КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ НАЛОГОВУЮ СИСТЕМУ

16 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 2, 16 января-23 января 2004г.
Отправить
Отправить

ВВП создают посредством своего труда граждане страны, а всякое предприятие при этом является лишь инструментом создания стоимостей, генератором доходов...

ВВП создают посредством своего труда граждане страны, а всякое предприятие при этом является лишь инструментом создания стоимостей, генератором доходов. Следовательно, налогообложению должны подвергаться именно доходы граждан, а не предприятий. Из сферы производства оно должно переместиться в сферу потребления, где обращаются как доходы непосредственных участников производства, так и доходы остальных граждан, причем как легальные, так и теневые.

Налог на добавленную стоимость, несмотря на неоднозначное к нему отношение со стороны как налогоплательщиков, так и тех, кто определяет налоговую политику, — наиболее рациональный из всех известных на сегодняшний день. Лишь этот налог — если взимать его не с «событий», как это делается по ныне действующим налоговым законам, а начислять на ту часть стоимости товара, которая действительно является добавленной, — не только обеспечит 100-процентное исполнение бюджета в части налоговых поступлений, но и позволит контролировать динамику ВВП.

Отказаться от всех действующих налогов и ввести вместо них один — идея не новая. Было время, когда на законодательном уровне всерьез обсуждался вопрос введения несерьезного и далеко не рационального налога с оборота взамен всех действующих. Предлагались различные ставки: от 4% и выше в зависимости от отрасли; был и другой вариант — единые для всех 9%. Идея не нашла поддержки, хотя впоследствии в некоторой мере и была реализована путем внедрения для малых предприятий единого 10-процентного налога с оборота. Однако, чтобы позволить себе такую роскошь, деятельность предприятия должна быть высокоприбыльной, ибо даже при 25-процентной рентабельности 10-процентный налог «съедает» всю прибыль. У налога с оборота есть и другие недостатки: взять хотя бы пресловутый аккумулирующий эффект, неизбежно приводящий к значительному росту цен на конечный продукт. Впрочем, НДС — это не что иное, как модифицированный налог с оборота, избавленный от всех его недостатков. Но таковым он может стать только при одном условии — если изменить действующий механизм его взимания.

Пора отказаться
от двойного налогообложения

Существующую систему налогообложения нельзя назвать оптимальной уже хотя бы потому, что механизм взимания налогов, с одной стороны, не обеспечивает должное исполнение бюджета, с другой — создает у налогоплательщиков впечатление, будто в качестве налогов у них отбирают чуть ли не 80% заработанного (такие соображения высказывались публично), в то время как по данным официальной статистики доля налогов в ВВП составляет меньше 13%.

Для того чтобы получать доходы в виде налогов, государственным органам необходимо прекратить погоню за «первыми событиями» и направить все усилия на рост ВВП, т.е. доходов. Доходы же, как известно, — это не «события», а созданная стоимость. Иными словами, для того чтобы иметь возможность уплатить налог, субъекту предпринимательства надо не событие зафиксировать в учете, а создать новую стоимость, а гражданину — получить что-то навсегда.

Если всякий налог, как бы он ни назывался, фактически уплачивается из доходов, и только из доходов, а НДС — это налог одновременно на все доходы, какие только могут быть, то ситуация, когда параллельно с НДС существует много других налогов, называется налогообложением двойным, а иногда тройным и более.

Нам, с нашим неразвитым внутренним рынком, низким уровнем потребления бремя двойного (а на самом деле тройного и более) налогообложения не вынести. Поэтому мы, если хотим стать богаче, должны сделать выбор:

— или налог на прибыль предприятий и доходы физических лиц;

— или налог на добавленную стоимость.

НДС как дополнительный налог на доходы в странах Западной Европы вводился для сдерживания перепроизводства и ограничения потребления. У нас его, как ни странно, внедрили при абсолютно противоположных условиях. Однако отменять НДС нецелесообразно. Почему? Потому что рядовые граждане от этого не выиграют, ведь наивно надеяться, что после отмены НДС цены упадут на 1/6. Джинна выпустили…

А если пойти другим путем? Что, если отменить налог на прибыль и доходы физических лиц, а вместе с ними и всякую «налоговую мелочь», оставив только НДС, акциз и пошлины? Разумеется, при этом должны остаться и страховые сборы, ибо это — не налоги, а часть стоимости рабочей силы, и относятся они к социальным трансфертам — косвенным доходам граждан.

Что касается величины государственных доходов, поступающих в виде налогов, то не следует забывать, что кроме НДС остается в действии акциз. Поэтому, кроме более чем 36-миллиардной суммы (это при действующей 20-процентной ставке налога и достигнутом в 2002 году объеме ВВП в 216,5 млрд. грн.), которая должна поступать в казну в виде НДС, бюджет пополнится и доходами в виде акцизов на спиртное и табачные изделия. Кстати, ни на что другое акцизы распространяться не должны. Автомобиль — давно уже не роскошь, а средство передвижения (прошу прощения за банальность). Акцизы на бензин приводят лишь к удорожанию товаров первой необходимости. Акциз известен как налог на предметы роскоши, но даже эту установку следовало бы пересмотреть: акцизы должны защищать население страны от вредных привычек, в данном случае — от алкоголизма и курения.

Как известно, перечень видов государственных доходов налогами не исчерпывается. В бюджет закладываются и другие источники. Действует система государственных и таможенных пошлин. В казну регулярным потоком идут различные поступления от других государств (например, за транзит газа — пока!). Кроме того, не следует забывать, что значительная часть предприятий находится в госсобственности. Доходы таких предприятий (не говоря уж о реально получаемых с них дивидендах) на самом деле являются государственными доходами.

Как обложить теневые доходы

Косвенные налоги (НДС и акциз) платят все граждане. Прямые же налоги, т. е. те, которые взимаются на стадии получения доходов, удается взять, как известно, далеко не с каждого. Но не только поэтому налогоплательщиками вместо предприятий должны стать граждане страны — участники создания ВВП и реальные получатели доходов.

Всякое предприятие — субстанция, созданная людьми, и может рассматриваться только как генератор доходов, но не потребитель их ради собственного удовольствия. Производственное потребление — это не потребление в известном (человеческом) смысле, это инвестирование самого процесса. Потребить — значит забрать навсегда, а инвестиции всегда возвращаются к инвестору, причем с прибылью.

Предприятия должны остаться юридическими плательщиками НДС, т. е. собирателями этого налога. Учредителями (участниками) и, следовательно, инвесторами, собственниками большинства предприятий являются также граждане. А граждане-собственники — это такие же покупатели (потребители), а значит — обычные плательщики НДС. Чем больше личных доходов получит гражданин-участник предприятия, тем больше личных приобретений он сделает, тем больше НДС заплатит.

В числе прочих и предприятия государственной формы собственности, таким образом, оказываются освобожденными от уплаты налогов на доходы, и это не так уж плохо. Если не сказать — хорошо. Ибо доходы госпредприятий — это доходы государства в целом, а государственные доходы рано или поздно трансформируются в доходы граждан (по крайней мере, так должно быть).

Кроме того, если отменить всяческие производственные налоги, в том числе и на прибыль предприятий, заменив их налогом на конечное потребление — НДС, то обложенными окажутся не только легальные, но и теневые доходы. Ведь чтобы обложить налогом прибыль предприятия, или товарный оборот, или доходы физических лиц, государству надо знать об их существовании, т. е. о том, где и каким образом те или иные доходы у того или иного субъекта появились. Судя по тем процентам, которые показывают собираемость производственных налогов и налогов на доходы физических лиц, это не удается почти никогда. Тем более что по действующему закону о налогообложении прибыли любому налогоплательщику очень легко государство обмануть, а личные доходы граждан, которые они получают помимо зарплаты, не всегда декларируются. В то же время на упрощенную форму налогообложения переходят не столько из соображений выгоды, сколько из нежелания составлять очень громоздкую и, позвольте сказать правду, глупую декларацию о налоге на прибыль.

Чтобы собрать налог на потребление — НДС, государству не надо ждать, когда факт потребления наконец-то свершится, поскольку в механизм собирания НДС заложен механизм кредитования государства предприятиями, которые доводят продукт до конечного потребителя. Следовательно, если налог уплачивается по факту потребления доходов, а не по факту их получения, все теневые доходы так или иначе окажутся обложенными налогом.

В тени останутся разве что доходы от распространения наркотиков, от проституции и рэкета — именно такие виды доходов во всем мире считаются теневыми, а деньги грязными, ибо они залиты кровью и слезами тех, кто от этого пострадал. Но пресекать и искоренять эти виды «бизнеса» положено не налоговым органам, а правоохранительным. У нас же, как ни странно, к теневым пока еще относятся и доходы от ведения не запрещенных законом видов деятельности, если ее результаты сознательно скрываются от налогообложения. Тотальное обложение НДС — это очень эффективный способ борьбы с уклонением от налогов, ибо только такой подход обеспечивает стопроцентный охват всех плательщиков.

На случай, если кто-то захочет зарабатывать здесь, в стране, а расходовать заработанное за границей — пускай себе расходует, ведь ввоз товаров из-за границы также должен облагаться НДС, притом для всех: как для субъектов предпринимательства, так и для рядовых граждан. Причем таможне вовсе не обязательно допытываться: для собственного потребления приобретен за границей товар или на продажу. Если после ввоза этот товар будет продан, человек сам пойдет в налоговую и задекларирует этот факт, еще и документом подтвердит. Ибо будет в этом заинтересован, дабы не уплачивать налог дважды. Таким образом и рыночные торговцы должны быть включены в ряды плательщиков (а на самом деле собирателей) НДС.

Что касается личного потребления услуг за границей во время пребывания там наших сограждан и доходов, вывозимых за пределы страны навсегда, то механизм обложения таких сумм также нетрудно предусмотреть. Он должен базироваться на декларировании денежных сумм, вывозимых туда и ввозимых обратно (действующем, кстати, и сейчас, но без всякой надобности). Облагаться должна потраченная разница.

Если «сдачи» не предвидится (например, в случае переезда на ПМЖ), налог должен быть уплачен до отъезда; это единственный случай, когда НДС может взиматься до того, как заработанные гражданином доходы будут им направлены на потребление. Пускай даже вместо названия «НДС» в подобных случаях будет применяться другое — «налог на потребление». Хотя, по существу это будет тот же НДС, ибо речь идет о доходах, заработанных внутри страны, следовательно, часть этих доходов, как часть когда-то созданной внутри государства стоимости, должна попадать в бюджет именно нашего государства, внутри которого продукт был создан. В таком случае покупка частным лицом «домика» за границей эдак за один миллион восемьсот тысяч вывезенных из Украины долларов должна принести бюджету нашего государства 360 тыс. этих самых долларов. Личные валютные счета в иностранных банках, денежные переводы за пределы страны, расходы, понесенные за границей, оплаченные с помощью некорпоративных кредитных и дебетовых карточек, — все это также следует контролировать. Разумеется, контроль должен быть ограниченным и осуществляться только в целях налогообложения вывозимых за пределы страны доходов.

Можно предположить, что все предложенное относительно налогообложения вывозимых доходов вызовет бурю протестов (в том числе и скрытых, в форме насмешки над «наивным автором»). Но это лишь будет означать, что стрела попала в самое уязвимое место, ибо завопить от боли в данном случае могут только самые толстые кошельки, привыкшие не платить никаких налогов. Всем, кто собирается протестовать, следовало бы напомнить: предлагается не какой-то новый налог, а уже давно действующий, причем с той же ставкой — 20% и, что очень важно, на фоне отмены подоходного налога с граждан и всех производственных налогов, в т. ч. и на прибыль предприятий. Единственное, что здесь ново, — это объект налогообложения, а именно — добавленная стоимость. Ведь если вы — честный налогоплательщик, вы и сейчас этот налог платите, с той лишь разницей, что кроме него платите еще и подоходный. Следовательно, новый, предлагаемый здесь, механизм значительно облегчает вашу участь. Чем же тут возмущаться?

Налог на прибыль можно обязать уплачивать лишь экспортеров. Но только с результатов, полученных по экспортным контрактам, поскольку ставка НДС на экспортные операции должна оставаться нулевой. Заграничные потребители не могут быть плательщиками нашего НДС, поскольку доходов наших они не получают. Это один из двух случаев, когда НДС на приобретения следует возмещать из бюджета прямым образом. Точно так же следовало бы прямо на таможнях или в аэропортах возвращать НДС иностранным гражданам, вывозящим приобретенные в нашей стране товары. (Впрочем, это вопрос корректности взаимоотношений между странами, возможно, это право стоит предоставить только гражданам тех стран, которые возвращают таким способом НДС гражданам нашей страны.) Это второй случай. Есть еще третий случай, но он особый и касается льгот, предоставляемых защищенным категориям населения. Однако тогда речь идет не о возврате НДС, а о предварительной его компенсации. Но об этом чуть ниже.

Налог на прибыль параллельно с НДС можно оставить для монопольных отраслей и финансово-кредитных учреждений. Хотя и необязательно, т. к. производство в монопольных отраслях, как правило, связано с другими производствами, занимающимися выпуском товаров и предоставлением услуг массового потребления. Пожалуй, более справедливым будет введение государственного регулирования в этих отраслях цен и тарифов через установление нормы прибыли. Да и в банках не мешало бы жестче регулировать процентные ставки и комиссионные тарифы за обслуживание (таких высоких процентов за кассовое и расчетное обслуживание нет нигде в мире, неудивительно, что украинские банки могут позволить себе не заниматься прямыми своими обязанностями — кредитованием клиентов).

Постепенно, по мере роста объемов производства и доходов, можно будет вернуться к налогу на прибыль, если понадобится. Но если механизм взимания НДС будет налажен правильно, т. е. НДС действительно будет соответствовать своему объекту — добавленной стоимости, такого возврата не потребуется. Возможно, будет изобретен новый вид налога, еще более прогрессивный, чем НДС. Кто знает, ведь налоги историчны. Смеемся же мы сейчас над налогами на бороды, на окна и т.п., а ведь все они казались в свое время разумными. Впрочем, налог на имущество, который в Украине только собираются вводить, — это тоже тьма египетская, он мало чем отличается от тех же налогов на окна. Разница лишь в том, что налог на окна вводился посредством бессовестного лобби владельцев свечных заводиков, а налог на имущество преследует чисто фискальную цель: как можно больше взять с тех, кто когда-то мог себе что-то приобрести для более комфортной жизни (за счет уже обложенных доходов, между прочим).

Налог на прибыль, казалось бы, вполне справедлив. Однако наши налоговики, увы, так и не научились его собирать. Сначала они долго не могли научиться отличать прибыль от себестоимости. Потом, признав, видимо, что это для них очень сложно, внедрили «доходно-расходную валовость», что оказалось громоздким для бухгалтера и по-прежнему сложным для налогового инспектора. Наконец налоговики сознались в своем бессилии, предложив «косвенные методы». Не следует удивляться, если и из этого способа собирания налогов ничего не выйдет. Так или иначе, но для того чтобы грамотно выявить доходы, нужна квалификация, которой наши инспекторы в большинстве своем не обладают.

С налогом на добавленную стоимость значительно легче. Этот налог саморегулирующийся, а точнее, если можно так выразиться, — самособирающийся. В механизм его взимания заложен налоговый конфликт между покупателем и продавцом. С внедрением предложенного механизма налоговым органам останется немного работы. А заодно и со смитовским принципом экономии все будет в порядке, ибо расходы на сбор этого налога — минимальны. Освобожденные от «непосильного бремени» собирания налогов налоговые инспекторы, будем надеяться, пополнят ряды непосредственных создателей ВВП, а не его «проедателей».

Коль уж мы коснулись принципов налогообложения трехсотлетней давности, не грех упомянуть здесь и о справедливости такой системы. Напомню: справедливость, по Смиту, состоит в равномерности налоговой нагрузки. Если принять во внимание, что, в отличие от налога на прибыль и налога на доходы физлиц, НДС взимается не по факту получения доходов, а по факту осуществления покупок, то поскольку доля НДС одинакова во всех товарах, равномерность налоговой нагрузки можно гарантировать.

Что касается принципов определенности и удобства, то при условии, что объектом налогообложения станет именно добавленная стоимость, а не стихийные потоки, этим двум принципам НДС вполне будет соответствовать. Ибо этот налог взимается в то время и в том месте, которое вполне определенно и наиболее удобно для налогоплательщика, — по факту совершения им покупки.

Свободные деньги населения — инвестиционный ресурс страны

Предвижу еще один вопрос: а как быть с деньгами, оставляемыми гражданами на их личных счетах или отложенными в кубышку, ведь далеко не все, что зарабатывается, тратится немедленно? Никак. Ибо деньги — не доходы, доходы — не деньги. Звучит немного странно в наше монетаристское время. Тем не менее монетаризм (напоминаю для тех, кто путает это понятие с молитвой на звонкую монету) — это прежде всего связь количества денег в обращении с товарной массой, иначе говоря, с ВВП.

Не являясь сторонницей монетаристской концепции развития экономики в целом (впрочем, как и кейнсианской, и многих других, увенчанных нобелевскими лаврами), все же отмечу, что названное здесь основное правило монетаризма хорошо раскрывает сущность денег как средства платежа, средства обращения и средства измерения стоимости (три функции денег из известных пяти, по Марксу). Из названных трех функций хорошо видно, что деньги выступают лишь мерилом доходов, но не доходами как таковыми.

Мне могут возразить, мол, не надо заговаривать зубы марксовыми функциями, человек получил деньги за свой труд, который он продал нанимателю, значит, получил доход. Ошибаетесь, господа, он получил деньги в качестве эквивалента стоимости тех благ, которые он может на них приобрести (если захочет). Человек богат не тем, сколько у него денег в чулке, а тем, сколько и чего он потребляет (это количество и качество потребления). Да еще тем, сколько он имеет такого, что позволяет ему наращивать свое состояние и улучшать качество жизни, притом не только своей (это капитал, воплощенный в средствах производства, принадлежащих ему на правах собственности). Отправьтесь-ка с кучей денег на необитаемый остров...

Мне опять могут возразить — дескать, мы не первобытные люди, и в современных рыночных условиях деньги имеют самостоятельную ценность, а значит — обладают стоимостью (ну хотя бы в виде процентов за кредит). Сущая правда. Но неполная, т. к. стоимостью обладают лишь те деньги, которые находятся в обращении либо предназначены для обращения, когда их обладатель находится в ожидании удачного объекта инвестирования. Наличие свободных денег у населения — это инвестиционный потенциал не только для внутренних вложений, но и для вложений на внешнем рынке, что, в свою очередь, указывает на тенденцию к росту ВНП, а не только ВВП. А это, согласитесь, не так уж плохо (если не сказать — очень хорошо) для экономики страны, нуждающейся в инвестиционных ресурсах. Поэтому облагать налогом деньги, которые являются этим самым инвестиционным ресурсом, т. е. урезать эти ресурсы, вряд ли разумно. С их помощью произведутся новые блага, которые кем-то будут потребляться (иначе для чего их производить?), и уж этот «кто-то» (потребитель) обязательно заплатит налог. А что касается денег, зарабатываемых ради пополнения кубышки, такие деньги стоимостью не обладают, будь на дворе хоть суперрыночные условия.

Завершая этот спор, остается сказать, что человек, участвующий наряду с другими в производстве общественных благ и получающий за свой труд деньги, не может не обменивать их на произведенные другими, но нужные ему блага. Поэтому любые деньги рано или поздно тратятся, т. е. любые доходы рано или поздно потребляются или инвестируются с целью получения новых доходов, а значит, с целью потребления в будущем новых благ. Что, в свою очередь, означает, что с любых доходов рано или поздно будет уплачен налог на потребление — НДС.

Тех же налогоплательщиков, кто предпочитает свои деньги не тратить никогда, складывая их в кубышку, можно оставить в покое — пускай складывают, они ведь и не живут. Получается, что эти люди только участвуют в создании общественного продукта (прошу прощения за устаревший термин), но сами его не потребляют в том объеме, в каком они заработали свою часть. Это все равно что участвовать наравне со всеми в приготовлении обеда, а затем отказаться от своей порции. Таких найдется немного.

НДС — единственный налог, который позволяет контролировать динамику ВВП

Превосходство НДС над всеми другими налогами, кроме всех прочих, уже названных, преимуществ заключается в прямо пропорциональной зависимости от ВВП. Однако эта пропорциональность возможна лишь при условии, что объектом налогообложения станет именно добавленная стоимость.

Основное правило: базой для начисления обязательств по НДС всегда (как и раньше, и сейчас) должен быть объем реализации (то, что называется «операциями по продаже»), а базой для начисления НДС к уменьшению (то, что называется налоговым кредитом) — именно та часть приобретенной стоимости, которая на данный момент оказалась реализованной в товаре. Последнее очень важно, пожалуй, наиболее важно во всем предложенном механизме взимания НДС. Иначе никакой связи с ВВП не получится.

Такой механизм позволит часть НДС оставлять в местных бюджетах. Тогда как на сегодняшний день это делать даже при самом большом желании невозможно: один регион (где зарегистрирован поставщик) получает, а другой (где зарегистрирован покупатель) — возмещает.

Исчезнет проблема возврата средств из бюджета, поскольку лишних денег туда никто, кроме отдельных экспортеров, направлять не будет. «Отдельных», потому что все экспортеры, как правило, ведут свою деятельность и внутри страны, следовательно, обязательства по НДС, возникающие из внутренней деятельности, чаще всего будут перекрывать налоговый кредит, возникающий в связи с осуществлением экспортных операций. Возврат НДС, возникающий в трех исключительных (см. выше) случаях, должен осуществляться только за счет средств центрального бюджета.

Еще одно обязательное условие. Для того чтобы НДС действительно взимался с добавленной стоимости и даже случайно не распространялся на стоимость приобретенную, необходимо отменить все существующие льготы по НДС. Точнее, кажущиеся льготы превратить в реальные.

Пенсионеры и прочие граждане, принадлежащие к защищенным категориям населения, реально будут пользоваться льготами по НДС не тогда, когда т. н. «льготные» товары находятся на выходе с конвейера или в аптеке (магазине), а когда каждому из этих граждан обеспечат реальную надбавку к пенсии или зарплате в том же размере, что и НДС к ценам. Следовательно, эти граждане смогут приобрести товар вместе с НДС, поскольку этот налог заранее компенсирован государством. Предприятия, начисляя такие компенсации в момент начисления зарплаты, должны уменьшать свои обязательства по НДС проводкой по дебету расчетов с бюджетом и кредиту расчетов по заработной плате. Не сложнее и в расчетах по пенсиям: надбавки, выдаваемые пенсионерам, должны компенсироваться Пенсионному фонду из госбюджета.

К сожалению, в рамках одной статьи невозможно изложить все условия эффективного налогообложения, однако любая проблема относительно механизма взимания налога на добавленную стоимость поддается решению. В любом случае ставка должна быть единой для всех, а льготы — адресными.

Можно долго спорить об оптимально приемлемой ставке налогообложения, но очень важно при этом помнить, что величина государственных доходов зависит не от процентов, а от абсолютного значения ВВП. Если ВВП представляет собой величину незначительную или преобладающая его часть остается в тени, то даже 90-процентных налогов не хватит, а один лишь легальный бизнес всю налоговую нагрузку нести не в состоянии.

* * *

Если верно то, что экономика является концентрированным выражением политики, то справедливо и утверждение о том, что налоги в немалой степени определяют экономический фундамент социально-политического устройства страны.

Механизм взимания налогов должен быть построен так, чтобы сам процесс их сбора был неощутим для налогоплательщика, и в то же время налогов должно собираться достаточно, чтобы существовать как независимое государство. Этот механизм не должен содержать элементов насилия, что, в свою очередь, нужно для того, чтобы существовать как правовое государство. Сама же система налогообложения должна предполагать справедливое распределение нагрузки на всех членов общества пропорционально их личным доходам, и это нужно, чтобы существовать как государство демократическое.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК