Стомиллиардные запросы без ответа

21 октября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 21 октября-28 октября 2005г.
Отправить
Отправить

Вто время как президент Ющенко готовился к совещанию с иностранными инвесторами, а премьер Ехануров общался с демографами, в стране принимали в первом чтении очередной бюджет...

В то время как президент Ющенко готовился к совещанию с иностранными инвесторами, а премьер Ехануров общался с демографами, в стране принимали в первом чтении очередной бюджет. Самым главным «по званию» в почти пустой правительственной ложе Верховной Рады был министр финансов Виктор Пинзеник. А компанию ему составлял новый министр культуры Игорь Лиховый.
Наверное, Игорю Дмитриевичу, последние пятнадцять лет директорствовавшему в Шевченковском национальном заповеднике в Каневе, было любопытно увидеть бюджетное действо «живьем». А вот большинству участников оно донельзя надоело. Для депутатов ВР четвертого созыва бюджетный закон 2006 года уже четвертый (а если учитывать мартовскую редакцию бюджета-05 — даже пятый). А для очень большой группы парламентариев-старожилов — и восьмой, и двенадцатый...
Я затрудняюсь сказать, сколько точно бюджетов на «личном счету» Виктора Михайловича Пинзеника, то уходившего из депутатов в исполнительную власть, то снова после выборов возвращавшегося. Наверняка больше десяти. И с точки зрения новейшей украинской истории, которую нынешний министр знает не понаслышке, бюджетный процесс 2006 года не является ни скандальнейшим, ни сложнейшим. Хотя бы потому, что в стране нет сумасшедшей инфляции, зато есть Бюджетный кодекс, урегулировший некогда спорные процедуры принятия главной финансовой сметы страны.
Но, как ни странно, и на втором десятке лет украинской независимости министр вынужден напоминать депутатам прописные истины. Что дефицит бюджета должен иметь реальные источники покрытия. Что не бывает бюджетных расходов без доходов. И что как минимум безответственно надувать доходную часть на 10 млрд. гривен, не имея за душой реальных финансовых ресурсов...
Почему их нет — это другой вопрос. Ведь для страны размером с Украину сумма в 2 млрд. долл. не должна быть ни существенной, ни тем более критической. Мой ответ, возможно, покажется далеким от бюджета и экономических проблем. Это — низкий коэффициент полезного действия и отсутствие какой-либо системности в работе всей государственной машины. Причем это претензия не только к исполнительной власти или только законодательной. У нас никогда не будет «богатого» бюджета, если о том, что неплохо таки вплотную заняться созданием финансовых основ этого богатства, мы будем вспоминать исключительно с 20 октября по 15 ноября каждого года — между первым и вторым чтением...
Депутатские предложения к бюджету, как правило, очень и очень разнообразные. Но, кроме экономически необоснованных (типа повышения до 3% от ВВП дефицита Государственного бюджета на будущий год) и экзотических (типа продажи меткомбинатами с 50-процентной госдолей не менее 50% экспортной продукции на открытых аукционных торгах), в 34-страничных выводах и предложениях бюджетного комитета содержится немало важного и потенциально полезного.
Депутатские инициативы касаются: практически всех существующих в Украине видов налогов, проблематики единого социального сбора, размеров рентной платы за нефть и газовый конденсат, целевой надбавки к действующему тарифу на электроэнергию, проблем государственного долга, поддержки экспортно-ориентированных отраслей, упорядочения оплаты труда судей, финансирования Национального космического агентства, компенсации обесценившихся вкладов, строительства жилья для военнослужащих и т.д. и т.п. Это — программа на многие месяцы. Если ею, конечно, всерьез заниматься. Ведь даже для того чтобы выполнить только часть пожеланий относительно совершенствования межбюджетных отношений, которые содержатся в п. 121 выводов комитета, потребуется, наверное, с полгода интенсивной работы чиновников не одного и не двух ведомств.
Не занимаемся. Потому знакомые в своем большинстве инициативы привычно кочуют из очередных выводов бюджетного комитета (октябрь) в очередную бюджетную резолюцию (май) и снова в выводы (октябрь). Они настолько многочисленны и разнообразны, что бюджетный комитет их даже систематизировать не в состоянии. Что обычно делает Минфин? Пытается выполнить несколько тех, что попроще, а остальные, которые «не по теме» или слишком дорого стоят, оставляет без ответа. После проголосовки бюджета в целом об этом никто и не вспомнит. До следующего года.
По самым скромным прикидкам, в этом году без ответа останутся депутатские предложения общей стоимостью более 90 млрд. гривен. Потому что, по словам Виктора Пинзеника, в общем и целом предложения парламентариев тянули на сто миллиардов...
Нынешняя откровенно слабая работа бюджетного комитета, не сумевшего убедить своих коллег одобрить комитетские выводы по бюджетному законопроекту, заставляет задуматься о многих сугубо технологических моментах. О том, насколько разумны временные рамки бюджетного процесса в Украине и какими должны быть особенности этого процесса в предвыборный год. Не чересчур ли непосильный груз возложен на профильный комитет Бюджетным кодексом. Ведь в последнее время становится все очевиднее, что, даже работая круглые сутки, несколько десятков депутатов не в состоянии качественно отработать тысячи бюджетних идей своих коллег и достойно оппонировать Министерству финансов с его мощным аппаратом.
А нынешней осенью, под руководством Людмилы Супрун, комитет по очень многим позициям, похоже, просто плыл по парламент­скому течению. В частности, поддержал требование довольно агрессивного в последнее время аграрного лобби, настаивающего на выделении на нужды АПК (без учета расходов по линии Пенсионного фонда) не менее 10% расходов бюджета и бюджетных кредитов. Поддержал «банконенавистников», предписав увеличить поступления от превышения доходов над расходами Национального банка ни много ни мало на 457,8 млн. гривен. Вошел в положение близких к Автодору лиц, настаивающих на даче согласия на привлечение Госавтодором кредита в 100 млн. евро на строительство участка дороги Харьков—Симферополь (и это при беспрецедентном увеличении средств на дорожное строительство, уже заложенном в проект бюджета-06!). Может, и правильно, что сессионный зал такого сорта выводы не поддержал?
В п. 40 комитетского документа мы наткнулись на вещи просто таки ритуальные — рассмотреть целесообразность уменьшения предусмотренных в бюджетном проекте расходов на содержание... Ну и дальше целый перечень: Государственное управление делами, Хозяйственно-финансовый департамент секретариата Кабмина, Генпрокуратура, МВД, Государственная налоговая администрация и Государственная таможенная служба. Почему именно они, вроде бы понятно — «одиозные».
Чтобы наши читатели окончательно не заскучали, мы поставили один небольшой эксперимент. Найдя в своих архивах «талмуд» проекта госбюджета Украины на 2002-й, также год выборов, мы попытались сопоставить некоторые давние цифры со свежими (см. табл.).
Присмотритесь к неприметным и неодиозным! Это наше, журналисткое предложение ко второму чтению.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК