Симбиотические отношения, или Потерянное "я"

9 ноября, 17:15 Распечатать Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября

Нынешние отношения с людьми — это многоразовое проигрывание наших отношений с членами родительской семьи, или же результат их отсутствия. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

В жизни очень многое происходит из семьи. Из нее растет чувство безопасности, способность доверять людям, спокойствие в контакте с ними, и самое главное — без них. Сегодня проблема созависимых, или, иначе, — симбиотических отношений — главная причина депрессий, сложностей в построении отношений и даже панических атак. 

Проявляется симбиоз в отношениях тем, что их участники не чувствуют себя полноценными личностями вне отношений друг с другом, но и в отношениях не могут ощущать комфорта, потому как больше сосредоточены на "восполнении" собственной личности, чем друг на друге. И оба в этом не виноваты, а значит, выпутаться самостоятельно не могут. Вот и продолжаются "качели", — с долгими проникновенными беседами, расставаниями и схождениями. Что же делать с этим чемоданом без ручки?

Чтобы понять, есть ли выход из созависимых отношений, нужно разобраться, как формируются личности, склонные к симбиозу. 

В здоровой семейной системе присутствует безусловная любовь к ребенку. Она сильна и абсолютна, но не предусматривает вечного контроля, слияния и тревоги. Она подразумевает, в первую очередь, настроенность. Настроенность — это хороший контакт с собой в процессе контакта с ребенком. Настроенный родитель внимательно наблюдает за ребенком, отзывается на его реакции и дает малышу возможность учиться. В самом распространенном варианте родители настолько загружены несовершенной реальностью и проблемами, что принимают решения исходя из собственных тревог и страхов, книг и советов других людей. Как следствие — в процессе воспитания остается мало ребенка и много родительской тревоги. Дети склонны к эгоцентризму (и это норма), потому, независимо от того, переживаете вы из-за работы или за безопасность вашего ребенка, — он объяснит это себе как свою вину. 

Есть периоды в жизни ребенка и мамы, когда такая тесная связь нормальна. К примеру, младенчество. Долгое время мать и ребенок были буквально одним целым. Что обусловлено общим гормональным фоном, режимом сна и бодрствования, питания… Ребенок родился — и эта связь оборвалась. 

Это первая сепарация — телесная. Сепарация происходит, но у матери остается вполне естественная потребность укрыть ребенка от всего мира. Ее главная функция — дать ребенку возможность научиться элементарным вещам: кричать или плакать, когда голоден или хочет почувствовать тепло маминой кожи, справлять естественные надобности и переживать базовые эмоции от удовлетворения или неудовлетворения своих потребностей. Иными словами — быть, существовать. Если мать идет на поводу у тревоги и не дает ребенку выполнить задачу первой сепарации — ребенок не может сепарироваться дальше и вынужден оставаться связанным с материнской тревогой. 

Если мать переживает эту саму первую стадию отделения, ребенок хорошо чувствует свое тело и умеет им управлять согласно возрасту — может подать сигнал, что в чем-то нуждается, и пережить временное отсутствие родителя рядом (важно — временное!). Если же мать пытается предугадать потребности малыша и кормит его не когда он голоден, а когда ее тревога о том, что он голоден, становится невыносимой — он не может распознать свои потребности и не имеет необходимости искать способ удовлетворить их. 

Важную роль в сепарации на этой стадии играет присутствие альтернативного объекта привязанности — отца или бабушки, например. Тогда мир ребенка не сводится к маме, и он учится подавать сигналы не только маме, но и другим людям. 

Вторая стадия отделения — в три года. В этом возрасте у ребенка возникает ощущение всемогущества и он начинает исследовать мир самостоятельно. Главная задача этого этапа — научиться многое делать самому. У родителя уровень тревоги повышается — ребенок становится подвижным, и его все сложнее удерживать в безопасной зоне. Мама и папа должны справиться с этой тревогой и ограничить познавательный интерес ребенка его безопасностью. Задача этой стадии сепарации в том, чтобы выработать более четкое самоощущение не только физическое, но и эмоциональное (мамины эмоции — не мои эмоции), а также формировать базовое чувство ответственности, возможное только при самостоятельной деятельности.

В возрасте трех лет ребенок учится базовой самостоятельности, учится контактировать с реальностью и осознавать время, пространство и других людей. Если родители понимают важность этой стадии, они справляются со своей тревогой и предоставляют малышу здоровую самостоятельность (умыться, поесть, завязать шнурки) — ребенок может чувствовать себя безопасно, делая первые шаги в новых видах деятельности. В будущем — это взрослый человек, который может принимать решения и быть эффективным в отсутствие другого человека. Если же родительская тревога победила, то став взрослым, такой человек сможет работать и что-то делать только в отношениях с другим. 

Собственно, эти два этапа сепарации и формируют склонность к симбиозу. Что мы получаем на выходе? Неспособность быть без другого человека (несостоявшаяся первая сепарация) или что-либо делать (вторая). И выражается это рядом признаков: наличием любого вида зависимости, неспособностью отличить свои и чужие чувства, постоянным ощущением вины, потребностью делать всех счастливыми и непереносимостью чужого недовольства, трудностями с личными границами, жизнью "жертвы", неспособностью иметь доверительные и близкие отношения, невозможностью чувствовать себя комфортно вне отношений, невозможностью принимать самостоятельные решения, неспособностью позаботиться о себе, идеализацией и неизбежным разочарованием, низкой самооценкой, черно-белым мышлением, оправданием несправедливости в отношении себя. 

Симбиотические отношения держатся на чувствах. Самое сильное из них — страх. Затем — вина. Но это лишь вершина айсберга. Когда я работаю с симбиозом в отношениях, начинаю именно с них. Взрослые дети говорят о постоянном чувстве вины за несоответствие родительским ожиданиям и страхе их потерять. И это действительно важное чувство, — оно помогает справиться со страхом одиночества, который тянется всю жизнь. В процессе работы клиент нередко приходит к выводу, что привык ощущать не свой страх и тревогу, а родительский, и потому сегодня не может различить свои и чужие чувства. Он живет с постоянной фантазией о причинах отсутствия радости в других людях и, подобно ребенку, объясняет это своими промахами. И чувствует вину. Если копнуть глубже — там может оказаться и обида за невозможность предпринять попытку сделать что-то самому, боль от неудовлетворенной потребности (например, голода в младенческом возрасте), или гнев на то, что не дали закончить самому важное детское дело. 

Глядя глазами взрослого человека, вы можете сказать, что это ерунда или родители были заняты. Но поверьте, если бы вы могли сказать что-то в 5 месяцев, когда кричали от голода, а получили воду, вы бы рассуждали по-другому. Потому что когда у нас есть потребность, — это самое важное в жизни. И отсутствие возможности удовлетворить ее — катастрофа. Ребенок трех-пяти лет может справиться с этим легче, ведь у него есть слова, чтобы описать свой дискомфорт и задать вопросы. У младенца же — только крик и плач. И он не говорит о понимании или вине. Он говорит о боли или злости. И это не менее важные чувства, чем вина или стыд. Проработка этих чувств позволяет от них освободиться и снять напряжение в так называемых "местах сепарации" — уголках подсознания, где лежат последствия нашего прошлого опыта. Так вы учитесь отделять свои настоящие чувства от чужих и разделять фантазии о потребностях других людей от реальности.

Далее, чтобы отсутствие старых стратегий жизни (невозможность радовать других людей и чувство вины за отсутствие у них улыбки) не было сущей пыткой, придется формировать стратегии новые. Что происходит путем осознания своих потребностей и анализом способов их удовлетворения. В этом процессе "наращивается" осознание себя физически и психологически (выполняются задачи сепарации).

Нахождение в созависимых отношениях обычно сопровождается чувством собственной неполноценности вне отношений с другим человеком. Другой нужен как дополнение, ощущаемое физически. В процессе увеличения количества себя в себе другой становится приятным дополнением, но не наркотиком, не воздухом без которого невозможно. Именно так выглядят здоровые отношения — привязанность и ценность без зависимости. А это возможно лишь тогда, когда вы являетесь собой на 100%.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно