Деньги просят тишины

25 января, 2013, 20:45 Распечатать Выпуск №3, 25 января-1 февраля

За последние 12 месяцев от своих местных "дочек" избавился целый ряд европейских финучреждений. И все же, несмотря на высокие риски и все еще туманные перспективы, украинский рынок пока не растерял остатков привлекательности для иностранного банковского капитала.

© ZN.UA

 Практически для всех обосновавшихся в Украине международных финансовых структур последние четыре года ознаменовались кардинальным пересмотром отношения к бизнесу в нашей стране. А за последние 12 месяцев от своих местных "дочек" избавился целый ряд европейских финучреждений (немецкий Commerzbank, австрийский Erste Group Bank, шведские Swedbank и SEB, чешский PPF Credit). И все же, несмотря на высокие риски и все еще туманные перспективы, украинский рынок пока не растерял остатков привлекательности для иностранного банковского капитала. Крупнейшие инвесторы в финансовый сектор страны из Италии, Франции и Австрии в минувшем году не сокращали своих вложений в дочерние структуры. Более того, заявляют о планах увеличить их в 2013-м.

В то же время, считают эксперты, потребность банков во внешнем финансировании, а также доля иностранного капитала в украинской банковской системе продолжат сокращаться. Прежде всего, за счет финкорпораций, вынужденных латать дыры в балансах на своих домашних рынках, а также за счет небольших банков, которые приходили в Украину для быстрых заработков на растущем рынке и не рассчитывали столкнуться с жесткой конкуренцией, слабой защитой прав кредиторов и повсеместной коррупцией.

Стратегически же крупнейшие европейские банки видят в экономике Украины потенциал 4-процентного роста ВВП на ближайшие четыре года, что при марже в 6–7% делает местный рынок одним из самых привлекательных в Центральной и Восточной Европе.

Однако реализация этого потенциала будет зависеть от способности финансовых властей справиться с рисками девальвации гривни и оттока долгового финансирования. А также от способности обеспечить надлежащую защиту прав кредиторов, которые сегодня просто боятся выдавать ссуды новым клиентам.

В такой ситуации на первый план выходят банки с украинским и российским капиталом, которые умеют — пусть и не всегда корректно — работать с местной клиентурой и могут использовать административный ресурс в свою пользу.

Прошлогодние результаты

Итоги 2012 г. показали, что банковская система продолжает снижать обороты вместе с экономической активностью. Правда, если в предыдущие годы балансы банков были одним из драйверов сокращения экономической активности, то сейчас наблюдается обратная ситуация — падение экономической активности заставляет финучреждения уменьшать объемы кредитования.

За минувший год объем кредитов, выданных в экономику, сократился почти в четыре раза — немногим более 17 млрд грн в 2012 г. против почти 70 млрд в 2011-м. Примечательно, что на этом же фоне произошло увеличение монетарной базы на 6%, также наблюдался дальнейший рост вкладов — на 15,8% по отношению к 2011 г.

Такое сокращение кредитной активности — следствие окончания государственной "Евро"-стройки, а также весьма существенного оттока валютных ресурсов, которые выводят из украинской экономики банки с иностранным капиталом. Происходящее в банковской системе хорошо иллюстрирует коэффициент соотношения кредитов и депозитов (LTD ratio). Если в 2011 г. он составлял 160%, то к 1 января 2013 г. упал до 143%. Исходя из методологии банковского надзора, соотношение LTD выше 100% говорит о том, что банки активно занимают деньги друг у друга, а затем переодалживают своим клиентам уже по более высоким ставкам.

Причем очевидно, что в первую очередь объектом для таких спекуляций были гривневые ресурсы, дефицит которых из-за весьма жесткой монетарной политики Национального банка вылился в скачки ставок на межбанковском кредитном рынке и привел к увеличению среднемесячной ставки кредитования почти на 6% — с 17,2 до 23,4% годовых (по расчетам НБУ).

"Рынок сделок на межбанке в период с 2010-го по 2012 г. по объемам вырос почти в три раза. Это свидетельствует о том, что в условиях низкой активности банковского сектора на рынке кредитования он перешел в сферу спекулятивных сделок на валютном рынке", — отмечает директор аналитической группы DaVinci Анатолий Баронин.

"Банки не смогут вечно существовать в условиях высоких процентных ставок, так как нет бизнесов, которые могли бы долгое время генерировать такие проценты. Соответственно, какое-то время банки могут существовать за счет спекулятивных операций и проедания собственного капитала, но в дальнейшем экономическая политика относительно стоимости денег требует изменения. То есть все эти три вопроса взаимосвязаны одним ответом — необходимо пересматривать экономическую политику, создавать условия для бизнесов и уверенность для инвесторов, а банковская система автоматически выполнит свою роль, трансформируя появившиеся средства в кредиты субъектам хозяйствования", — говорит советник председателя правления "Стандарт-банка" Руслан Гриценко.

Многие эксперты уже поспешили обвинить центробанк в том, что в результате именно его действий на денежно-кредитном рынке и ограничения ликвидности банков мы наблюдаем сегодня сжатие банковских балансов и сокращение экономической активности. Однако это не совсем так. "Сами украинские банки стараются снизить свои риски, улучшая баланс между выданными кредитами и привлеченными депозитами (оптимально 1:1), постепенно выплачивая внешний долг. Пока украинским финучреждениям нет смысла существенно увеличивать внешнее финансирование, так как аппетит локальных заемщиков к новому кредитованию остается слабым", — считает старший аналитик ИК Dragon Capital Анастасия Туюкова.

При этом относительно стабильный курс, который удалось удержать чиновникам с Институтской, сделал умеренным процесс так называемого делевериджа — сокращения доли заемных средств от иностранных банков в пассивах их "дочек" в Украине. Нацбанк пока не опубликовал развернутую информацию о состоянии внешнего долга финансовых корпораций, но примерное представление об оттоке можно составить, исходя из сокращения объема валютных кредитов в экономике, которых стало меньше почти на 3 млрд долл. Еще около 4 млрд долл за 2012 г. принесло в банки население (около 60% от выкупленной у банков валюты).

При этом банки выдали новых валютных кредитов юрлицам (кредитование физлиц разрешено только в гривне) всего на 70 млн долл., что позволяет оценить объемы возврата средств из Украины в Европу — от дочерних банков к материнским — на уровне около 5–6 млрд долл.

Европа, кризис
и периферия

Отток капитала европейских банков с рынков так называемой периферийной Европы и стран, граничащих с Евросоюзом, — следствие развивающегося долгового кризиса в еврозоне и огромных резервов местных банков, которые они вынуждены формировать из-за падения цен на активы в ЕС и долговые бумаги.

Пакет надзорных требований "Базель III" глобальной реформы банковского сектора создает препятствия для трансграничного финансирования. И хотя Базельский комитет по банковскому надзору недавно принял решение о переносе сроков внедрения требований к капиталу банков еще на четыре года, а сами условия были смягчены, новые правила серьезно ограничивают лимиты новых членов ЕС и стран-кандидатов со стороны банков "старой Европы". В частности, согласно требованиям "Базель III", банковская гарантия может быть выдана только на основе ресурсов дочернего финучреждения, без поддержки материнской компании.

Отток средств с развивающихся рынков подталкивает и продолжающееся в ЕС падение стоимости активов, в первую очередь, недвижимости. Плохие корпоративные финансовые результаты по итогам 2012 г. будут еще больше подрывать кредитные рейтинги заемщиков, и все меньше компаний будет соответствовать основным критериям риска. В то время как правительства могут предлагать привлекательные условия по суверенным бондам, банки будут не в состоянии фондировать свои дочерние структуры.

"Действительно, некоторые западные финансовые группы рассматривают частичный или полный выход из Восточной Европы — без четкой стратегии таких действий. Потенциал системного кризиса грозит ускорить сокращение доли заемных средств в дальнейшем, с серьезными последствиями для развивающихся рынков Европы", — считает главный экономист ЕБРР Эрик Берглоф.

Из Украины уже вышли немецкий Commerzbank, чешский PPF Credit, шведские SEB и Swedbank, французская Societe Generale, а также австрийские Erste и Volksbank. "Первые кандидаты на дальнейший "выход" — это греческие банки. Относительно других крупных банков с западным иностранным капиталом ситуация крайне непонятна. С одной стороны, мало кто из западных материнских компаний доволен развитием украинского банковского рынка. И, вероятно, хотел бы отсюда уйти, оставив присутствие в других странах Восточной Европы и в России. С другой — продать банк по хорошей цене, не говоря уже о том, чтобы вернуть вложенные деньги и фондирование, будет сложно. Скорее всего, вопрос с выходом будет решаться ситуативно, за этим не будут стоять какие-то конкретные стратегические решения, как это выглядит в случае банков с греческим капиталом", — анализирует сложившуюся ситуацию директор украинского офиса международной консалтинговой компании zeb/ Александр Нефедов.

Претензии к Украине и ее преимущества

Сокращая инвестиции в развивающиеся рынки, банки стараются укрепить свои позиции на "домашних" и приоритетных рынках, к которым Украина вследствие все еще низкого уровня защиты прав кредиторов и повсеместной коррупции пока не относится. "Очень вероятно, что доля иностранного капитала в Украине не будет расти. И этому есть две одинаково важные причины. Во-первых, пессимистические настроения инвесторов преобладают сегодня во всем мире и особенно в Европе. Во-вторых, Украина производит впечатление страны, которая скорее потеряла ориентиры и не знает, чего она хочет и куда будет двигаться дальше, в которой декларации, к сожалению, часто расходятся с действиями. Это касается и работы судебной системы, и защиты прав кредиторов, и т.д.", — говорит председатель правления "Эрсте Банка" Павел Цетковский.

"Делеверидж происходит также из-за проводимой банками чистки активов, т.е. продажи и списания плохих активов, из-за чего доля капитала в пассивах формально возрастает (в случае списания активов уменьшаются активы, соответственно, обязательства и доля капитала увеличиваются). Этот процесс делевериджа позволяет банкам возобновить кредитование новых заемщиков, так как, не проводя такой "чистки", они упираются в лимит соотношения активы/капитал и не могут кредитовать новых заемщиков, в то время как старые уже не всегда способны платить проценты, — говорит Руслан Гриценко. — Это как вдох-выдох, выдохнули отработанный углекислый газ, вдохнули кислород — и система снова работает. В обычных условиях процесс списания тоже происходит, но в гораздо меньших масштабах, а в кризисное время объемы списаний существенно возрастают".

В то же время финансовый рынок нашей страны предлагает самую высокую маржу от кредитных операций, которая для крупных банков может составлять около 5–7% годовых. Это почти в десять раз выше, нежели головные офисы этих банков могут заработать дома. Это пока и удерживает многие европейские банки от ухода из Украины. "По сути, в настоящее время в Украине единственный массовый доходный продукт — развитый, технологичный, высокомаржинальный бизнес в сегменте потребительского кредитования, который может "переварить" высокие гривневые процентные ставки. Банки, не представленные в этом сегменте, будут, вероятно, расформировывать резервы по кредитному портфелю и тем самым показывать прибыль", — считает Александр Нефедов.

Курс гривни играет в этом далеко не последнюю роль — капиталы любого банка в Украине номинированы в гривне, тогда как в международной финансовой отчетности материнской группы они фиксируются в евро. Таким образом, девальвация гривни против евро или доллара будет означать серьезное сокращение таких капиталов. И как следствие — необходимость вкладывать новые ресурсы в Украину. А делать это иностранцы и не готовы, и не имеют экономических оснований в связи с ограничением использования валюты при кредитовании.

"Мы не уходим, потому что зарабатываем в Восточной Европе большие деньги.Украинскому Нацбанку удалось удержать стабильность курса гривни, и это много значит для стабильности и инвестиций, — говорит глава Raiffeisen Bank International Герберт Степич. — НБУ инвестировал в защиту курса гривни много средств, но мы, к сожалению, пока не знаем, как долго он будет сохранять эту позицию".

"Нужно отдать должное финансовым властям Украины за умение удержать ситуацию под контролем, который обеспечил стабильный курс и позволил банкам нарастить объемы кредитования в экономику", — поддерживает его Аурелио Маккарио, глава департамента стратегического планирования грппы UniCredit.

По словам господина Маккарио, это позволило дочерней структуре группы UniCredit — UniCredit Bank — оставаться прибыльным финучреждением (впрочем, как и сектору в целом). По результатам девяти месяцев 2012 г. банки Украины сработали с прибылью в 2,79 млрд грн (за аналогичный прошлогодний период убытки составили 5,64 млрд грн).

Стратегически же крупнейшие европейские банки видят в экономике Украины потенциал 4-процентного роста ВВП на ближайшие четыре года, что при марже в 6–7% делает местный рынок одним из самых привлекательных в Центральной и Восточной Европе. При этом будет наблюдаться постепенное улучшение состояния финансового рынка. Так, группа UniCredit ожидает, что по итогам 2013 г. уровень проблемной задолженности в портфелях банков снизится с 33 до 30%. При этом украинский банковский рынок все еще будет среди самых низкодоходных для банков из-за высокого соотношения уровня сформированных резервов к активам.

Прогнозы на ближайший год и дальше

"При этом мы ожидаем достаточно быстрого восстановления рынка на фоне общего оживления кредитной активности в Европе и благодаря действиям финансовых властей, которые смогли обеспечить 2,2-процентный рост кредитов, несмотря на сложные экономические условия", — говорит глава бизнеса UniCredit в регионе Центральной и Восточной Европы Джанни Франко Папа. По его словам, ключевым вызовом и для украинских, и для большинства других банков в регионе будет работа по замещению внешнего фондирования внутренними ресурсами, что является следствием запретов на кредитование в валюте бизнеса и частных клиентов во многих странах ЦВЕ.

Однако реализация этого потенциала будет зависеть от способности финансовых властей справиться с рисками девальвации гривни (потенциал которой на текущий год Всемирный банк оценивает в 10%) и оттока долгового финансирования. А также от умения обеспечить надлежащую защиту прав кредиторов, которые сегодня просто боятся кредитовать новых клиентов. "Маржа — это только один
фактор, влияющий на решение о сохранении и развитии бизнеса. В Украине основная сложность для банковской системы — это предвидеть, каким будет качество обслуживания выданных кредитов. К тому же работать с проблемными кредитами цивилизованными методами довольно сложно в связи с часто неэффективной украинской судебной системой, низким уровнем защиты прав кредиторов, высоким уровнем коррупции, кумовства и т.д. Вдобавок к этому условия для ведения бизнеса по сравнению с европейскими странами довольно плохие, — говорит Павел Цетковский. — В таких условиях темпы экономического роста страны больше не компенсируют рисков ведения бизнеса в Украине".

В этой ситуации на первый план выходят банки с украинским и российским капиталом, которые умеют, пусть и не всегда корректно, работать с местной клиентурой и могут обратить административный ресурс в свою пользу. "Как показывает ситуация последних нескольких лет, наиболее высокие темпы роста демонстрируют частные украинские банки. Также активны и некоторые российские финучреждения, но в целом рыночная доля этой группы в последние два года практически не выросла. Что касается госбанков, то они, судя по всему, активно вовлечены в кредитование "Нафтогаза", а также финансирование дефицита бюджета, поэтому не располагают значительными ресурсами для кредитования на рыночных условиях", — говорит начальник отдела анализа и исследований "Райффайзен Банка Аваль" Дмитрий Сологуб.

Среди покупателей активов европейских банков, которые могут уйти с украинского рынка, эксперты называют структуры "Смарт-Холдинга", "Альфа-банка", Всеукраинского банка развития, Александра Адарича (в интересах Александра Януковича) и Николая Лагуна в партнерстве с американцами из Cargill.

Лидерами в гонке за наследие европейцев уже стали "Смарт-Холдинг", закрывший сделку по покупке принадлежавшего ранее Commerzbank банка "Форум" (хотя у Новинского, похоже, пока не очень хорошо понимают, что делать с этим активом), а также Николай Лагун, которому за истекший год удалось причислить к своим активам Кредитпромбанк и Сведбанк (в ближайшем будущем к ним может добавиться и "дочка" греческой группы EFG — "Универсал Банк"). Если все эти структуры будут объединены под брендом "Дельта Банка", к чему стремится Н.Лагун, ему удастся создать четвертый по размерам банк в Украине с активами около 60 млрд грн, который сможет конкурировать по объемам бизнеса с Приватбанком.

Эксперты также не исключают повышения интереса к украинским финансовым активам со стороны россиян и бизнесменов с Ближнего Востока. "Отток европейских инвестиций продолжится, но мы ожидаем некоторого увеличения притока капитала из азиатского региона, который, тем не менее, вряд ли изменит общий тренд в сфере инвестиций", — говорит Анатолий Баронин. По оценкам аналитиков, банки довнесут 4–7 млрд грн в свои капиталы в 2013 г., однако эти ресурсы придутся, в первую очередь, на крупнейшие учреждения (только Лагун и Cargill собираются увеличить капитал "Дельта Банка" сразу на 1,6 млрд грн). "Сейчас разрыв в комфортности работы крупных, относительно надежных банков с наработанной клиентской базой и более мелких учреждений существенно увеличился. Конкуренция за депозиты и надежных заемщиков более остро ощущается именно небольшими учреждениями. Крупные банки, скорее всего, смогут пережить этот период отсутствия роста и дорогих ресурсов, переварить выросший проблемный портфель, найти оптимальную модель бизнеса (например, как в прошлом году, когда в дорогом гривневом сегменте росли в основном потребкредиты, некоторое финансирование госпроектов, а в валюте продолжалась конкуренция за экспортеров). Перспективы мелких учреждений в ближайшие годы выглядят не так однозначно", — говорит Анастасия Туюкова.

В первую очередь, из-за ограниченности гривневого ресурса, доступ к которому нынче является главным источником кредитования. Сегодня такой доступ имеют банки, активно кредитующие госпроекты и поддерживающие НАК "Нафтогаз Украины" (госбанки, а также "Дельта Банк" и Фидобанк). "Ограничение в использовании валюты будет вести к сокращению инвестиций и притока ликвидности в регион, поэтому для многих стран становится очень актуальным вопрос формирования долгосрочных кредитных ресурсов. А это и пенсионная реформа, и более активная подпитка финансовой системы собственными (эмиссионными. — А.Д.) ресурсами", — говорит Пирошка Наги, директор страновой стратегии и политики ЕБРР.

Ключевой задачей для финансовых властей на этот период руководители крупнейших европейских банков считают сохранение финансовой стабильности и привлечение инвестиционных ресурсов, которые дадут толчок для возобновления кредитования и роста экономики. "Сокращение дефицита текущего счета и рефинансирование внешних долгов — это станет толчком для прихода новых денег", — уверен Герберт Степич из Raiffeisen Bank International.

"Страны СНГ и Турция в 2013–2017 гг. вырастут на 4%, что значительно выше показателя ЕС-27, поэтому мы рассматриваем этот регион как приоритетный. Однако мы нуждаемся в поддержке властей — в действиях по восстановлению доверия инвесторов, повышению прозрачности решений в судебной системе", — поддерживает его Джанни Франко Папа из группы UniCredit.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №25, 27 июня-5 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно