Киев уже без «Хрещатика»?

15 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 15 декабря-22 декабря 2006г.
Отправить
Отправить

Итак, сегодня закрывается подписка на акции дополнительной эмиссии банка «Хрещатик». Результаты ...

Итак, сегодня закрывается подписка на акции дополнительной эмиссии банка «Хрещатик». Результаты этой допэмиссии должны быть утверждены уже в понедельник, 18 декабря, после чего будет зафиксирован достаточно прискорбный факт: крупнейший в стране муниципальный банк де-факто перестает быть таковым. Бывший распорядитель контрольного пакета акций банка — Главное финансовое управление Киевской городской государственной администрации (КГГА) — «на удивление» неумело распорядилось принадлежавшими ему имущественными правами. В результате его доля собственности в банке оказалась размытой с 51,2 до 23,7%. Последний пакет, как видим, составляет менее четверти уставного капитала «Хрещатика». А значит, не дотягивает даже до статуса блокирующего, собственник которого еще обладает в некоторой мере весомыми корпоративными правами.

Теперь даже если состоятся какие-то суды, реальные шансы восстановить прежний статус-кво практически сравнялись с нулевыми. И даже если будут возбуждены какие-либо уголовные дела, не стоит особенно обольщаться, что виновные в произошедшем должностные лица будут привлечены к ответственности. Ну, разве что им грозит общественное порицание за «удивительную нерасторопность», которая стоила городу, по некоторым подсчетам, от одного до полутора миллиардов гривен (то есть эдак по 300—500 гривен на каждого киевлянина).

Немного о недалеком прошлом

До последних парламентских выборов банк «Хрещатик», судя по росту валовых показателей, был одним из наиболее успешно развивающихся банковских учреждений страны. Обеспечив по итогам 2005 года рост активов почти на 70%, коммунальный банк удерживал 15-ю позицию в рейтинге крупнейших отечественных банков. Придирчивые и сведущие читатели могут заметить, что этот рост был обеспечен во многом благодаря «зашедшим» в заключительном квартале прошлого года на счета банка средствам от размещения десятилетнего еврозайма г. Киева на 250 млн. долл., которые первоначально планировалось направить на строительство Подольского моста.

Однако «стабильную поступательную динамику роста всех основных показателей» деятельности «Хрещатика» по итогам прошлого года, проверив годовой финансовый отчет банка, отметила и такая маститая аудиторская компания, как Ernst&Young. О чем сам банк, естественно, не преминул похвастаться в собственном пресс-релизе, сообщив, что за 2005 год его капитал увеличился в 1,5 раза, чистая прибыль — в 3,4 раза, валюта баланса — в 1,8 раза.

Попутно было сказано, что аудиторы отметили и высокий уровень достаточности капитала банка, рассчитанный согласно положениям Базельского соглашения (на 01.01.06 г. — 13,08%, тогда как рекомендованный Базелем уровень составляет 8%).

Правда, в опубликованном 1 февраля пресс-релизе рейтингового агентства Fitch Ratings капитализация банка «Хрещатик» была оценена как низкая (коэффициент регулятивного капитала в конце 2005 года составлял 11,6% при нормативном минимуме НБУ — 10%). Однако, как отметили аналитики Fitch, запланированные на первое полугодие 2006 года взносы в капитал банка должны были помочь в разрешении этих проблем. Поэтому агентство (учитывая и некоторые другие факторы) оставило тогда рейтинги банка без изменений (долгосрочный на уровне «B» с прогнозом «Стабильный», краткосрочный — «B», индивидуальный — «D/E»). Если нам не изменяет память, на тот момент, кажется, только Укрэксимбанк мог похвастаться более высокими долгосрочным и краткосрочным рейтингами.

В результате проведенной весной нынешнего года допэмиссии на 78 млн. грн. уставный капитал банка вырос почти в полтора раза — до 250 млн. грн. В бюджете Киева на 2006 год для этой операции было специально предусмотрено 40 млн. грн. Как сообщил Виктор Падалка, зампредседателя и начальник Главного финансового управления КГГА, возглавлявший тогда наблюдательный совет (НС) «Хрещатика», поскольку эти деньги были добросовестно и вовремя уплачены, доля собственности территориальной общины г. Киева в банке даже несколько увеличилась — с 51,16 до 51,2%.

Результаты этой допэмиссии были утверждены на состоявшемся 16 июня собрании акционеров, по итогам которого НС «Хрещатика» возглавил секретарь Киевского горсовета Олесь Довгий. Что, сразу отметим, противоречит п.2 ст. 46. Закона Украины «О местном самоуправлении», а также ст. 6 Закона «О статусе депутатов местного самоуправления», где указано, что «секретарь городского совета работает в совете на постоянной основе и не может совмещать свою служебную деятельность с другой работой, в том числе и на общественных началах, заниматься предпринимательской деятельностью, получать от этого прибыль, если другое не предусмотрено законом». Но это, пожалуй, одно из самых безобидных в цепочке нарушений, позволивших власти впоследствии «освободиться» от непрофильного актива.

Одновременно с г-ном Довгим в состав наблюдательного совета банка вошли Анатолий Чуб, Евгений Войтко, Виталий Лавриненко, Андрей Шептура и Любовь Разина. Г-н Падалка был подвинут на должность главы ревизионной комиссии. Правление банка тоже пополнилось новыми членами — Ольгой Бродович, Виктором Фуклевым и Юлией Тур. Вряд ли мы особенно удивим читателей, сообщив, что биографии многих из них так или иначе связаны с хорошо известным всем киевлянам банком национального масштаба, отделения которого ютятся в подъездах многих жилых домов Киева.

В день собрания акционеров банка пресс-служба КГГА распространила официальное сообщение, опровергавшее «появившиеся в некоторых средствах массовой информации слухи о возможности оттока из банка «Хрещатик» муниципальных денег». В связи с чем киевский городской голова Леонид Черновецкий заявил, что банк «Хрещатик» останется муниципальным и в дальнейшем будет обслуживать городские государственные и муниципальные учреждения.

Из чего можно было сделать вывод, что команда нового мэра, получив контроль над «Хрещатиком», решила не отлучать его от городских финансовых потоков.

Ключевой момент

Но 31 августа стало известно, что на состоявшемся в этот день собрании акционеров банка «Хрещатик» было принято единогласное решение о новом увеличении уставного фонда финучреждения. В этот раз — уже более чем в два раза (на 290 млн. грн., до 540 млн. грн.). Данное решение инициировал миноритарный акционер в лице ЗАО «Укрфинком», владевший на тот момент 35,4% банка. Одним из соучредителей последнего многие СМИ и депутаты называют депутата горсовета Андрея Иванова. И хотя в комментарии для «ЗН» г-н Иванов пытался отрицать свою причастность к ЗАО «Укрфинком», в заявлениях для других масс-медиа он неоднократно этот факт практически признавал. Кроме того, А.Иванов входит в наблюдательный совет «Хрещатика» еще с сентября 2003 года. Чьи же интересы, если не свои личные или еще каких-то собственников, он там представляет? Явно не городской общины, депутатом которой на тот момент он еще не являлся.

С точки зрения же интересов городской общины, которые на вышеупомянутом собрании почему-то представлял Виктор Падалка, это решение выглядело как минимум нелогичным. Хотя бы потому, что кому, как не господину Падалке, с оглядкой на занимаемую им в КГГА должность, должно было быть известно, с какими сложностями может быть сопряжено выделение из городского бюджета дополнительных 148,5 млн. грн. на незапланированную ранее допэмиссию. За которую он от имени КГГА проголосовал, не обладая, на наш взгляд, достаточными для этого полномочиями. И это, пожалуй, едва ли не единственная серьезная зацепка, на основании которой можно оспаривать результаты последней допэмиссии «Хрещатика» в суде.

Это мнение, кстати, разделяют и многие депутаты Киевсовета, считающие, что собрание акционеров банка вообще не имело права голосовать за допэмиссию, не согласовав финансовые вопросы с горсоветом, владеющим контрольным пакетом акций. Среди них и председатель правления «Ощадбанка» Александр Морозов, разъяснивший свою позицию в интервью «ЗН». Сам же Виктор Падалка от каких либо комментариев по поводу «Хрещатика» отказался, не ответив в том числе и на официальное письмо «ЗН».

Действительно, уж очень большие сомнения вызывает та, мягко говоря, поспешность, с которой было согласовано решение о дополнительной эмиссии. Поскольку банк на тот момент вряд ли так уж категорично нуждался в срочном увеличении капитализации. Ведь за первые семь месяцев нынешнего года чистые активы «Хрещатика» не то что не выросли, а даже снизились (до 3,073 млрд. грн. из-за снижения остатков на счетах города в «Хрещатике»), в результате чего по этому показателю он опустился с 15-го на 20-е место в банковской системе. По большинству же других показателей банк в текущем году развивается вполне сносно.

В августе он рапортовал, что заработанная им за семь месяцев с начала года прибыль (17 млн. грн.) превысила аналогичный прошлогодний показатель более чем в 2,2 раза и более чем в полтора раза возрос кредитно-инвестиционный портфель банка (до 2,144 млрд. грн.). Значительно увеличились объемы потребительского кредитования, в том числе ипотечного. По количеству выданных потребительских кредитов в 2006 году банк — в десятке лидеров рынка розничного кредитования.

И все же серьезных проблем с адекватностью капитала, которые бы требовали неотложного решения и могли вызвать санкции со стороны НБУ, у «Хрещатика» на тот момент не должно было существовать. По крайней мере, агентство Fitch, в очередной раз подтвердив 22 сентября рейтинги банка, на недостаточность его капитализации уже не указало. Одновременно было заявлено, что Fitch считает неучастие города в выпуске акций маловероятным, поскольку администрация Киева утвердила эту эмиссию на состоявшемся в августе собрании акционеров, а также, исходя из заверений, сделанных рейтинговому агентству председателем наблюдательного совета «Хрещатика», который одновременно является заместителем мэра города и секретарем городского совета, в том, что Киев примет участие в эмиссии». Как видим, заверения юного секретаря горсовета оказались в итоге пустыми.

Мы же позволим себе усомниться и в неопровержимости аргументов г-на Довгого, который в интервью «Газете по-киевски» сообщил, что «необходимость увеличить уставный капитал «Хрещатика» для повышения ликвидности» была «одним из основных замечаний и рекомендаций НБУ» по результатам заканчивавшейся в тот момент проверки этого финансового учреждения регулятором банковского рынка. Т.е. факт, что такая рекомендация была, действительно практически не вызывает сомнений. Ведь необходимость наращивания капитализации — извечная лебединая песня НБУ, его генеральная линия. Но чтобы грозили санкции — увольте, не поверим.

Но даже если и так, то что мешало, например, отодвинуть допэмиссию по срокам всего на несколько месяцев, запланировав ее на первый квартал следующего года? Тогда необходимые для выкупа акций средства можно было бы спокойно заложить в горбюджет-2007 и осуществить взнос вовремя и без проблем, как и весной нынешнего года. Найти другие источники пополнения капитала банка на промежуточный период, кроме увеличения его «уставника», при большом желании тоже можно. Об этом вам скажет любой грамотный банкир.

Кому, как не опытнейшему банкиру Леониду Черновецкому и птенцам его гнезда это должно быть хорошо известно? Впрочем, какое-то время и мэр, видимо, соблюдая приличия, пытался казаться последовательным. 11 сентября пресс-служба КГГА сообщила, что Леонид Михайлович снова высказался в поддержку имеющейся программы развития ОАО КБ «Хрещатик» и за дальнейшее сотрудничество банка с коммунальными предприятиями города. Одновременно городской голова поратовал за сохранение существующей части города и коммунальных предприятий в уставном капитале банка «Хрещатик».

Чемодан без ручки
или курица, несущая золотые яйца?

Однако уже через несколько дней, в ходе заседания бюджетной комиссии Киевсовета (от решения которой во многом зависит судьба выносимых на сессию профильных вопросов) проект решения о выделении из городского бюджета средств на приобретение акций КБ «Хрещатик» был отклонен большинством голосов. Противниками выкупа акций городом выступили пять членов комиссии от блока Леонида Черновецкого, два представителя блока Владимира Литвина и один тогда еще бютовец — сам г-н Иванов. Комиссия, кстати, потом таки изменила свое решение. И какие по поводу участия общины в допэмиссии бурлили страсти в горсовете — тоже всем хорошо известно. А что толку?

Поток последовавших за этим противоречивых высказываний представителей этих фракций, самого мэра и других высоких чинов КГГА был столь мутным и переменчивым, что отыскать в нем вразумительную логику, на наш взгляд, практически невозможно. А посему приходят на ум нехорошие мысли о злом умысле. Чего только стоят взаимоисключающие друг друга октябрьские суждения Леонида Михайловича, когда с разницей всего в несколько дней он то утверждал, что «Хрещатик» должен остаться в муниципальной собственности, то заявлял, что банк таки будет продан «в интересах киевлян». Правда, как уже неоднократно было замечено, при этом он не сообщил, кто конкретно окажется среди этих счастливых жителей города.

Городские власти же, как и следовало ожидать, после всех описанных ранее «ЗН» злоключений вокруг этого вопроса, так и не сподобились выделить из городского бюджета необходимые для сохранения контрольного пакета 148,5 млн. грн. И так и не состоялись те земельные аукционы, поступлениями от которых так «убедительно» надеялся закрыть проблему с финансированием выкупа допэмиссии г-н Падалка.

А городская община осталась в итоге с маловразумительной долей собственности в «Хрещатике» (23,7%), и любители арифметики могут на досуге подсчитать многомиллионные потери городского бюджета от произошедшего. Возможно, кто-то из них заметит, что с учетом долей, принадлежащих другим муниципальным предприятиям, городская община вроде бы пока контролирует чуть больше — около 26% имущественных прав в банке. Но и такой пакет, даже если его удастся консолидировать для продажи, сам по себе вряд ли заинтересует кого-либо из серьезных стратегических инвесторов.

Поэтому теперь при продаже принадлежащих городу акций банка вряд ли стоит рассчитывать на пяти-шестикратную премию по отношению к их номиналу, которую ранее, если верить заявлениям председателя правления «Хрещатика» Дмитрия Гриджука, предлагали потенциальные покупатели. Разве только этот пакет не окажется окончательно размытым новыми допэмиссиями (после чего Киеву от него можно будет просто отказаться за ненадобностью) и будет продан прицепом к уже почти принадлежащей ЗАО «Укрфинком» более чем 70-процентной доле в банке.

Кстати, словам г-на Гриджука нет оснований не доверять. Достаточно вспомнить, что в феврале нынешнего года французский Credit Agricole выложил 260 млн. долл. за 98% акций АО «Индэкс-Банк», распоряжавшегося на тот момент почти в полтора раза меньшими, нежели у «Хрещатика», активами (2,26 млрд. грн.). Если учесть, что собственный капитал Индэкс-Банка на 1 февраля составлял всего 205,7 млн. грн. (тоже в полтора раза меньше, чем у «Хрещатика), то индекс цены составил 6,5. Уставный капитал Индэкс-Банка на тот момент был и того меньше — 150 млн. грн. Поэтому, если заплаченную за этот банк цену соотносить с его «уставником», как это делают, прикидывая возможную стоимость «Хрещатика», то коэффициент переплаты окажется вообще фантастическим — почти девятикратным. Единственный показатель, по которому «Хрещатик» уступает Индекс-банку, — это разветвленность региональной сети. Его региональная сеть сейчас включает 80 филиалов и отделений, тогда как у «Индекса» на момент продажи было 186 учреждений.

«Хрещатик» же и без дополнительной капитализации тоже был вполне готов к цивилизованной продаже в интересах не отдельных, а всех киевлян. Достаточно вспомнить о ежегодной проверке его отчетов серьезными аудиторами, наличии рейтингов двух ведущих мировых агентств, полученных синдицированных займах, готовившейся эмиссии 10-процентного пакета на мировых площадках и уже проведенном роуд-шоу еврооблигаций. Все это означает, что банк уже достаточно прозрачен и понятен для международных инвесторов, а качество его активов не вызывает у них серьезных замечаний.

Поэтому, выложив 200 миллионов с ГАКом за эмитированные нынче акции, их покупатели уже наверняка предвкушают будущий обмен вложенных в эту операцию гривен как минимум на купюры того же номинала, только в американской валюте. Конечно, вряд ли среди этих счастливых киевлян — только собственники «Укрфинкома». Ведь без высочайшего благоволения такие «подарки судьбы» никому не достаются. Скорее всего, владельцам «Укрфинкома» недавно пришлось где-то в офшорах уступить долю в своей компании в интересах каких-либо других могущественных киевлян, благодаря непоследовательности или попустительству которых такие «оборудки» становятся возможными.

А что же городской бюджет? У его распорядителей сейчас несколько иные приоритеты.

Прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг банка «Хрещатик», мы попросили депутата Киевсовета, председателя правления Ощадбанка Александра Морозова (фракция «Наша Украина»), который так же, как и его фракция, голосовал за определение первоочередного источника в бюджете на выкуп акций последней допэмиссии. Нас интересовало мнение банкира со стажем не только как политика, но и как эксперта.

— Александр Валерьевич, «освобождение» столицы от непрофильного «Хрещатика» таки можно считать удачной аферой власти?

— Вопрос по «Хрещатику» не такой простой, как кажется на первый взгляд. Я, кстати, тоже не сторонник того, чтобы община имела свои футбольные команды, банки и кучу других предприятий. К тому же сам мэр, когда шел на выборы, неоднократно заявлял о желании избавиться от непрофильных активов. Можно сказать, что это ему удалось. Но пока лишь эпизодически и именно в случае с «Хрещатиком».

— Вы настолько корректны или… осмотрительны?

— Если говорить о возможной выгоде в случае продажи контрольного пакета, которую город упустил, то и это представления, основанные на достаточно гипотетических предположениях о том, сколько может стоить банк. На самом деле нужно быть в курсе ситуации изнутри: знать хотя бы, сколько там кредитов со связанными лицами.

— То есть вы скептически относитесь к фразам своих коллег по оппозиции, что город потерял миллиард?

— Я не могу себе позволить это утверждать без дополнительной информации. Однако могу заметить, что на одной из встреч нашей фракции с мэром Леонид Михайлович предложил мне поучаствовать в оценке ситуации с банком. Однако потом меня никто так никуда и не пригласил.

— А в плане собственной инициативы, коль уж вы банкир, депутат и был такой разговор с мэром?

— Я член бюджетной комиссии, на которой начальник финансового управления администрации г-н Падалка неоднократно заявлял, что «администрация работает, ищет деньги и, скорее всего, их найдет». Правда, я у г-на Падалки однажды спросил о том, на каком основании он как представитель акционера голосовал за объявление допэмиссии. Были ли у него на это полномочия, доверенность? Вразумительного ответа не последовало. Здесь явно спорный момент. Но с ним должны разбираться юристы.

— Этот момент — ключевой. До 31 августа, да и какое-то время после принятия решения о допэмиссии Черновецкий говорил, что банк мы развиваем, однако как только речь заходит о выделении необходимой суммы из городского бюджета, «Хрещатик» городу уже не нужен.

— Логика здесь может быть в том, что община экономит деньги. Кстати, власть довольно удачно использует этот аргумент. Но то, что при этом в действиях власти нет прозрачности и последовательности — это факт. Хотя даже в такой ситуации говорить однозначно об упущенной выгоде по сути нельзя.

— Но если просто сравнить: продается контрольный пакет вполне приличного банка с активами более 3 млрд. грн. и продается пакет того же банка размером меньше блокирующего. Кому-то вообще нужен будет этот пакет?

— Не забывайте, что община и администрация — это не финансовые спекулянты. И такие действия, как «а давайте мы сейчас купим пакет, а потом его подороже продадим» — не их дело. Однако действительно, коль уж обзавелись непрофильными активами, надо ими профессионально распоряжаться. Я говорил Падалке, что если есть хоть малейшие сомнения в том, что мы сможем участвовать в допэмиссии, то разумнее перенести дополнительную эмиссию и продать контрольный пакет. Не захотели услышать? Тогда я очень хочу знать, и это ключевой вопрос, какие и кем были даны полномочия и указания г-ну Падалке голосовать на собрании акционеров за допэмиссию.

— Получается, что именно в этом шаге и кроется злой умысел.

— Падалка до последнего дня уверял нас на бюджетной комиссии, что когда голосовал — был уверен в том, что город в бюджете эти средства найдет.

— Как их «искали» на октябрьской сессии, мы знаем. Кто теперь ответит? Черновецкий заявил, что не имеет к этому никакого отношения — решение принимали депутаты. Он же указал на то, что «Хрещатик» еще при Омельченко вывели из муниципальной собственности.

— Говорить о том, что «мы давно не управляем банком, так как не имеем 60% акций, чтобы провести собрание», просто смешно. А как же председатель наблюдательного совета Довгий? При наличии такого представительства в руководящих органах и не влиять на процесс? Настораживает и ссылка мэра на то, что «миноритарные акционеры точно будут блокировать любую инициативу». Это означает знать наперед о планах своих врагов. Или все-таки друзей?

— Кто ответит?

— На самом деле сегодня абсолютно понятно, что теперь дело будет решаться в суде и в прокуратуре.

— «Демократический Киев» намеревается обратиться в суд?

— Вряд ли у объединения есть такие полномочия и компетенция. Это дело акционеров. Я знаю, что есть отдельные члены оппозиции, которые владеют небольшими пакетами акций банка. Кстати, может подать иск и сама администрация.

— Чтобы зарубить такую филигранную операцию собственного производства…

— Наверное, не очень корректно называть фамилии других акционеров. У меня, конечно, есть некая информация, но вдруг этот человек уже продал свои акции либо не хочет афишировать свое участие в бизнесе. Но такие депутаты есть, и я знаю, что они готовы подать иск.

— В 2005 году банк нарастил активы едва ли не в два раза. Прошел серьезный аудит и подтвердил международные рейтинги. Собирается провести эмиссию и выпустить еврооблигации. Это говорит о том, что у него достаточно прозрачная отчетность. Но сначала этого года у «Хрещатика» не то что нет роста, но было даже падение. Можно ли здесь говорить о том, что из банка сознательно выводятся какие-то активы и денежные потоки Киева уже завязываются на другие банки?

— Это может быть естественным процессом и не связанным с выводом активов. Без документов не могу делать заключения.

— Рейтинговое агентство Fitch заявило, что также располагало заверениями Олеся Довгого о выкупе акций администрацией. Хотя бы с точки зрения этики бизнеса — это нормально?

— Когда председатель наблюдательного совета делает такие заверения и они потом не реализуются, это, в конечном счете, влияет на сам рейтинг. И вообще, банк — это до такой степени деликатный инструмент, что любая негативная информация о нем всегда приводит к нежелательным последствиям. Между прочим, я напоминал об этих вещах акционерам. Говорил, что если вы не найдете из этой ситуации разумного компромиссного выхода, то в итоге получите негатив. Однако каждый вправе принимать те решения, которые принимает.

— Вправе ли?..

— В этом разберется суд.

— Он тоже, знаете ли, наделил себя неким далеким от закона правом…

— Ну, у нас же с вами не масонская ложа, где бы мы могли претендовать на истину в последней инстанции. Мы можем делать некие оценочные суждения и только… Честно говоря, если попробовать охарактеризовать то, что сегодня происходит в городе, то на ум приходит тезис о Леониде Кучме, который исходя из своего профессионального опыта директора закрытого завода руководил страной. А давайте посмотрим, какой опыт у Леонида Михайловича. Сначала он был следователем…

— Вы детектор лжи имеете в виду?

— Такой жизненный опыт не перечеркнешь. После этого он руководил семейным бизнесом. На самом деле я даже не знаю, существует ли у него опыт работы в рамках акционерного общества, где хотя бы нужно считаться с интересами других акционеров. Для мэра же сегодня депутаты скорее не «акционеры», а «клиенты». Либо обычные, либо потенциальные, либо — vip. Будете хорошо себя вести — 20% по депозиту, плохо — 1%. Мне кажется, что самая большая угроза в том, что именно этот опыт семейного бизнеса переносится в систему управления городом. Возьмите последнее заседание сессии — кто вел переговоры с оппозицией? Семья.

— Однако все это очень похоже на злой умысел, а вы говорите просто о некомпетентности.

— В данном случае речь уже не о «Хрещатике». Я говорю о модели управления, которая и привела к нынешней патовой ситуации в Киевсовете. Не хотел бы брать на себя миссию судьи, тем не менее, когда смотрел на «Интере» выступление Омельченко и Черновецкого, то показалось, что присутствую на репортаже из палаты №6. Теперь стараюсь как доктор, с точки зрения психологии, оценивать этих персонажей.

— Тогда как доктор прокомментируйте позицию верховной власти. Глава государства хоть и обратил внимание на тарифы, однако упорно не замечает «Хрещатика», продажи земель и аренды коммунальной собственности без аукционов, рекомендуя оппозиции договариваться с мэром во имя «конструктивной работы». За премьера довольно красноречиво отдуваются «регионалы» всех мастей и калибров, участвуя в рукопашных схватках с оппозицией. Мороз вообще заявил, что в следующий раз будем знать, кого выбирать.

— Это вообще любимый тезис президента — договариваться. Однако бывают моменты, когда возможности о чем бы то ни было договориться исчерпаны. Просто есть разные системы координат, разные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Например, я знаю точно, что Виктор Андреевич с Леонидом Даниловичем договориться ну никак не смогли бы. Сейчас в стране происходит нечто похожее — очень разные системы координат у премьера и президента. Они встречаются, общаются и им кажется, что они обо всем договорились. Однако каждый поступает в соответствии со своим пониманием. С такой точки зрения на «договоренности» у нас вообще полная гармония и в Киевсовете, и стране.

— Но вот в отношении Киева-то позиции триумвирата, похоже, сходятся.

— Ничего удивительного, Киев — это большой бизнес. Но здесь для того чтобы сделать инвестицию, нужно ходить по кругу и давать взятки. И к этому уже привыкли. Однако нужно исключить чиновника любого ранга из механизма принятия решения. Необходимо электронное правительство, как в Арабских Эмиратах. Нужно этого добиваться.

— Кому?

— Киевсовету.

— Но ведь у вас большинства нет ни в Киевсовете, ни в парламенте.

— Если продолжать действовать таким же образом, то и не появится. На этот счет я предупреждал Михаила Бродского. Вот он заявил, что наше оппозиционное объединение будет увеличиваться, а тот, кто не присоединится к нам, тот… Не буду повторять слово. Ну и кто после таких заявлений будет присоединяться? Т.е. переговорный процесс продолжается, и людей, как минимум, не должна оскорблять та организация, в которую их приглашают. А вообще-то после последних событий в Киевсовете мне кажется, что все это уже больше популистская политика, чем какие-то разумные действия.

— Речь об оппозиции?

— И о власти, и об оппозиции. На какие-то шаги Черновецкий может и готов пойти, но только он начинает соглашаться с тем, что предлагает Тимошенко, как тут же под удар попадает союз с «регионами» и дружба с коалицией. Вообще-то мэр оказался в довольно сложной ситуации, когда любое решение приводит к негативным последствиям.

— Для него лично или столицы?

— В первую очередь для него. К сожалению, мне кажется, что сегодня киевляне для многих отошли на второй план. На данный момент я просто не вижу ни конструктивных предложений, ни позитивных сценариев.

— То есть на референдум с Бродским вы не пойдете?

— Какой смысл участвовать в заведомо бесперспективных проектах? На сегодня с точки зрения чистоты юридической процедуры референдум не даст ничего. Нужно продолжать вести переговоры, однако пока ни одна из сторон не предложила какого-то приемлемого для всех политического меню.

— А у вас оно есть?

— Для начала нужно хотя бы сменить переговорщиков, которые зашли в тупик.

— И все-таки, почему так остро встал вопрос с «Хрещатиком»? Лакомые финансовые потоки 10-миллиардного бюджета и коммунальных предприятий? Ваш банк будет претендовать на них?

— Конечно. То, что Ощадбанк, на 100% принадлежащий государству, может обслуживать финансовые потоки столицы, на мой взгляд, наиболее логично.

— Значит, ваш банк был заинтересован в том, чтобы город «освободился» от «Хрещатика»?

— В определенной мере — да. Я всем об этом говорю. Ведь до этого и другие банки были лишены даже теоретической возможности делать какие-то предложения. Теперь такая возможность появится. В конкурсах мы точно будем участвовать.

— И «Правэкс» будет участвовать. О «прозрачности» конкурсов под руководством «молодого и перспективного» Дениса Басса разве не слышали?

— На самом деле новая власть в этом вопросе, как и во многих других вопросах, просто продолжила традиции старой.

В Киевсовете трудится сегодня и экс-бютовец Андрей Иванов, персона которого давно обросла самыми невероятными слухами в политической и бизнесовой среде. Один из «слухов» — компания «Укрфинком», которая, повторимся, выкупила более 70% акций «Хрещатика» и за которой якобы стоит г-н Иванов. Мы обратились к нему за комментарием.

— Андрей Анатольевич, а как вам удается совмещать бизнес-интересы и статус депутата?

— Просто когда работаешь на город, можно совмещать и то и другое.

— Акции община не выкупила. С точки зрения интересов бюджета и киевлян — это нелогичный поступок. С точки зрения бизнеса других акционеров банка, состоялась довольно выгодная сделка.

— Дело в том, что все процессы, которые сегодня происходят в Киеве, отталкиваются от какой-то логики. Процессы в бизнесе тоже имеют свою логику.

— Конкретизируйте.

— Хорошо, конкретно по банку. Принято решение об увеличении эмиссии. На самом деле этот вопрос для банка — вопрос номер один. Если ты не увеличиваешь свой капитал, то автоматически отстаешь, меньше стоишь, теряешь клиентов. Поэтому решение об увеличении уставного фонда было абсолютно логичным с точки зрения бизнеса. И если один из акционеров не находит денег на выкуп своей доли, то это вопрос к акционеру, а не проблема всего акционерного общества.

— Но это проблема депутатского корпуса. Вы как раз один из тех, кто мог посодействовать, чтобы деньги на выкуп акций нашлись. Вот мы и хотим знать, как можно совместить обязанности депутата и коммерческий интерес члена наблюдательного совета банка «Хрещатик»?

— Что касается меня, то я действительно веду бизнес в городе. Допустим, я выкупаю четыре участка земли на сумму 40 млн. долл. Таким образом я как бизнесмен участвую в создании источника поступления денег в бюджет. Для бизнеса и бизнесмена — абсолютно нормальная ситуация. Когда же речь заходит, допустим, о том, куда надо потратить средства бюджета — на допэмиссию банка либо на погашение долгов перед «Киевэнерго», то я как депутат выбираю последнее.

— И вы везде не в накладе — вас связывают и с «Хрещатиком», и с «Киевэнергохолдингом».

— Я не владелец ни «Киевэнергохолдинга», ни «Хрещатика».

— Но к ЗАО«Укрфинком», теперь владеющему более 70% акций «Хрещатика», вы же имеете отношение? По крайней мере, «Коммерсант» написал о том, что вы заявили, что эта компания собирается выкупить долю Киева и развивать банк.

— Я не имею никакого отношения и к этой компании. Смотрите документы. Там четко перечислены акционеры.

— Кипрские офшорные фирмы?..

— Ну какое я имею отношение к кипрским офшорным фирмам?..

— Тогда чем вы занимаетесь официально?

— И официально, и фактически я являюсь президентом Киевской инвестиционной группы, которая занимается девелоперским бизнесом не только в Киеве, но и по всей Украине, а еще я депутат.

— Почему вы всегда держитесь в тени? Как оцениваете происходящие в столице события?

— То, что сегодня происходит в Киевсовете, — полный бардак. Это связано с тем, что в город пришла большая политика. А большая политика — это начало предвыборной кампании. Для них Киев — это стартовая площадка. Для города — это горе, так как ни один вопрос для города сегодня Киевсоветом не рассматривается.

— Почему вы ушли из БЮТа?

— По одной простой причине. БЮТ на сегодняшний день находится в оппозиции к мэру. Свою политическую позицию БЮТ выражает через отношение к большому количеству активов, часть из которых связывают и со мной, в том числе и те, которые вы перечислили. Если бы я оставался членом фракции, то получалось бы, что БЮТ ставит вопросы самому себе.

— Так вы услугу БЮТу оказали?

— Я просто вышел из фракции и все.

— И тем самым подтвердили, что действительно владеете «большим количеством активов»?..

— БЮТ занимается политикой. А я хочу заниматься хозяйственной деятельностью и проблемами города. А вообще БЮТ меня устраивал. Мне нравится симпатичная Юлия Владимировна.

— Неужели у оппозиции, кроме «симпатичной Юлии Владимировны», нет ни одного достойного вашего внимания аргумента?

— Нельзя смешивать политику и бизнес. Нельзя смешивать интересы акционерного общества и Киевсовета. Чем отличается деятельность мэра Омельченко от деятельности мэра Черновецкого? Сан Саныч вел жесткую социально направленную политику. Коммунальные предприятия города сидели на голодном пайке. Это касается не только повышения тарифов. С чем столкнулся сегодняшний мэр? Например, с тем, что через три года, останется он при власти или нет, Киеву придется забыть о строительстве. И вопрос не в земле — вопрос в отсутствии развития инженерных сетей. Если сегодня инвестировать в «Киевэнерго», то за два-три года можно решить проблему мощностей, в противном случае инвесторы будут вынуждены строить сети самостоятельно. При таком раскладе цена за квадратный метр жилья достигнет 5 тыс. долл. Здесь помогут перевыборы или революции? Кому предъявлять претензии? Киев вообще может стать не интересен инвесторам. Нужно прекратить заниматься социальным популизмом, а привлекать и развивать бизнес.

— Если не за счет общины, то все, в принципе, правильно.

— Я не разделяю вашей иронии.

— Однако, возвращаясь к «Хрещатику», выкупленный контрольный пакет в любом случае стоил бы дороже. Город потерял возможный доход. Это для вас не аргумент?

— Рассуждения по поводу того, что вот можно было вложить, а потом продать, носят вероятностный характер. Продажа любого банка занимает порядка 9—12 месяцев. А медицина разве может ждать? В Центре сердца до сих пор не могут установить оборудование, так как нет в бюджете денег. В этом случае что может выбрать каждый нормальный депутат?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК