Прикосновение к зрелости, или Как спланировать свою старость

23 ноября, 2018, 16:59 Распечатать Выпуск №45, 24 ноября-30 ноября

Довольно давно заметила одну тенденцию: стало невероятно трудно определять возраст взрослого человека.

Кто-то выглядит гораздо старше, кто-то — значительно моложе, иные — вообще всегда в одном возрасте, на зависть одноклассникам, пришедшим на встречу выпускников. Ну реально проблема с этими встречами двадцать лет спустя! Разместил фотографию в Фейсбук — и слышишь: "И вы все учились в одном классе? И этот "старикан"? А кто эта девушка? А эта выглядит старше вашей учительницы!" 

Человечество стало жить дольше — это уже очевидный факт, и ВОЗ тоже решила откорректировать возрастные классификации. Средним возрастом теперь считается от 44 до 60, а старость, согласно этой классификации, начинается с 75. Чтобы понимать, как эти градации изменились за последние двести лет, нужно осознать, что старухе-процентщице из "Преступления и наказания" Достоевского было всего 42, а старику Каренину у Толстого — 48. Реальный кардинал Ришелье на момент осады Ла-Рошели был в возрасте 42 лет, а в 57 он уже скончался от старости. Да, времена теперь другие. Но однажды мы все обнаруживаем, что тех, кто младше нас, значительно больше…

Ныне желание выглядеть моложе превратилось буквально в психическое отклонение. Если на кассе у женщины тридцати лет продавец попросит паспорт при покупке алкоголя — она восторженно поведает об этом всему миру и сделает магазин объектом своего паломничества за алкоголем на ближайший месяц. Кто-то кокетливо скрывает свой возраст, кто-то ликует, когда его возраст "не угадали", кто-то смущается, когда ему дают "свои", кто-то радуется, что его принимают за старшего брата взрослой дочери. 

Надо признать, человечество всегда мечтало продлить свою молодость, используя всевозможные зелья и снадобья, разыскивая рецепт вечной жизни, пытаясь как-то улучшить внешний вид, неумолимо меняющийся с годами. Кому-то удается благородно принимать свое старение, кто-то борется из последних сил за гладкость и упругость кожи, сражается с сединой и признаками увядания тела. Зачастую эти попытки выглядят смешно и неуклюже, но мне искреннее жаль этих людей: им страшно, им смертельно страшно стареть. Казалось бы, этот страх просто обязан заставить человека предпринять какие-то меры, чтобы уберечь себя от старения, но, увы, часто он просто парализует, и любой подход к зеркалу заканчивается ужасным разочарованием, больше похожим на калькуляцию морщинок и седых волос. При этом не имеет значения, сколько реально лет геронтофобу, он с одинаковым ужасом смотрит на себя и в тридцать, и в пятьдесят. Его зеркало стареет, как портрет Дориана Грея. 

Страх старости часто приводит и к другому поведению — люди тратят просто безумные деньги на средства по омоложению, пластические операции и всевозможные омолаживающие процедуры. Это отнимает не только средства, но и время, за которым, собственно, и гонится человек. В этой погоне он перестает жить полноценной жизнью, ощущать реальность событий, утрачивает связь со своими желаниями, с другими людьми, эмоциями, откладывает на "потом" отношения, да и саму жизнь. И возникает очевидный вопрос: а жить-то когда собираешься? На мой взгляд, глупо тратить реальную молодость на то, чтобы догнать ее в старости лишь в виде отражения в зеркале. 

Для тех, кто обеспокоен выбором "рецепта молодости", у меня есть очень важный вопрос: кого вы хотите обмануть — себя или других? 

Нередко ко мне на прием приходят женщины, сделавшие "тюнинг" своего тела главной задачей жизни. Чаще всего ими движет страх потери партнера, когда женщина, словно дорогая машина, находится в состоянии перманентного апгрейда ради мужчины, абсолютно забыв, каков был ее первоначальный внешний вид. Как ни печально, партнеры все равно легко меняют такую "усовершенствованную модель", на "модель более позднего года выпуска". От развода не спасает даже осознание количества вложенных в совершенствование средств. 

Часто психика женщины очень страдает от такого бесконечного желания усовершенствовать себя, порой это расстройство имеет признаки дисморфофобии, которая встречается все чаще. Дисморфофобия — это панический страх плохо выглядеть и не соответствовать каким-то надуманным идеалам, который держит человека в постоянном нервном напряжении, заставляя его все время проводить с телом всевозможные процедуры, направленные на достижение мнимого совершенства. 

Нежелание стать некрасивым, наверное, немного присуще всем, но, конечно, в этом недуге немаловажную роль сыграли глянцевые журналы, своими отфотошопленными картинками меняющие в нашем сознании представление, что все-таки нужно считать нормой. Ведь во все времена эталоном красоты было и, надеюсь, будет здоровье. Именно здоровое тело выглядит и молодым, и красивым, все остальное — дань моде, условностям и дело вкуса. 

Наверное, проблема еще и в том, что мы выросли в стране, где страх старости впитался нам в кожу, порождая эту самую геронтофобию. Ведь каких стариков мы видели? Страшно описать словами. Основной ужас был связан со словами "беспомощность", "зависимость", "обуза". В лучшем варианте — разговоры на лавочках или шахматы в городском парке. Мы знали страну, где стареть красиво мало кто умел. 

Путешествуя, мы, конечно, встречали "зарубежных" стариков — ярко и модно одетых, любопытных и улыбающихся, воодушевленных и спокойных. Они, как правило, никуда не торопятся, обнимаются и громко говорят, активно жестикулируют. Они танцуют, поют в хоре, собираются на тусовки, занимаются сексом. А внуками занимаются только по собственному желанию, получая от них радость общения, а не муки воспитания. Их старость выглядит насыщенной, наша — унылой. И как при всех равных обстоятельствах не бояться стареть? 

Я знаю один ужасный недостаток старости, который, приходя вместе с ней, ухудшает положение пожилых людей, но который практически нивелируется у тех из них, которые работают с детьми. Дело в том, что самый большой ужас старости — отсутствие тактильности, так называемый "тактильный голод". Ведь важно признаться себе в том, что нам действительно не всегда приятно обнимать стариков, дотрагиваться до них, целовать и тискать. Да, в силу изменения формы тела, специфического запаха, вялой кожи и мышц мы с не таким уж большим удовольствием принимаем и их ласки. Мы взрослые, но не дети. Маленькие дети как-то легко обнимают бабушек, лезут на руки к дедушкам, прижимаются к пожилой учительнице. 

По сути, дети продлевают нам жизнь. Пожилые люди, проживающие вместе с внуками, по статистике, живут дольше. Есть множество психологических исследований, подтверждающих, что супруги, не отказавшиеся от поцелуев и объятий, имеют большую сопротивляемость многим болезням и медленнее стареют. Объятия дают нам чувство защищенности, избавляют от чувства одиночества, снижают кровяное давление и риск сердечных заболеваний. Гипоталамус головного мозга во время объятий и прикосновений выбрасывает в кровь свой гормон — окситоцин, что приводит к появлению хорошего самочувствия и положительного отношения к миру. Не зря большинство людей так любит массаж, ведь это законный повод дать дотрагиваться до своего тела и ощущать удовольствие от этого. И это всего лишь прикосновение… Давайте чаще обнимать друг друга, ну хотя бы чтобы продлить свою молодость! Может, именно в этом и есть ее рецепт?

Но бороться со страхом старости можно и через ее планирование, как ни странно это прозвучит. Чем больше у человека планов — тем больше желания жить и быть в форме для их осуществления. Важно работать и учиться. Пока мы учимся новому, у нас формируются новые нейронные связи, а значит, наш мозг будет в хорошей форме. Мозг просто обязан трудиться! Новые идеи — тоже отлично вдохновляют и дают желание их осуществлять. Новые люди — это повод делиться собственной мудростью и узнавать новое, что придает уверенности в себе и оптимизма.

Важно не торопить жизнь и принимать решения по мере поступления проблемы, занимаясь профилактикой, а не прогнозированием будущих трудностей. Возраст — это повод построить отношения с самим собой, научиться получать удовольствие, не испытывая за это стыд или вину. Большую часть жизненных проблем мы уже успешно решили, и глупо обесценивать свои достижения только потому, что у кого-то в паспорте еще нет третьей фотографии. Для любящих людей мы все равно будем оставаться самыми красивыми даже на фотографии в пенсионном удостоверении, ведь у нас есть право никому ничего не доказывать.

Старость — не наказание и не проклятие, это вполне естественный ход нашей личной истории, но любовь и мудрость должны помочь нам осознать, что такая "несправедливость" случается только с избранными.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно