Как будет применяться закон о трансфертном ценообразовании

22 августа, 2013, 18:55 Распечатать

Согласно результатам глобального исследования по трансфертному ценообразованию EY, 66% опрошенных компаний считают управление рисками главным приоритетом в области трансфертного ценообразования. Респонденты также отметили увеличение количества судебных споров на 15% по сравнению со всего лишь 4% в 2007 г.

Спешное принятие и введение в действие закона о трансфертном ценообразовании не оставило много времени на празднование победы над бизнесом для сотрудников Министерства доходов и сборов. Вернувшись из отпуска, они столкнулись с необходимостью срочно разработать ряд документов, без утверждения которых полноценное функционирование закона невозможно. Это — перечень низконалоговых юрисдикций, операции с резидентами которых будут подпадать под контроль, список официальных источников информации, которые могут использоваться для целей трансфертного ценообразования, порядок расчета рыночного диапазона цен и диапазона рентабельности. Совместно с НБУ налоговики должны разработать методику применения трансфертных цен для банковских услуг. Времени у них немного — с 1 сентября 2013 г. закон должен вступить в силу, а на разработку всех необходимых подзаконных актов отводится три месяца.

Какие принципы будут заложены в проекты этих документов и к чему следует готовиться бизнесу?

Низконалоговые
контрагенты и не очень

В соответствии с законом, "низконалоговой" признается юрисдикция, ставка налога на прибыль в которой на пять и более процентов меньше ставки налога на прибыль в Украине. Операции с любыми контрагентами, расположенными в таких юрисдикциях, приравниваются по закону к контролируемым операциям. Цель этого правила понятна. Даже если налогоплательщик не раскроет контрагента в качестве своего связанного лица, операция все равно будет подлежать контролю.

Перечень таких юрисдикций должен утвердить Кабинет министров, но понятно, что инициатива по его разработке исходит от налоговиков. И здесь у налоговиков будет много пространства для творчества. Например, они могут прочитать закон буквально и рассчитать пороговую ставку путем умножения украинской ставки налога на 0,95 (т.е. ровно на 5% меньше). Получается 18,05%. При таком подходе в перечень попадут многие страны, которые никак не считали себя низконалоговыми (например, Литва, где ставка налога составляет 15%). Ну и уж точно попадет Кипр.

Остается открытым вопрос о странах, в которых фактическая ставка налога может быть существенно меньше номинальной из-за гибкой системы налоговых согласований (например, Швейцария или Люксембург). Конечно, налоговикам хотелось бы включить и их. Однако как узнать, какие из компаний, расположенных в этих юрисдикциях, используют такие соглашения, а какие — нет? Ведь речь идет о контрагентах, которые никак не связаны с налогоплательщиком (иначе они и так подпадали бы под контроль). Наиболее вероятно, что налоговикам не удастся протолкнуть эти страны в перечень. Но обсуждение обещает быть горячим, особенно с представителями крупного бизнеса, который облюбовал некоторые кантоны Швейцарии.

Источники и базы

Большое значение для бизнеса будут иметь официально признанные источники информации, перечень которых также должен быть утвержден Кабинетом министров. Особенно остро этот вопрос будет стоять для методов, основанных на определении рентабельности сопоставимых компаний. В мировой и российской практике используются профессиональные базы данных, содержащие данные финансовой отчетности миллионов различных компаний. Количество таких баз ограничено, например, для стран ЕС используется база данных Amadeus, в России и других странах СНГ — базы данных "Руслана" и SPARK. Хотя составляются и поддерживаются эти базы данных негосударственными организациями (такими, как Bureau van Dijk или "Интерфакс"), налоговики всех стран признают их в качестве неоспоримых источников. Признают ли их наши налоговые органы? Очевидно, что да, поскольку других-то баз нет. И первые практические действия в этом направлении уже сделаны — подписку на указанные базы данных налоговики оформили.

Диапазоны и интервалы

Закон уполномочивает Кабинет министров установить порядок расчета диапазона рыночных цен и диапазона рентабельности. О чем идет речь? В источниках информации не будет единого значения цен на сопоставимые товары или показателей рентабельности сопоставимых компаний. Сделав выборку из баз данных, налогоплательщики и налоговики получат большой разброс значений. Как выбрать из них правильное? Например, если в базе данных будет содержаться десять операций по продаже тонны яблок по 100 долл. и одна операция по 10 долл., значит ли это, что налогоплательщик может реализовать яблоки связанному лицу по наименьшей цене (т.е. по 10 долл., а не по 100)?

В мировой практике для этого используются статистические методы, предусматривающие отсечение крайних значений. В России, например, такие методы описаны прямо в тексте закона. Мы предполагаем, что наши налоговики не будут изобретать колесо и возьмут за основу российский вариант (что, впрочем, они сделали и со всем текстом закона о трансфертном ценообразовании).

Отчеты и штрафы

Налоговики также должны определиться с формой отчета о контролируемых операциях, который налогоплательщики должны подать до 1 мая следующего года. Хотелось бы надеется, что налоговые органы не повторят российский опыт, когда отчет (уведомление) должен заполняться в разрезе отдельных операций, с указанием данных о их себестоимости/рентабельности, что для крупных компаний крайне усложняет его заполнение. Следует помнить, что неподача отчета влечет за собой применение штрафа в размере 5% от суммы операций.

Кстати, уже сейчас возникает много вопросов, как будет применяться пресловутый 5-процентный штраф. Налогоплательщикам, понятно, хотелось бы закон читать буквально: не подал отчет — получил штраф, а если подал — никакого штрафа, даже если отчет заполнен неправильно или в нем не указаны все (или вообще какие-либо) контролируемые операции. Что думают по этому поводу налоговые органы, покажут их обобщающие разъяснения, которые обещают начать издавать в ближайшее время.

Методики и банки

Очередным украинским ноу-хау стала норма об утверждении отдельной методики применения правил трансфертных цен для банковских услуг, которую должны совместно разработать и утвердить налоговики и НБУ. Понятно, что банкам хотелось бы видеть такую методику простой донельзя — дескать, какой тариф согласовал банк и клиент, такой и является рыночным. Понятно, что Министерство доходов и сборов с таким подходом может и не согласиться. В любом случае, интересно то, что всего за две недели до вступления нового закона в силу ни банки, ни налоговики не имеют ни малейшего представления о правилах, которыми вскоре придется руководствоваться.

Международный контекст

Актуальность вопросов трансфертного ценообразования в мире продолжает расти

Согласно результатам глобального исследования по трансфертному ценообразованию EY, 66% опрошенных компаний считают управление рисками главным приоритетом в области трансфертного ценообразования, что на 32% больше доли аналогичных ответов в исследовании 2010 г. Респонденты также отметили увеличение количества судебных споров на 15% по сравнению со всего лишь 4% в 2007 г.

Почти половина респондентов исследования EY (47%) сообщили, что проверки налоговыми органами трансфертного образования привели к случаям двойного налогообложения. 24% материнских компаний ответили, что в течение последних трех лет к ним применялись налоговые санкции при том, что в 2010 г. доля таких ответов составила 19%, а в 2007-м — 15%. В результате корректировки трансфертных цен 60% материнских компаний были начислены пени. Более четверти респондентов (28%) ответили, что им приходилось обращаться за помощью к правительству для снижения остроты спора с налоговой службой другой страны, что вдвое превышает долю таких ответов в исследовании 2010 г.

Исследование показало, что компании напряженно работают над выполнением многочисленных и изменчивых правил трансфертного ценообразования с тем, чтобы избежать двойного налогообложения. Для достижения поставленной цели им следует проявить инициативу в подготовке документации, мониторинге изменений правил в разных странах, совершенствовании технологий для ускорения анализа финансовых результатов.

В то же время исследование EY выявило трудности компаний в подборе кадров, способных нейтрализовать споры, особенно в странах с развивающейся рыночной экономикой. В группе компаний, работающих в Бразилии, России, Индии, КНР или африканских странах, 30% ответили, что считают эти страны основными или вторыми по приоритету в части управления рисков трансфертного ценообразования. При этом 74% респондентов отметили, что в указанных странах у них нет специалистов по трансфертному ценообразованию, работающих на полной ставке.

Поскольку в течение нескольких следующих лет обстановка в этом направлении будет оставаться сложной, компаниям следует быть готовыми к управлению новыми аспектами рисков и для этого иметь квалифицированных специалистов и адекватные системы в данной области.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно