Всегда ли материнство приносит счастье?

12 августа, 2016, 23:00 Распечатать Выпуск №28, 13 августа-19 августа

Есть вещи, которые не принято обсуждать вслух. Не стоит их озвучивать, ибо общественная мораль не терпит полутонов, зачастую давая достаточно категоричные оценки тем или иным проявлениям человеческих чувств и свобод.

Есть вещи, которые не принято обсуждать вслух. Не стоит их озвучивать, ибо общественная мораль не терпит полутонов, зачастую давая достаточно категоричные оценки тем или иным проявлениям человеческих чувств и свобод. 

Модель нашего общества, с ее базовыми ролями, отведенными мужчине и женщине, выработалась давно, ориентируясь на выполнение основной задачи — сохранение рода человеческого. Так должно быть. И "счастье материнства" — пункт обязательный к выполнению.

Но все мы разные, каждый со своей психикой, набором генов, характером, жизненным опытом, интеллектом, возможностями, наконец. Почему мы так спешим осуждать людей, выбивающихся из общепринятого и привычного? В этом контексте речь может идти и об однополых браках, и о банальном нежелании жениться/выходить замуж или — о, ужас! — заводить детей. Споры об однополых браках как-то поутихли, возникла новая тема. Речь идет об обязанности каждой матери быть счастливой только потому, что она мать. Стоит женщине сказать: "Я сожалею о своем решении стать матерью", — реакция социума будет однозначной: "Какой ужас!" "Куда катится мир? Совсем с ума сошли! Да какая же это женщина?", "Многие семьи прилагают невероятные усилия, чтобы родить малыша! А она!.." В общем, однозначный вердикт на великом суде моралистов может звучать только так: "Подобные женщины — это "бракованный экземпляр" со сбоем в генетической программе". 

Причем с большим упоением втягиваются в процесс порицания женской "ущербности" именно мужчины, имеющие, как правило, отдаленное (за редким исключением) представление о глубинном погружении во все факторы материнства. Было бы достаточно просто обосновать понятие этого самого "сожаления" причинами, носящими, как правило, временный характер: утратой былой привлекательности после родов, хронической усталостью, отсутствием личного времени/пространства, неудачным выбором партнера и т.п. Погоди, милая, вот еще 2–5–10 лет — и все наладится, ты все осознаешь... 

Призрачный образ улыбающейся матери с младенцем на руках, так четко запечатлевшийся в сознании, по мере соприкосновения с реальностью приносит разочарование. Я же должна быть счастлива, что со мной не так? То, к чему женщина готовит себя всю жизнь, то, чего от нее ждет все общество, мужчина, родители, природа, в конце концов, — не приносит желаемого чувства абсолютной нирваны вследствие выполнения великой миссии. Общество требует: "Радуйся!" Женщина со стыдом сознается сама себе: "Не могу..." 

Не спорю, понять женщину, которая сожалеет о том, что стала матерью, достаточно сложно. У некоторых эта мысль не то что не подлежит всестороннему рассмотрению, но даже не имеет ни малейшего шанса стать предметом дискуссии. Такие разговоры — табу, признание себе и обществу в подобных вещах большинство читает как: "Я не люблю своего ребенка, лучше бы его не было". Между тем, это совершенно не так. В нелюбви их упрекнуть довольно сложно: матери, допускающие в своей голове подобные мысли, как правило, во внешних проявлениях выглядят надрывно старательными и самоотверженными.

Предполагаю, что одним из виновников материнского внутреннего диссонанса вполне можно признать перфекционизм. В свое время он тщательно культивировался практически в каждой маленькой школьнице образца 50–90-х годов прошлого столетия: девочке непременно полагалось быть отличницей, пионеркой, чистюлей и так далее, по возрастающей. Все, что за рамками, — стыдно. Или "на отлично", или вообще никак. Мир, наращивающий обороты, заставляет постоянно соответствовать, двигаться вперед. В какой-то момент у уже повзрослевшей женщины, насквозь пропитанной "комплексом отличницы", наступает понимание, что справляться с ответственностью матери у нее не хватает ни сил, ни возможностей. Как результат — то самое пресловутое сожаление о решении родить ребенка. А может — как раз от большой к нему любви! От осознания невозможности дать ему все то, что полагается дать "хорошей матери". От стыда за свое раздражение, усталость и несовершенство. За срывы и крики в адрес любимого чада. И много чего еще, что постоянно вываливается из общепринятых рамок. 

Стремление доводить все до состояния совершенства, безусловно, актуально в области искусства, предполагающего возможность трансформировать и гнуть действительность в любую сторону. Женщине же, будущей матери, необходим реалистичный портрет ее самой в будущем. С безоговорочным упоминанием о том, как все будет выглядеть на самом деле и о том, что у нее есть право хотеть этого или не хотеть. Счастье и несчастье материнства — это две реальные стороны одной и той же медали, это "непризнанный военный конфликт" в сердцах миллионов женщин. 

Возможно, стоит "готовить почву" еще с раннего детства, давая возможность взрослеющей девушке принимать осознанные решения на основе правдивых жизненных установок. Учить материнству еще в школе. Почему бы и нет? Начиная с того, что роды — это мучительно больно и не всегда удачно, но с этим можно справиться. Заканчивая тем, что нужно быть готовым к тому, что собственные дети могут стать большим жизненным разочарованием, ведь есть риск, что они будут хотеть от жизни не того, что вы от них ожидали. Что конфликт "отцы и дети" — это не просто классика литературы, но и проза жизни... И что еще более важно — научить будущую женщину понимать и принимать саму себя во всех проявлениях. 

Тогда, возможно, мы получили бы иную картину. Приучая девочку к уважению себя и своих желаний, вырастив ее в иной системе социальных ценностей, дав ей в награду любящего и заботливого мужа, — в итоге вполне может сложиться успешная в плане детопроизводства семья. Но что если это гадкое чувство сожаления о решении завести детей снова дает о себе знать в, казалось бы, совершенно идеальных условиях? "Точно ненормальная. Избалованная стерва! И чего ей еще нужно?", — постановило бы общество без малейшего права на реабилитацию,

А давайте-ка выскажем смелое предположение и усложним градацию женских типов! Разделим их на "гипотетических матерей" и тех, кто для этого, возможно, не предназначен природой, пошел альтернативным путем личностного становления, выразив стремление к иным жизненным запросам, имея иные представления о счастье. 

Я знаю многих женщин, которые искренне счастливы, имея двух, трех и даже пятерых детей. Они профессионально не реализованы, но ничуть об этом не жалеют. Я также знаю тех, кто имеет любимое дело и находит в этом смысл своего существования, осознанно не заводя детей, даже пребывая в счастливом браке. Единственный критерий — это их счастье, их абсолютная удовлетворенность тем, что они для себя решили, исходя из стремлений внутреннего "Я". Все вместе они играют одну большую роль, очень важную для мира в целом, каждая привносит в него то, что ей по силам и по душе. У них может все отлично получиться, если мир перестанет осуждать их за неуниверсальность их личного счастья. 

Комментарий психолога Екатерины Гольцберг:

Я бы сказала, радость материнства зависит от того, насколько женщине "повезло" с ребенком. Как ни парадоксально, но количество неудовлетворенных материнством женщин неуклонно растет, так же как и количество осознанных чайлд-фри. Как мне кажется, суть проблемы в том, что дети в большинстве своем не оправдывают возложенные на них еще до рождения обязанности — например, сохранить семью, удержать мужчину, спасти от одиночества, стать гением… 

Кроме того, современная медицина дает шанс на выживание значительно большему количеству детей, шансы на выживание которых еще 100 лет назад были минимальными. А иначе, как вы понимаете, быть не может. Поэтому понятие "здоровый ребенок" стало очень условным, и огромное количество детей имеют диагнозы, связанные с мозговыми дисфункциями, что впоследствии может выразиться в сложностях воспитания, освоения знаний, взаимодействий с окружающими. Воспитывать ребенка с любыми особенностями в нашем обществе — невероятно трудно, ибо общество слишком далеко от толерантности даже по отношению к детям. 

Выживают и слабые, и сильные дети. Шанс стать прекрасным, умным и воспитанным человеком есть у всех, но не у всех мам есть силы бороться с диагнозами, многие отчаиваются, сдаются. Им очень нужна поддержка близких и людей, которые прошли через подобные ситуации! Но если при этих сложностях подключается еще и социальный фактор — женщина осталась без мужа, без поддержки, без жилья и денег, — вряд ли это все в совокупности даст ей ощущение счастливого материнства. 

Вы спросите, а бывают ли женщины, которые не хотят даже "удачных" детей? Бывают. Но очень редко. Как правило, они любят кого-то больше ребенка. Как варианты — себя или мужчину, для которого родили. А вот ему ребенок был не нужен изначально. И все, "проект" прогорел. Цель не оправдала средства. Но таких мало. В процессе химии материнства все-таки включаются инстинкты.

С другой стороны, всячески пропагандируется миф об "идеальной маме", которая должна, должна, должна… При таком диссонансе женщине достаточно трудно найти золотую середину, опираясь исключительно на собственные ощущения, проговаривать их, не опасаясь нарваться на осуждение общества. Такие чувства ей приходится скрывать, что только усугубляет проблему. Ведь если бы ей представилась возможность обсуждать не поведение ребенка, а свои чувства по отношению к нему, то шансы справиться с ними были бы гораздо выше. Но общая культура общества и постсоветская ментальная среда требует радоваться, ликовать, умиляться, и женщине приходиться "подыгрывать" обществу, что, в конце концов, приводит ее в тупик.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно