Лицензирование азартной лотереи. Оказывается, и лицензирование может стать инструментом легализации игорного бизнеса. Закон для этого не нужен, и контроль не предусматривается

19 мая, 2017, 17:25 Распечатать Выпуск №18-19, 20 мая-26 мая

Пять лет томительно ожидали операторы рынка лотереи (лицензии которым с 2014 г. даже перестали продлевать), дабы чиновники Минфина выполнили свои прямые обязанности, и только 5 мая на сайте министерства появился долгожданный документ —  Лицензионные условия ведения хозяйственной деятельности по выпуску и проведению лотерей. 

© LB.ua

Пять лет томительно ожидали операторы рынка лотереи (лицензии которым с 2014 г. даже перестали продлевать), дабы чиновники Минфина выполнили свои прямые обязанности, и только 5 мая на сайте министерства появился долгожданный документ —  Лицензионные условия ведения хозяйственной деятельности по выпуску и проведению лотерей. Вернее — проект нормативного документа, который, судя по его содержанию, претендует "улучшить" Закон и игнорирует контроль лотерейного оператора, тем самым создавая условия для легализации игорного бизнеса под видом лотереи.

Нет, все-таки недооценивала работников родного министерства Елена Макеева, заместитель министра финансов времен Натальи Яресько. Так, в своем письме от 26.02.2016 г. в прокуратуру Киевской области она следующим образом оценивала их компетентность: "...представители Минфина не обладают специальными знаниями и навыками в сфере игрового бизнеса или лотереи, поскольку пользуются общедоступными нормами действующего законодательства". А ведь нужно быть серьезным специалистом (еще лучше — фокусником), чтобы тривиальные лицензионные условия (ЛУ) превратить в документ который: 1) фиксирует монополию (отнюдь не государственную) на лотерейном рынке; 2) превращает лотерею в игорный бизнес (легализуя игровые автоматы и бетинг); 3) возвращает коррупционную зависимость оператора от чиновника; 4) обеспечивает разовые поступления в госбюджет за счет продажи лицензий, одновременно лишая бюджет финансовых перспектив в последующие годы…

…можно, но деньги — вперед

А какая выдержка — подумать только, госчиновники пять лет тянули с выпуском лицензионных условий! И ничего… Хотя только ленивый не говорил о ежегодных многомиллиардных потерях бюджета. Дождались-таки своего звездного часа, когда рынок полностью разрушен и его некому защитить. Теперь готовы диктовать свои условия, и закон "О государственной лотерее", оказывается, им уже не помеха. Они даже готовы минимизировать "недостатки и пробелы Закона" постановлением КМУ (утверждающим ЛУ), имеющим более низкую юридическую силу.

Вот только возраст их выдает: судя по содержанию ЛУ, тянут чиновники лотерею во времена премьерства Януковича 2007 г. Сладко тогда жилось чиновникам, управляющим рынком в ручном режиме,  — видимо, ностальгируют по прошлому.

Но в какой цивилизованной стране чиновники дают на подпись своему шефу документ, в котором идут на нарушение закона? А если — сразу двух или трех? Тем не менее, как и в дореволюционные времена, они предлагают разбить плату за выдачу лицензии на две части — фиксированную и нефиксированную (ежегодная оплата). Ранее эти части назывались платой за лицензию (ежегодная оплата) и платой за выдачу лицензии. А ведь Кабмин, утверждающий своим постановлением ЛУ, имеет право лишь на установление платы за выдачу лицензии, и разбивая ее на части, он фактически нарушает ст. 7 Закона "О гослотереях в Украине". Кроме того, ст. 14 Закона "О лицензировании видов хозяйственной деятельности" также предполагает только плату за выдачу лицензии — и никаких платежей за ее использование. А еще "органу лицензирования запрещается требовать у субъектов хозяйствования внесения платы за выдачу лицензии до принятия решения о ее выдаче". Но чиновники все равно хотят получить эти деньги вперед. Да если бы только это…

Вопреки ст. 5 закона о гослотереях и ст. 17 закона о лицензировании, авторы проекта новых ЛУ в п. 21 возвращают старую коррупционную норму (для себя, любимых?), предусматривающую обязательное добавление в лицензионное дело локальных документов лицензиата — условий проведения конкретной лотереи. Т.е. теперь судьбу той или иной лотереи отдают на откуп чиновнику, со всеми вытекающими последствиями. Но позаботившись о личной значимости чиновника и о перспективе его безбедного существования, почему-то с пренебрежением отнеслись к государственному контролю.

Где контрольные весы?

Неужели за пятилетку подготовки новых ЛУ никто из работников Министерства финансов, являющегося регулятором лотерейной деятельности в Украине, не поинтересовался мировой практикой контроля над лотереей. Зачем тогда были нужны зарубежные вояжи?

В итоге контроль сводится в основном к использованию обычных РРО (регистраторов расчетных операций, или, попросту, кассовых аппаратов) в пунктах по реализации лотерей.

Ну, не могут не знать специалисты регулятора, что, например, магазины, в которых принимаются ставки на спортивные события или стоят ЛТСы (лотерейный терминал самообслуживания) имеют достаточно устойчивую клиентскую базу — на практике это более 90% всех посетителей. К чужакам там относятся с большим подозрением. Зато игроку, которого хорошо знают, ставку через кассовый аппарат, как правило, не проводят. Увы, пункт по реализации лотереи — это не продуктовый маркет, с живой очередью в кассу. Тут продавцу, проводящему ставку мимо кассы, нечего бояться. В данном случае РРО является скорее профанацией, чем действенным методом контроля.

К тому же игроки в лотерею не только играют, но и выигрывают. И им нужно выплачивать выигрыши. А как это сделать через кассовый аппарат? Возвратом по кассе? Но это операция не из простых, и если таких выигрышей много (особенно мелких), то это уже не контроль, а головная боль.

И это в то время как в современной мировой лотерейной практике существуют лотерейные терминалы, через которые принимаются ставки, выплачиваются выигрыши и все данные отображаются в центральной системе (ЦС). Главное — виден остаток в кассе в режиме онлайн. В любой момент можно сверить остатки в кассе магазина с данными ЦС и проконтролировать прозрачность работы оператора. Но есть один маленький нюанс: для достижения такой идиллии лотерейным специалистам, которыми сейчас руководит заместитель министра финансов Сергей Марченко, следовало бы побеспокоиться о требованиях к программному обеспечению ЦС. А в ЛУ как раз отсутствуют требования по авторству и сертифицированию ПО, фиксирующего продажи и выигрыши и передающего эту информацию в Казначейство.

Непонятно также, как и кто будет все это проверять и контролировать. Какие наказания предусмотрены за выявленные нарушения. Апогеем оригинальности контроля можно считать п. 79 ЛУ — "Контроль над проведением государственных лотерей с использованием электронных систем принятия ставок на участие в государственной лотерее в режиме реального времени осуществляется Казначейством"...

Не может же быть, чтобы финансовые отношения были построены на доверии Минфина и оператора! Последний имеет все возможности поставить пиратское ПО и настроить его, как ему заблагорассудится, и в отношении передачи информации о ставках в Казначейство, и в отношении работы самих ЛТС, которые могут функционировать в режиме, близком к работе игрового автомата.

Мафия брала "за стул", чиновники хотят — "за дверь"

При таком оригинальном контроле со стороны регулятора никто не может исключать, что лотерейный терминал самообслуживания не будет работать по одной из программ игрового автомата, относящегося к устройствам для организации азартных игр. А это нарушение еще и закона о запрете игорного бизнеса.

Но и это еще не все. В проекте ЛУ отсутствует четкое разграничение между лотереей Тото и букмекерством. А как известно, последнее тоже отнесено к азартным играм и запрещено в Украине. В результате такого лицензирования лотереи мы можем получить заодно и легализацию азартных игр. Правда, за исключением классического казино с игровыми столами, но зато в условиях мутного денежного потока, который будет обеспечен слабостью контроля регулятора. Ведь неизвестно, сколько всего заплачено за игру, сколько ставок сделано, сколько выиграно, сколько денег должно остаться в кассе. В результате неясно, с чего платить налоги.

Провоцируется ситуация, когда платить налоги не будут. Т.е., конечно, за лицензии заплатят 162,4 млн грн одноразово и 162,4 тыс. или 16,24 тыс. грн (соответственно 100 тыс., 100 и 10 прожиточных минимумов) ежегодно, в зависимости от вида пункта распространения лотерей. И больше платить не будут. Мы ведь это уже проходили, но чиновникам все же хочется вернуться в прошлое — налогов будет мизер, зато никто не придерется, т.к. все согласно лицензионным условиям.

Иными словами, налогообложение фактически сведется к примитивной оплате "за дверь". Так и напрашивается аналогия с мафиозными поборами, но даже они были более справедливыми — все-таки брали деньги "за стул". А наши регуляторы, выходит, боятся даже за дверь заведения заглянуть. Хотя есть же разница: пункт игры в лотерею с 10 или сотней ЛТС, каждый из которых обеспечивает выручку от 400 до 550 грн в день.

Впрочем, стулья и двери — мелочи по сравнению с тем, что Минфин не интересует вопрос, кто является бенефициаром потенциального лицензиата. При этом он все еще озадачен тем, как не допустить к лицензированию двух из трех действующих лотерейных компаний даже спустя год или два после снятия с них санкций, которыми временно ограничены некоторые хозяйственные операции этих компаний. И нетрудно понять, что предлагаемая квазилегализация азарта под видом лицензирования государственной лотереи готовится еще и в условиях фактической монополии одного частного оператора — УНЛ.

Инфо специалисту

Играть в такую лотерею уже будет небезопасно. Но позвольте усомниться в действенности предложенной защиты игроков от азарта ограничением максимального размера призового фонда, о котором говорится в п. 88 ЛУ. Мало поможет тут и запрет оператору использовать картинку на экране ЛТС, напоминающую процесс прокручивания барабана — символа игры на игровом автомате.

Давайте без обид, ведь на кону здоровье соотечественников, — предоставляем информацию специалисту. В мировой практике считается, что ограничение азарта (а стало быть — и снижение риска заболеть лудоманией) находится в плоскости ограничения максимальных выигрышей, их частоты и увеличения интервала времени между сделанной ставкой и увиденным по ней результатом.

Если нищета неизбежна, то хотя бы не доводите людей до болезней…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно