему благодаря непостижимой судебной системе Украины. 

История банков-зомби развивается, становится все интереснее и вполне может называться реваншизмом. Государство уже потеряло шанс вернуть 2 млрд грн, выплаченных вкладчикам Укринбанка, еще 2 млрд — для вкладчиков "Киевской Руси", 300 млн — клиентам "Базиса". С миру по нитке и соберется довольно крупная сумма. По информации самого Фонда гарантирования вкладов, там выплатили вкладчикам восстановившихся через суды банков свыше
30 млрд грн.

Насколько справедливо, что государственными деньгами покрывается ущерб, причиненный мошенниками и разгильдяями, а эти самые мошенники и разгильдяи в судах доказывают, что это, оказывается, их права ущемлены и попраны? И какую роль в этом играют чиновники НБУ и ФГВФЛУ, которые как будто специально делают все для того, чтобы проиграть в судах зомби-банкам, а потом пожать плечами и развести руками, мол, не мы виноваты — система такая?

Беспрецедентная очистка банковского сектора стала костью в горле для многих банкиров в кавычках и без. Особо упорные тут же кинулись в суды, оспаривая решения НБУ о ликвидации. Дело спорилось, суды выигрывались, и на рынок возвращались некие банки-зомби, не ликвидированные, но без лицензии НБУ, так как механизма, позволяющего ее вернуть, не существовало до момента, о котором чуть ниже. В разное время действия регулятора оспаривали многие банки — от "Михайловского" и КСГ до "Радикал банка", "Союза" и "Велеса". Безусловно, эти процессы отравляли жизнь НБУ и Фонду гарантирования вкладов, отбирая время и ресурсы, но в схему не трансформировались и логического продолжения не имели. Всего лишь демарш несогласных экс-акционеров.

Целей у бывших собственников немного. Конечно, публично все они заявляют о желании восстановить репутацию, как свою, так и бывших менеджеров, но в действительности вступают в судебные тяжбы либо ради переоформления активов банка, которые не были выведены до прихода временной администрации, либо чтобы уйти от обязательств перед банком. И с каждым новым судом схема преобразовывается и совершенствуется.

Принципиально ситуация с судами банков-зомби изменилась в июле, когда Укринбанк не просто оспорил свою ликвидацию, но и через суд потребовал возврата лицензии. Тогда все ждали решения Высшего административного суда, которое в случае выигрыша экс-собственников пояснило бы регулятору и Фонду гарантирования, что же делать с банками-зомби, желающими вернутся к работе. В Высшем административном банк проиграл. Но вопросов без ответа стало еще больше. Ведь пока адвокаты экс-собственников оббивали пороги судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, связанные с банком лица делали все, чтобы вывести оставшиеся в нем активы. 

В промежутках между судебными заседаниями банк сменил столичную регистрацию на Луганскую, а имя — на "Укринком". Правда, идентификационный код юрлица не изменился, а одна только смена названия не избавляет банк от обязательств. Тем не менее уже 31 октября с.г. в Хозяйственном суде Луганской области было инициировано дело о банкротстве ОАО "Укринком". Инициатором стала некая финансовая компания "Афинаж", директор которой является бизнес-партнер конечного бенефициара "Укринкома" Владимира Клименко. Люди не боятся, не прячутся и схемы скрывать не пытаются.

Согласно судебным документам компания "Афинаж" приобрела права требования к ОАО "Укринком". По информации ФГВФЛ, большая часть активов в виде прав требования на возврат кредитных средств также была переведена с "Укринком" на "Афинаж". Фонд гарантирования по сути уже лишился возможности удовлетворения требований кредиторов банка, несмотря на то, что один суд с "Укринкомом" он выиграл, а второй — о правомерности принятия решения о ликвидации — еще идет.

Если Хозяйственный суд Луганской области начнет полноценную процедуру банкротства "Укринкома", он фактически будет банкротить Укринбанк, ведь юридическое лицо, как мы помним, не менялось. Решение это будет заведомо неправомерным и противоречащим законодательству, так как ликвидация банков может происходить исключительно в рамках процедур, предусмотренных Законом "О системе гарантирования вкладов физических лиц", а не по общей процедуре банкротства юридических лиц в судебном порядке. Но это никого не смущает.

Завершив процедуру банкротства и вернув себе активы банка, что потеряют его бывшие акционеры, кроме деловой репутации, которая в Украине гроша ломаного не стоит? А вот государство потеряет 2 млрд грн, уже выплаченных Фондом гарантирования немногочисленным вкладчикам банка, а Фонд потеряет возможность продать активы этого же банка и возместить хотя бы часть этих двух миллиардов.

Суд — это отличная гарантия для всех участников процесса снять с себя все подозрения в сговоре, коррупции, халатности. Да, никто не верит в их беспристрастность, но в Украине именно судебные решения дают право реализовать любую незаконную и абсурдную схему.

В июне Высший административный суд отменил решение НБУ о признании неплатежеспособным и ликвидации банка "Киевская Русь", и Верховный суд это решение поддержал. История, как под копирку: иск подавался одним из бывших акционеров, среди требований восстановить справедливость, мир и добро на земле затесалась просьба о восстановлении работы банка и отмене ликвидации. Восстанавливать его работу никто не стал, но решение НБУ о его ликвидации все-таки отменили. Мотивировали суды свое решение тем, что Нацбанк признал банк проблемным из-за невыполнения им плана капитализации, но конкретного срока, в пределах которого банк должен был привести свою деятельность в соответствие с законодательством, НБУ не установил и уже через две недели признал банк неплатежеспособным.

А банк, как потом установил суд, в течение семи дней срока со дня признания его проблемным, т.е. согласно законодательству, уведомил НБУ о мерах по выполнению плана его капитализации, например, о принятии акционерами банка решения о размещении акций, на что по закону требуется более двух недель. И вроде бы как банк полностью выполнил план капитализации к апрелю 2015-го, но чиновники НБУ ждать выпуска акций не стали.

Опуская детали, все иски банков-зомби строятся на одном и том же — нечетких законодательных нормах или их несоответствии. Вишенкой на торте всегда становится тот факт, что правовые коллизии не используются НБУ в интересах банка, вкладчиков и кредиторов. То есть, если бы Нацбанк дал банку время, он бы обязательно восстановился. Но НБУ не просто не дал времени, но еще и кучу мелких ошибок допустил. Мелких, но приносящих большой вред.

И если бы Национальный банк не допускал этих ошибок во время очистки, она, конечно, не была бы такой масштабной, шумной и пугающей, наверное, не получилось бы выводить с рынка по банку каждую пятницу, но вот оснований для исков у экс-собственников выведенных банков однозначно было бы меньше. И это очень странно, учитывая, что чиновники НБУ всегда публично заявляли о своей готовности к тому, что бывшие акционеры ликвидированных банков будут судиться с регулятором. Даже банк "Велес", который, по информации Нацбанка, никогда не имел ни активов, ни обязательств и существовал исключительно ради вывода средств за границу, умудрился оспорить в суде свою ликвидацию. Причем уже после того, как в СМИ были опубликованы расследования о выводе банком средств по фиктивным контрактам.

Кстати, по данным Фонда гарантирования, банк "Киевская Русь" выдал фиктивным фирмам 1,28 млрд грн кредитов, а в день прихода временной администрации перевел в одиозный австрийский Meinl Bank 44 млн долл., которые впоследствии якобы были списаны в счет выполнения обязательств и погашения долга. Все это тоже неоднократно обсуждалось в СМИ, и по всем этим эпизодам были начаты уголовные производства, которые пока ничем конкретным не закончились (уголовное производство от 25.03.2015 г. за №42015000000000523 по признакам уголовных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 191, ч. 2 ст. 192, ч. 2 ст. 205, ч. 3 ст. 209, ч. 1, 3 ст. 212 и ч. 2 ст. 364-1 УК Украины). Зато банк себя в правах уже восстановил, и Фонд гарантирования его вкладчикам 2,14 млрд грн государственных денег выплатил. Теоретически эти деньги можно вернуть, и робкие попытки фонд предпринимает, но результативность их пока невысока.

Не далее как в прошлом месяце Фонд гарантирования попытался через суд добиться признания себя кредитором банка "Базис", вкладчикам которого он выплатил 277 млн грн. Сумма небольшая, да и сам банк большим не был. Но история интересна тем, что, начавшись задолго до "великой очистки", уже близится к финалу, давая нам наглядный пример того, чем могут закончиться все остальные суды государства с зомби-банками.

В августе 2012 г. НБУ принял решение об отзыве банковской лицензии у банка "Базис", ничем не примечательного, кроме того, что одним из его акционеров была фирма, принадлежащая жене нынешнего министра внутренних дел Арсена Авакова, а сама она в свое время была заместителем главы правления "Базиса". Спустя два года после решения НБУ Окружной административный суд Киева отменил постановление регулятора об отзыве банковской лицензии у "Базиса", а Киевский апелляционный и Высший административный это решение подтвердили. Причина нам знакома, регулятор ввел в банк временную администрацию, которая утвердила программу оздоровления банка до 23 октября 2012-го. Якобы существовала британская компания, горевшая желанием влить в капитал банка свыше 500 млн грн, но не успели. НБУ, не дождавшись октября, отозвал лицензию банка. Регулятор в кассационной жалобе настаивал, что имеет право инициировать ликвидацию банка в тот момент, когда поймет, что оздоровление финучреждения невозможно, на что ему в Высшем административном суде ответили, что речь идет о праве, а не обязательстве и что это право должно быть аргументировано чем-то большим, чем вывод временного администратора. Напомним, речь идет о перипетиях 2014-го, из которых никто не сделал никаких выводов. Как и из последующих событий.

В конце 2015-го все имущество банка в течение трех дней было куплено зарегистрированной в Бахмуте фирмой, основанной кипрской компанией. После чего сам "Базис" начал процедуру банкротства. К тому времени Фонд гарантирования уже выплатил вкладчикам банка 277 млн грн и ничего не продал из принадлежавшего ему имущества.

Конечно, когда в этом году, спустя два года после продажи имущества банка киприотам, Фонд гарантирования затребовал признать себя кредитором банка и встал в очередь на получение компенсации, это выглядело странно. Когда суд принял решение Фонду отказать, аргументировав это тем, что банк не изъявлял желания, чтобы Фонд выполнял его обязательства перед третьей стороной и что-то выплачивал вкладчикам, это выглядело еще более странно. Конечно, пока мы говорим лишь о решении Хозяйственного суда Донецкой области, и, возможно, суды других инстанций будут иначе трактовать отношения Фонда гарантирования с ликвидируемыми банками, но пока картинка вырисовывается грустная. И со стороны НБУ и ФГВФЛ никакого сопротивления мы не видим. 

Максимум, на который решился Фонд гарантирования, например, это приостановить выплаты вкладчикам "КГС Банка" спустя полгода после решения Высшего административного суда, признающего неправомерность ликвидации банка. История тоже эпическая, в акционерах банка причастный еще к хищениям в "Родовиде" и разыскиваемый за серию тяжких преступлений экс-нардеп Шепелев. И НБУ даже удалось в Окружном административном суде подтвердить правомерность ликвидации банка, но потом что-то пошло не так, и судьи перестали видеть в работе финучреждения нарушения, которыми можно было бы обосновать отзыв лицензии у банка. Все та же песня о недостаточных для ликвидации аргументах.

В каждой из этих историй главная интрига в том, "сливают" ли чиновники НБУ и Фонда гарантирования судебные процессы сознательно и в результате сговора или просто не готовы справиться с "особенностями" украинского судопроизводства. Буквально на днях Национальная полиция заявила, что в ходе досудебного расследования было выяснено, что в течение 2016–2017 гг. чиновники трех департаментов НБУ "умышленно и слаженно между собой, пребывая в сговоре с собственниками и руководителями коммерческих банков, злоупотребляя своим служебным положением, не выполняли собственные служебные обязанности по проверке происхождения средств, направляемых на капитализацию банков". Это цитата из постановления Шевченковского суда, разрешившего выемку документов, относящихся к деятельности 37 банков. И если чиновники НБУ могли закрывать глаза на "особенности" докапитализации банков, то, наверное, так же сквозь пальцы они могли смотреть на другие аспекты деятельности банков, а потом так же, спустя рукава, принимать решение об их ликвидации или доказывать в судах правомерность решений регулятора. Ведь корыстная бездеятельность, в которой обвиняет Нацполиция чиновников, это первое, о чем думаешь, открыв любое судебное дело, касающееся зомби-банков.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №6, 17 февраля-23 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно