Война с запахом мяты

11 октября, 17:34 Распечатать Выпуск №38, 12 октября-18 октября

В этом году "Корвалолу" исполнилось 60 лет. 

Почему из-за ровесника горбатого "Запорожца" спорят современные фармацевтические компании?

Советский Союз, 1959 год. Страна уже оправилась от войны, и партия с правительством решили сделать то, чего не делали раньше — повернуться лицом к человеку. Связь, транспорт, медицина и другие отрасли народного хозяйства начинали работать не только на "военку", но и на массового потребителя. В Воронеже выпустили первый массовый советский радиоприемник "Атмосфера". В Запорожье шла обкатка предсерийного автомобиля ЗАЗ-965, который в народе прозвали "горбатым".

В 1959-м была выпущена и первая серия препарата "Корвалол". В него вошли три действующих вещества: фенобарбитал, масло перечной мяты и этиловый эфир aльфа-бромизовалериановой кислоты (этилбромизовалерианат). На долгие годы препарат завоевал репутацию "главного лекарства от сердца", хотя на самом деле был обычным седативным средством — то есть успокоительным. Флакончик "Корвалола" и стакан воды неизменно стояли на прикроватной тумбочке у любой советской бабушки.

Прошло 60 лет. Приемник "Атмосфера" можно найти разве что в музеях. Горбатые "Запорожцы" украшают станции техобслуживания и дискотеки в стиле индастриал. А вот за "Корвалол" идет горячий судебный спор между вполне современными фармацевтическими компаниями — и конца этому спору пока не видно.

Неужели ретро-лекарство того стоит?

Лечиться как немцы

Хотя СССР собирался догнать и перегнать "загнивающий Запад", на деле западную продукцию приходилось попросту копировать. К примеру, горбатый "Запорожец" стал слегка измененным аналогом итальянского Fiat 600.

Не стал исключением и "Корвалол": советские фармацевты фактически скопировали старый немецкий препарат "Валокордин", исключив из него четвертый ингредиент — масло хмеля. А один из основных ингредиентов "Корвалола" и "Валокордина", фенобарбитал, выпускался фирмой Bayer под торговой маркой "Люминал" еще с 1912 года. Торговая марка "Валокордин" принадлежит немецкой компании Krewel Meuselbach, которая до сих пор производит его — в основном для постсоветского пространства.

А вот в Советском Союзе система защиты интеллектуальной собственности не действовала. В народном хозяйстве все принадлежало народу, а не одному заводу или его хозяину-капиталисту. Пиво "Жигулевское" или конфеты "Ромашка" выпускали предприятия во всех уголках огромной страны. Не стал исключением и "Корвалол".

К моменту распада СССР нелюбовь ко всему советскому зашкаливала, а слово "импорт" воспринималось как знак абсолютного качества — с полок сметали даже откровенный контрафакт, лишь бы в яркой упаковке и с латинскими буквами. Но лихие 90-е прошли, и ситуация круто изменилась: граждане убедились, что не далеко не весь импорт так уж хорош, и популярность "ностальгических" брендов стала расти. Рекламный слоган "тот самый чай со слоном" превратился в мем, характеризующий эпоху.

Так было и с "Корвалолом", который до сих пор удерживает свои позиции на рынке. Препарат превратился в традицию, как салат оливье на Новый год. И когда в России в 2008 году попытались перевести его в категорию рецептурных, среди пациентов возникла паника. Увидев, как граждане сметают с полок любимые ментоловые капли, власти решили оставить все как есть.

Но если конфеты "Ромашка" и пиво "Жигулевское", как и в советское время, выпускают многие предприятия теперь уже независимых республик, то в Украине "Корвалол" стал предметом жаркого судебного спора за права интеллектуальной собственности. Разбирательства между киевскими фармпредприятиями АО "Фармак" и ЧАО "Фармацевтическая компания "Дарница" длятся уже более 15 лет, то прерываясь, то возобновляясь с новой силой.

Дело на 15 лет

"Фармак" зарегистрировал лекарственное средство "Корвалол" спустя два года после распада СССР — в 1993-м. "Дарница" приступила к производству препарата позже — в середине 2000-х. Сперва он назывался "Корвалол-Новый-Дарница", а с 2005 года — "Корвалол-Дарница".

Судебные разбирательства начались в 2004 году и продолжались несколько лет. Любопытно, что стороны подавали встречные иски: каждый стремился отменить госрегистрацию "Корвалола" конкурента. Суд отказал обеим компаниям, и к 2011 году дело было исчерпано: использовать торговую марку "Корвалол" разрешалось и "Фармаку", и "Дарнице".

Но шесть лет спустя "Фармак" зачем-то решил возобновить спор. По закону, обозначение "Корвалол" не могло стать предметом повторного иска. Поэтому "Фармак" пошел на юридическую хитрость и положил в основу иска торговую марку "Корвалол Corvalolum".

На этот раз сработало: в июне 2017 года Апелляционная палата Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ) признала обозначение "Корвалол Corvalolum" хорошо известным по отношению к "Фармаку". Почему так быстро? Возможным ответом, по версии СМИ, может быть тогдашний замминистра МЭРТ Наталья Мыкольская. До прихода на эту должность она работала в юридической компании "Саенко Харенко", которая представляла интересы "Фармака" в споре с "Дарницей".

Связями с властью объясняли журналисты и само решение "Фармака" возобновить спор с "Дарницей". На период президентства Петра Порошенко пришлась политическая активность близкого к нему Павла Жебривского. Он был председателем Донецкой военно-гражданской администрации, а после этого — аудитором Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) по квоте президента.

Павел Жебривский — брат Фили Жебровской, конечного бенефициара "Фармака". Как и его сестра, он тоже фактический совладелец фармацевтической компании и связанных с ней офшорных структур, о которых упоминали журналисты немецкого издания Deutsche Welle в своем расследовании.

"Дарница" не сдалась и обжаловала решение Апелляционной палаты МЭРТ в Киевском апелляционном хозяйственном суде. Суд решение отменил. Не сдавался и "Фармак": компания обратилась в Верховный суд, который вынес несколько странное решение: направить дело на повторное рассмотрение в суд первой инстанции.

Изначально в процессе истцом выступала "Дарница", ответчиком — МЭРТ, ну а "Фармак" был привлечен в дело судом в качестве третьего лица. Верховный суд счел, что Фармак в этом деле должен стать ответчиком. Юристов "Дарницы" удивил такой судейский сверхформализм.

"Третье лицо и ответчик по сути имеют одинаковые права и обязанности, кроме исключительных — например, предъявления встречного иска или заключения мирового соглашения. В данной ситуации речь не шла ни о встречном иске, ни о мировом соглашении. И в чем конкретно был ограничен "Фармак" в качестве третьего лица — вообще непонятно", — сказал адвокат "Дарницы" Александр Мамуня.

"Второй круг" начался в Хозяйственном суде Киева 28 августа 2019 года. Но за три заседания суд так и не приступил к рассмотрению дела по сути. "Фармак" предоставляет все новые доказательства, на ознакомление с которыми сторонам требуется время.

Изобретатели велосипеда

Какие же аргументы приводят стороны конфликта?

Главный аргумент "Фармака": "Корвалол" изобрели на Киевском заводе имени Ломоносова, правопреемником которого является "Фармак". "Первая партия лекарственного средства "Корвалол" была выпущена на основании приказа завода им. М.В. Ломоносова от 15.10.1960. С тех пор завод им. М. В. Ломоносова был единственным производителем препарата "Корвалол" на территории бывшего СССР", — говорится на официальном сайте компании.

Адвокаты "Дарницы" в ответ приводят перечень фармацевтических предприятий Советского Союза, получивших регистрационные удостоверения на производство "Корвалола". Согласно документу, 70 советских заводов получили регистрационные удостоверение на этот седативный препарат в 60‒70-е годы. География — от Ленинграда до Дальнего Востока, от Кубани до Сибири.

"С 1991 года "Фармак" — единственный производитель "Корвалола" на постсоветском пространстве", — также сообщает "Фармак" на своем сайте. Эта же фраза есть в русскоязычной Википедии, где она соседствует с фотографией флакончика "Корвалола" производства компании "Фармстандарт" из вполне себе постсоветского Курска.

Кроме курских фармацевтов, "Корвалол" в РФ производят "Южфарм", "Гиппократ", "Сесана", Усолье-Сибирский химфармзавод и другие. А в Узбекистане препарат выпускает компания "Неогаленфарм". Интересно, что "Фармак" активно работает как на российском, так и на узбекском рынках — но "корвалольные" иски там не подает.

Правда, на сайте "Фармака" уточняется: ТМ "Корвалол" защищена в 15 странах Европы и Азии, среди которых нет Узбекистана, России, зато есть Беларусь. И снова нестыковка. Ведь в аптеках Минска имеется препарат "Корвалол-Белмед" производства крупнейшего фармпредприятия страны "Белмедпрепараты", и "Корвалол-Фарма" производства ООО "Фармтехнология". Опять-таки, "Фармак" экспортирует продукцию в Беларусь, но с местными компаниями не судится.

Как "Пепси-кола"

Цель "Фармака" — признание бренда "Корвалол Corvalolum" хорошо известным по отношению к этой компании. Что это значит? К примеру, iPhone — это не просто телефонный аппарат, а продукт именно компании Apple. Таким образом, iPhone — хорошо известное обозначение по отношению к Apple. В Украине перечень хорошо известных знаков ведет организация "Укрпатент", и на данный момент там нет обозначения "Корвалол Corvalolum".

Поэтому "Дарница" считатет, что "Фармак" до сих пор не предоставил ни одного актуального доказательства существования хорошо известного знака "Корвалол Corvalolum".

Правда, сам "Фармак" считает таким доказательством социологический опрос, проведенный в августе этого года. Но для нынешнего судебного процесса такое доказательство вряд ли подойдет. Предмет спора — решение Апелляционной палаты МЭРТ за 2017 год. На это решение никак не мог повлиять соцопрос 2019 года. На "Дарнице" считают, что обозначение "Корвалол" само по себе утратило различительную способность, поскольку очень долго, еще с советских времен, использовалось разными производителями для маркировки одного лекарственного средства. Кроме того, юристы уверены, что знак "Корвалол-Дарница" не является похожим настолько, чтобы его можно было спутать с обозначением "Корвалол Corvalolum".

"Элемент "Дарница" в составе знака "Корвалол-Дарница" указывает на конкретного производителя лекарственного средства, и поэтому потребитель не может принять лекарственное средство, маркированное таким знаком, как лекарственное средство производства АО "Фармак". Такой элемент позволяет знаку выполнять свою основную функцию: отличать товары одного производителя от товаров другого производителя", — объясняет адвокат Мамуня.

История знает похожие примеры. Самый известный — газированные напитки "Пепси-кола" и "Кока-кола", а также многочисленные похожие по вкусу "колы" региональных производителей, включая украинскую "Оболонь". Ни одна из компаний не стремится запретить продукты соперников, а наличие конкуренции не позволяет кому-либо из производителей взвинтить цены на сладкую газировку.

"Дарница" настаивает, что такая конкуренция нужна и в случае с "Корвалолом". Если "Фармак" выиграет процесс, он станет монополистом. Монополия ведет к повышению цен, которое больно ударит по основным потребителям "Корвалола" — пенсионерам. Сейчас флакончик мятного лекарства стоит около 15 грн, и столь низкая цена является одной из причин популярности препарата.

"Дарница" просит не путать корвалольное дело с процессом по "Цитрамону", который она выиграла в 2019 году у харьковской компании "Здоровье". По словам юристов, поводом для иска стал не сам бренд "Цитрамон-Здоровье", а маркетинговая стратегия компании. В частности, харьковчане имитировали бело-зеленую цветовую гамму упаковки "Цитрамон-Дарница", в рекламу которой "Дарница" вложила много средств и усилий. Упаковка "Корвалола-Дарница" совершенно не похожа на дизайн "Фармака".

Кстати, "Фармак" в нынешнем году тоже выиграл иск у харьковской фирмы, запретив ей производить препарат "Корвалол-Здоровье". До монополии остался один шаг — победа над "Дарницей". Впрочем, последняя сдаваться без боя не собирается. А значит, пенсионеры пока могут смотреть на ценники в аптеках, не хватаясь за флакончик успокоительного.

Родные капли

И все-таки — зачем "Фармаку" такая настойчивость? Ведь судебные процессы в фармацевтике отнимают много усилий и стоят уйму денег. Не лучше ли потратить их на разработку современных препаратов — ведь компания позиционирует себя как инновационный европейский производитель.

Филя Жебровская отвечает на этот вопрос сентиментально: "Корвалол" — это традиции, которые должны остаться в компании, а не стать разменной монетой на рынке. Для меня это реликвия, а для оппонентов — амбиции".

Но есть и более прозаичное объяснение. Объем рынка "Корвалола" в Украине — это около 100 млн грн. Сейчас компании-конкуренты делят эту сумму примерно поровну. "Откусив" долю рынка у "Дарницы", "Фармак" заберет себе все 100 млн грн, а скорее всего — и больше, если решится на монопольное повышение цен.

Зарубежные кредиторы компании, среди которых есть и ЕБРР, получат дополнительные гарантии возврата средств. Вот только как воспримут такую "победу" украинские пациенты?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Mariya Skryshevska Mariya Skryshevska 12 жовтня, 21:53 Кажется, в цивилизованном мире давно отказались от Валокордина (и "нашего" Корвалола) как седативного средства из-за имеющегося в его составе брома: он накапливается в организме, что плохо. Почему же наши фармацевты вместо того, чтобы разъяснять, что есть более современные-и менее вредные!- седативные средства, ломают копья по поводу того, кому принадлежит пальма первенства в выпуске этого средства позавчерашнего дня?! согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно