Суррогатное материнство, или Покинутый на границе двух стран

23 февраля, 16:19 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

Украина является самой либеральной платформой для суррогатного материнства.

Суррогатное материнство. До недавних пор я относилась к этой теме несколько отстраненно. Кто-то не может иметь детей, а кто-то может. Договорились — и помогли друг другу. У каждого своя черта моральных убеждений. 

К вопросу рождения детей лично я отношусь философски: если ты должен стать матерью или отцом, то беременность наступит; если беременность не наступает — значит, ты не должен быть матерью или отцом. Поэтому ни за деньги, ни даром я бы не рожала кому-то детей. Риски слишком высоки, и оценить их ни вознаграждением, ни словами признательности невозможно. Но суррогатное материнство как услуга существует давно и пользуется большим спросом. Значит, для кого-то невозможность иметь детей является жизненной драмой, которую люди и пытаются исправить таким способом.

Украина является самой либеральной платформой для суррогатного материнства, поскольку услуга вынашивания ребенка у нас доступная, оплачиваемая и разрешена законом.

Поэтому иностранцы и едут в нашу страну. Причина не в высоком качестве медицинских услуг, а в законной возможности рождения ребенка, зачатого супругами, суррогатной мамой.

К величайшему сожалению, эта процедура не урегулирована нормами международного права, что создает многочисленные проблемы для защиты прав участников программ суррогатного материнства. В мире есть много стран, где эта процедура запрещена национальным законодательством. Среди них — Франция, Швеция, Венгрия, Германия, Исландия, Италия, Япония, Швейцария, Пакистан, Саудовская Аравия, Сербия. В некоторых странах за нарушение запрета наступает уголовная ответственность.

Есть страны, где суррогатное материнство разрешено, но будущим родителям запрещено платить вознаграждение суррогатной матери за услугу вынашивания и рождения ребенка. Такие ограничения, призванные защитить права суррогатной матери и ребенка от незаконной эксплуатации и торговли людьми, законодательно закреплены в Австралии, Канаде, Великобритании, Нидерландах, Бельгии.

Поэтому граждане этих стран и едут за овеянным мечтой отцовством именно в Украину.

Есть еще один привлекательный момент — наша страна предлагает эту услугу за сравнительно небольшие деньги и без бюрократического контроля со стороны государства. Фактически все происходит по гражданско-правовому договору, выполнение которого контролируется самими его сторонами.

Недавно мне выпала возможность прочитать лекцию для врачей на тему уголовной ответственности за нарушение порядка и условий программ суррогатного материнства. Исследуя тему, я столкнулась с абсолютной безнаказанностью и отсутствием ответственности за нарушение прав и интересов участников этого правоотношения.

Особенно уязвимыми остаются вопросы механизмов защиты прав ребенка генетических родителей, страна происхождения которых запрещает суррогатное материнство и не признает таких детей. 

Анализ судебной практики свидетельствует, что украинская сторона всячески помогает иностранцам обойти запреты их национального законодательства. 

В июле 2016 г. Посольство Республики Польша обратилось к правоохранительным органам Украины с информацией о гражданах их страны, пытавшихся получить паспорта на двух детей, якобы рожденных данной парой в Украине. У польской стороны вызвала подозрение дата рождения детей, которая совпадала с датой въезда их матери в Украину. На основании информации, изложенной в письме посольства, правоохранительные органы открыли уголовное производство по ч. 3 ст. 149 Уголовного кодекса Украины. 

Приведенный пример является одним из десятков подобных в реестре судебных решений, по которому можно выделить два существенных момента. Во-первых — манипуляция квалификацией программы суррогатного материнства под торговлю людьми. Во-вторых — отсутствие механизма предоставления такой услуги гражданам тех стран, где она запрещена законом.

Фактически программа суррогатного материнства действительно является не чем иным, как торговлей, ведь суррогатная мама за деньги продает ребенка, эмбрион которого ей перенесли врачи, будущим родителям, которых ей подыскали посредники. Правоохранители намеренно регистрируют подобные сообщения по предварительной квалификации "торговля людьми". Потому что данное преступление является тяжким и, соответственно, ходатайства перед следственным судьей об обыске, доступе к документам и их изъятии являются оправданными. Но в действительности максимум, на что может рассчитывать следствие, — так это на выявление фактов подделки документов и злоупотребление (превышение) служебным положением работниками отделов регистрации актов гражданского состояния. В упомянутом выше деле следствие установило, что работники отдела РАГС удалили свидетельство о рождении детей на основании справки о генетическом родстве с обеими родителями, хотя по программе суррогатного материнства, которую предоставили паре, генетически родным для детей был только отец. Отвечают ли действительности эти подозрения, сказать невозможно, поскольку в судебной практике нет ни одного приговора по таким фактам. И отнюдь не из-за привычной для нашего общества коррупции. 

Нарушение прав есть, но нет норм закона, признававших бы их такими, за которые наступает уголовная ответственность. На первый взгляд, суррогатное материнство подобно именно торговле людьми, но такое соглашение является вполне законным. К тому же объектом договора, заключаемого между суррогатной матерью и будущими родителями, является не ребенок, а услуга вынашивания ребенка, т.е. продолжительный процесс. В Уголовном кодексе объективная сторона торговли людьми имеет обязательную характеристику преступных действий — цель, которая определяется как дальнейшая эксплуатация человека. В контексте суррогатного материнства возможна эксплуатация или матери, или ребенка. Суррогатная мама не может быть объектом данного преступления, потому что является сознательным участником договора о вынашивании ребенка, делает это добровольно и за отдельное вознаграждение. 

Существует много споров относительно оплаты такой услуги, поскольку на суррогатное материнство в основном соглашаются женщины, испытывающие материальные трудности, а потому их волеизъявление воспринимается критически из-за финансовой зависимости от будущих родителей ребенка. Но любой оплатный договор о предоставлении услуг предусматривает, что одна сторона имеет финансовую возможность оплатить, а другая нуждается в такой оплате. 

К тому же суррогатная мама вынашивает ребенка, который генетически ей не принадлежит, а потому изначально она не имеет относительно его никаких материнских прав, которые не могут возникнуть и в будущем. 

Поскольку ребенок по закону имеет генетическое родство хотя бы с одним из родителей, то, соответственно, он также не может быть объектом торговли. Уголовно наказывается торговля человеком с дальнейшим усыновлением (удочерением). Согласно ст. 123 Семейного кодекса Украины, в случае перенесения в организм другой женщины эмбриона человека, зачатого супругами (мужчиной и женщиной) в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий, родителями ребенка являются супруги. А следовательно, вопрос отцовства и материнства является решенным в момент регистрации ребенка, где в свидетельстве о рождении родителями отмечаются лица, которым принадлежал эмбрион, и которые были стороной договора с суррогатной мамой.

Главная проблема суррогатного материнства в Украине — это отсутствие четкого механизма действий, когда участниками программы планируют быть граждане тех стран, где такая процедура запрещена. Именно это и вызывает разного рода подозрения в адрес украинских врачей, посредников, суррогатных мам и работников отделов РАГС. 

С одной стороны, оправданная цель — помочь бесплодной паре иностранцев и подарить ей возможность быть родителями. С другой — риск того, что новорожденный ребенок может надолго остаться на границе двух стран и в результате будет воспитываться случайными усыновителями.

В таких ситуациях вся ответственность за судьбу грудничка возлагается на будущих родителей, которым рекомендуют приезжать в Украину задолго до рождения их ребенка (особенно будущей маме), чтобы в посольствах их стран история рождения ребенка именно ими выглядела правдоподобно. Но каких-либо гарантий, если возникнут подозрения при оформлении паспортов для ребенка, украинская сторона дать не может. 

Потому что в случае судебного спора именно украинские врачи и суррогатная мама будут подтверждать предоставление услуги и генетическое родство между родителями и ребенком. И такая практика довольно распространена. Например, Канада, а в некоторых судебных спорах и Великобритания требуют подтверждения родства именно решением украинского суда, а не справкой. 

В странах, где суррогатное материнство запрещено, после установления фактов нарушения начинаются судебные процессы по привлечению к ответственности и по установлению отцовства. И если вопрос ответственности решается быстро, то относительно отцовства суды могут длиться годами. Все это время ребенок разлучен со своими генетическими родителями, что становится существенной преградой при дальнейшей передаче ребенка им на воспитание из-за потери психоэмоциональной связи между ними, несмотря на родство.

Как показывает практика, Европейский суд в этих вопросах всегда остается на стороне ребенка и его интересов ради обеспечения права воспитываться родными родителями, но при этом он с уважением относится к особенностям национальных законодательств тех стран, где суррогатное материнство запрещено.

В завершение приведу пример единственного в украинской судебной практике приговора, связанного с суррогатным материнством. В 2011 г. в Украине суррогатная мама родила двух девочек паре из Франции. Посольство их страны отказало в выдаче документов для новорожденных детей из-за запрета во Франции суррогатного материнства. Желая скорейшего воссоединения девочек с их мамой, отец и дедушка попытались вывезти их из Украины без документов, чем нарушили закон о пересечении границы нашей страны, за что были привлечены у нас к уголовной ответственности с соответствующим наказанием.

Итак, вопрос ответственности остается открытым в отношениях между суррогатной мамой, генетическими родителями, врачами и посредниками. И не только перед законом, но прежде всего перед ребенком, который пришел в мир по чьему-то настойчивому желанию, благодаря медицинским манипуляциям каких-то врачей, рожденный какой-то женщиной и оставленный на границе двух чужих стран, которые даже не пытаются за него бороться. И тот, кто был так нужен, может оказаться ненужным никому. Так кого же мы лечим таким рискованным образом?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Саша Ли Саша Ли 15 серпня, 18:55 Важливим завданням уряду є створення чіткої законодавчої бази для сурогатного материнства. Як програма позбавлення від безпліддя, сурогатне материнство є дуже ефективною. Адже вона може допомогти тим жінкам, яким не допоможе ніяке лікування. Тому дуже важливо розвивати і підтримувати цю процедуру. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно