Подростки: "подранки Интернета" или юные "кризис-менеджеры" своей жизни?

8 августа, 2014, 17:35 Распечатать Выпуск №27, 8 августа-15 августа

Подросток идет за пониманием — больше всего в жизни он хочет быть понятым. А понять его родителям сложно. Ведь он отражает все проблемы семьи и является некоей "лакмусовой бумажкой" нашего общества. 

Всякий раз, встречая стайку соседских подростков, обретающихся во дворе, перебрасываясь с ними парой слов, пытаешься вникнуть в суть их общения, найти интерес к каждому как личности, — и натыкаешься пытливым взглядом, как пальцами, не на прагматику даже, а на поверхностность (у кого — на здоровую, у кого — на "махровую"), а то и на скучную личностную уплощенность. У всех татуировки (рассмешила девушка, заботливо предупредившая меня: "Если будете набивать тату на руку, на костяшках пальцев будет очень больно") и дорогие гаджеты — на фоне их беспокойных зырканий на взрослых, которые не собираются ни за что их одергивать, кажется, что и парни, и девушки состоят целиком из растопыренных локтей, острых коленок и взъерошенных челок. Похоже, чувство защищенности в жизни дает им не мифическая для них самореализация и не приобретение нового опыта за пределами двора (нет, мои соседи не смогли бы стать волонтерами в "горячих точках"), а исключительно удовлетворение их немаленьких потребностей со стороны родителей. Собственная значимость — в эмоциональном "выхлопе" самоутверждения в знакомой компании, некие "понты как этапы роста…". Даже если ребята пытаются оригинальничать, за их "неначитанной" душой все же пролегает провинция, а не столица.

Вот 17-летняя Алена, школьница. Лет с одиннадцати она "официально" красит волосы, курит — с двенадцати. Она сверхобщительна, у нее постоянно в гостях парни в возрасте до 25 лет, денно и нощно она во дворе — даже странно, откуда она черпает информацию, которой нужно делиться с окружением — не пересказывать же друг другу чужие впечатления о жизни. Алена практически не учится — тусуется. Родители у нее крайне либеральны, они считают, что девушка должна сама наработать свой жизненный опыт и научиться разбираться в людях. Только вот люди девушке попадаются уж очень усредненного уровня. Однако Алена хочет подчеркнуть свою оригинальность — выходит примитивно:

— Я выдвинула жизненный девиз: "Я против мусора в головах!". Поэтому во время утренних пробежек вокруг школы собираю мусор и выбрасываю в урну. Пусть это будет мой стиль! Еще меня не смешат зрелые женщины — я к ним снисходительна: вот подружкина мать съездила с ней на рок-концерт в ночной клуб, оторвалась там по полной и даже "косуху" не забыла напялить, в которой еще с коляской гуляла 16 лет назад… Я теперь у отца прошу: "Ну надень и ты свою "косуху", я хоть посмеюсь…". Пусть зрелые люди самовыражаются — у них тоже своя жизнь. Еще моя особенность —ненавижу, когда даже одноклассники близко ко мне подходят, берут за руки — люблю вокруг себя свободное пространство. Хотя в личной жизни я раскрепощена по полной… У меня есть одноклассницы, начавшие сексуальную жизнь с 12 лет — это принято; я не сказала бы, что они проститутки, ведь у них постоянные партнеры, в основном пожилые мужики, но девчонки не скрывают, что контактируют с ними из-за дорогих машин, ресторанов и брендовой одежды. От этого я далека. Люблю тусоваться. О профессии еще не думала, учиться в школе еще целый год.

Типология
"горячего возраста"

Не претендуя на научный подход, попытаюсь проанализировать, какими я помню подростков разных десятилетий — пусть это будет моя собственная типология.

80-е прошлого века. Подростки мятущиеся, депрессабельные, все в крайностях — либо "на идеалах" (комсомольских, плюс "развивающий чуткость" фильм "Чучело", плюс пронзительные книжные и газетные истории о невесть каком гуманизме и гармонии с советским миром и пр.), либо "в андерграунде" (панки, Цой, "слишком живая" по интенсивности жизнь). Лозунг в обществе: "Не быть равнодушными!". Хотя и жизни-то в "совке" особой не было… Зато была ранняя профориентация, люди к 7—
8 классу уже определялись с будущей работой, хотя в этом были ограниченны, — ведь со всем образом жизни тогда не определялись.

90-е прошлого века. После "совка" юную поросль захлестнула информация. Все поголовно закурили. Сдернув со взоров шоры "заученности", подростки предпочли "коллажное" восприятие жизни — с "недопереваренными", а то и вовсе ситуативными ценностями. Вошло в моду примыкать к контркультурам, зачастую экстремальным. Также стало модным иметь неоднозначные воззрения, понятие "цельность" стало уходить из характеров и принципов. Благополучные "домашние" дети поражали клиповостью, примитивностью мышления: "Самое ценное в "лейтенанте Коломбо" не то, что он детектив там и все такое, а в том, что у него нету глаза", — на полном серьезе вещала 15-летняя соседка-"хорошистка".

2000-е. Ко всем, кто не ждал, также пришла прагматика. Глядя на обреченных на работу на две ставки родителей, подростки стали задумываться о профессии для себя, которая даст больше денег, — и здесь речь шла не о том, чтобы возмужать и не зависеть от родителей, а скорее о том, как вытянуть из них больше денег на образование попрестижнее. Интересы у большинства свелись к деньгам. Компьютеры уже были у всех поголовно. Подрабатывать никто особо не спешил. 16-летний сосед изучал четыре языка, включая латынь, побеждал на республиканских олимпиадах, но "максимально живым" чувствовал себя, смакуя с такими же "правильными" сверстниками сцены драк, убийств и приема наркотиков из сериалов, которые российский масскульт множил в ту пору, как на ксероксе… Хотя у попивающей соседки по двору подрастала целеустремленная девочка с застывшим от стыда за нее лицом, как у Дарта Вейдера, которая все же вытягивала из матери деньги на колледж, а по его окончании удрала в Германию, где трудится на двух работах и получает "европейское" высшее образование. 

2010-е. Современные подростки "вырулили" на относительную самостоятельность. Приобрел популярность типаж "Вижу цель — не вижу препятствий". Такие ребята так же требовали от родителей дорогих одежек хотя бы на выпускной, мотивируя наличием у себя уникального стиля, — но безропотно двигались на заработки на тот же рынок или в супермаркет, дабы заработать себе на учебу, если родители не были в силах ее оплачивать. Эти ребята могли весьма четко мотивировать и свое поведение, и пристрастия: к маркам мотороллеров, одежным брендам, телепередачам и тяге к самореализации — 17-летняя дочь приятельницы металась между профессиями актрисы, маркетолога и директора ресторана. Теперь работает продавцом и копит деньги на "прорыв", когда о ней еще все узнают…

2014-й. Подростки неимоверно оснащены технически и полагают, что все проблемы можно решить в Интернете. У них отсутствует эмоциональный "надрыв", как у их родителей — бывших подростков. Как ни парадоксально, Интернет сужает широкие горизонты интересов, долженствующих быть у людей в их возрасте. Приятельница жаловалась на своего 15-летнего сына: "Я вижу его целеустремленным, он и впечатление на людей производит как человек содержательный, а в следующий момент — подводит, неглубоко "копает", поверхностный, ничего не доводит до конца". При этом парень сам выбрал школу, где развивают творческие навыки, и это превалирует над субординированностью; он ходит с друзьями в походы, ночуя в спальнике на берегу моря, посещает тренажерный зал и танцевальную школу. Я ей ответила: "Он у тебя пока созерцатель, поэтому его жизненный опыт его "нирванит", только и всего. Поэтому отпусти его на волю и не требуй, чтобы он разом стал взрослым мужчиной". Другая приятельница, хотя и признает, что компьютер "вытягивает" из 13-летнего сына волю к общению с себе подобными, и он может в жизни хронически ошибаться в людях, тем не менее, с получки заменила ему в компьютере всю "начинку", сама не понимая, зачем это сделала… Теперь сетует: "Может, собаку взять, чтобы приблизить малого к реальной жизни?". 

Ведущий научный сотрудник лаборатории психологии массовой коммуникации и медиаобразования Института социальной и политической психологии НАПН Украины Алексей Баришполец составил типологию потребителей социальной информации среди украинских 10-классников.

Контактеры — это условное название респондентов, наибольшее наслаждение которым приносит непосредственное межличностное общение. Они оказались самой многочисленной группой: 84,1% всех учащихся экспериментальных школ получают наслаждение от общения. Несколько больше общаются девушки, чем парни, городские ребята, чем сельские.

Киноманы — это учащиеся, для которых самым большим наслаждением является просмотр фильмов в кинотеатре. Об этом своем пристрастии заявили 65,1% опрошенных.

Интернавты — приверженцы виртуального общения. Наслаждаются подобным времяпрепровождением 61,2% респондентов.

Телеманы — любители просиживать возле "ящика" и получать удовольствие от просмотра сериалов и телефильмов. Их в массиве респондентов 56,6%, причем девочек почти вдвое больше, чем парней. 

Книголюбы — почитатели художественной литература, представлены среди подростков явно недостаточно широко. Девочек здесь вдвое больше, чем парней, городских учащихся втрое больше, чем сельских. А в общем — всего 32,1% опрошенных.

Лудоманы — это несколько преувеличенное определение, поскольку так называют людей, уже больных игроманией. Но если подростку приносят наибольшее наслаждение компьютерные игры — это уже основной признак зависимости. А ее отметили 29,4% опрошенных, из которых парней впятеро больше, чем девушек. Одинаковую по накалу радость это пристрастие доставляет как городским, так и сельским школьникам.

Весьма печально, что мы перестали быть родителями "самой читающей" нации… А научат ли прочие средства коммуникации выросших детей анализировать, сопоставлять и принимать взрослые решения? Вот вопрос. Да и нужно ли обязательно требовать от подростков взрослых решений?

"Больше всего
на свете подросток
хочет признания"

О психологии и жизненных стратегиях подростков рассказывает практикующий психолог, младший научный сотрудник лаборатории психологии массовой коммуникации и медиаобразования Института социальной и политической психологии НАПНУ Наталия Обухова.

— Подростковый возраст проходит в границах 12—19 лет, хотя сейчас его первые проявления бывают уже в 11 лет. Идет некая эмансипация наших детей, и к этому времени мы сталкиваемся с первым проявлением сопротивления. Ребенок перестает справляться со своим эмоциональным состоянием.

Если "рисовать" социально-психологический портрет подростка, нужно учесть, что одно из чувств, которое он испытывает, — это страх. Страх быть непринятым возрастной социальной группой, к которой он принадлежит в данный момент. Для подростков актуально понятие дружбы. Они самоидентифицируют себя уже не с родителями, а со значимыми для себя людьми, которых сами в социуме выбирают. У подростков уже есть свои убеждения, и любое давление на них вызывает сопротивление.

Я проводила опрос 15-летних подростков и задавала вопрос: "А что же вам нужно, почему вы не слушаете родителей?". Они отвечали, что родители не обращают на них внимания: при том, что родители задают им вопросы, дети отмечают, что при этом они не слышат ответов. Как наладить связь, особенно если ответы детей родителям неинтересны? К тому же, у родителей присутствует страх, что растущий ребенок будет ними манипулировать — так что же, игнорировать его из-за этого?

Когда я задаю вопрос подростку, как ему живется в его возрасте, получаю ответ: "Жуть!". Им очень-очень сложно, потому что они уже не дети и еще не взрослые, они сами в курсе своей "промежуточности", и им нужно помочь повзрослеть. 

Ожидания социума от человека в таком возрасте, как правило, завышены. Подросток хочет сам понимать, что ему нужно делать, и он не научится этому без ошибок, а мы этот процесс научения превращаем в некое постоянное наказание. И отсюда подростковые обманы, недоверие к взрослым, примыкание ко всевозможным субкультурным течениям и сектам.

Подросток идет за пониманием — больше всего в жизни он хочет быть понятым. А понять его родителям сложно. Ведь он отражает все проблемы семьи и является некоей "лакмусовой бумажкой" нашего общества. 

— Каковы ценности у современных подростков?

— Подросток крайне подвержен навязыванию неких стереотипов успешности, культовых ценностей, имеющих в нашем обществе тенденцию к смещению ценностей, которые были у родителей, и те становятся неустойчивыми и "плавающими".

С одной стороны, родители говорят, что нужно учиться, быть интеллигентным. С другой — существует тенденция, что интеллигентным быть немодно, поскольку ты не сможешь пробиться и достичь престижного и денежного статуса в обществе. Живучесть этого мнения подтвердил мой опрос подростков 15—19 лет. Поэтому мы наблюдаем сейчас жесткий слой общества с эгоцентричной направленностью, развиваемой еще в подростковом возрасте. Эгоцентризм подростков — это защитная реакция, во взрослом возрасте он сохраняется, но к нему прибавляется еще убеждение, что человек может добиться в жизни большего, если не будет обращать внимания на чувства других людей. И семейные, и культурные ценности имеют огромное значение для формирования мировоззрения подростка.

Демонстративное поведение детей в подростковом возрасте говорит только о защитной реакции, это немой вопль: "Услышьте меня! Любите меня! Помогите мне!".

Для подростков ценны взаимоотношения, дружба, по большому счету ценны родители, для них чрезвычайно ценно мнение других, ценно и экономическое положение семьи. Для них самая основная ценность — удовлетворение их потребностей. А потребности у подростка таковы: принятие; принятие взрослых; любовь взрослых; материальный достаток; и то, чтобы растущему человеку позволили делать все, что он хочет. 

Если же он не получает удовлетворения своих потребностей, у него происходит внутренний конфликт. 

В первую очередь для подростка важны любовь и принятие родителей, прочие потребности могут смещаться относительно этой. Но в основном удовлетворения этой потребности они и не получают.

Казалось бы, мы так любим своих детей! Но мы не можем достучаться до них, чтобы они об этом узнали. Я задаю вопрос подросткам: "Когда родители наказывают вас, они вас любят?". Подростки отвечают: "Нет!".

Как обвинить вечно занятых родителей? И подростки в цейтноте — для того, чтобы ежедневно выполнить домашнее задание, нужно восемь часов (хотя реально на уроки у подростка уходит часа два). Если мы добавляем "мазки" в социально-психологический портрет подростка — это усталость, глобальная усталость. Баланс между учебой и отдыхом, организация досуга — это то, чем должны заниматься в первую очередь родители. Родители же заняты на работе, и привычку к самоорганизации они у своих детей с шести лет не выработали. А в возрасте 14–16 лет у среднего подростка учеба не относится к числу приоритетов.

За низкой успеваемостью следуют наказания. Недопустимые повышение голоса и рукоприкладство вызывают со стороны подростка только агрессию, снова-таки как защитную реакцию. А здесь нужен родительский контроль — но не диктат. Если же подросток сам берет на себя роль самостоятельного, "вклиниться" в процесс корректировки его убеждений взрослому практически невозможно. А участвовать в жизни своего ребенка необходимо. 

— Подростки — одинокие люди?

— Это социальная изоляция. Когда они находятся "сами в себе", то ищут поддержки у сверстников, но сейчас идет тенденция к тому, что в основном общение происходит через медиа, а виртуальное общение считается "более безопасным". Компьютер — это для подростка "отдушина", там у него время течет по-другому. В Сети он удовлетворяет практически все свои потребности: захотел — купил в игре самолет, дом, захотел — подрался, захотел — встретился с девушкой…

— По-моему, подростки испытывают вселенское одиночество.

— Изначально никто не понимает, что оно вселенское. Оно настолько глубоко спрятано… Агрессивное поведение, неуспеваемость, психосоматика, сложности коммуникации с родителями, учителями и сверстниками — в каждом случае ребенок привлекает к себе внимание тем, что чувствует себя одиноким, непринятым. И когда он начинает принимать любовь родителей, у него уходят симптомы агрессии. Родители должны быть на стороне своего ребенка и вместе с ним. 

— У многих ли людей в подростковом возрасте превалирует поверхностный подход к жизни?

— У многих, и это естественно. Ведь у подростков нет еще достаточного опыта, они только начинают искать свое место в этой жизни. Так что откуда тут глубина? Как мы можем определить, вкусное ли яблоко, если оно неспелое? Нужно подождать, пока характер созреет. И главное, что нужно делать педагогам и родителям — это ждать, поливать, удобрять, любить, и тогда этот "плод" созреет в полноценного члена общества. А мы хотим от подростка всего и сразу.

— Тем более что он такой яркий и раздражающий.

— Эта яркость есть в нас самих, но мы ее "задавили", поскольку уже созрели, и у нас есть механизм саморегуляции. Давайте вспомним себя в подростковом возрасте. Мы все прошли этот этап, а когда дозрели, забыли о нем. И понять, что происходит с подростком, трудно, поскольку для этого нужно мысленно вернуться в тот возраст, прочувствовать его, — а это больно, мы не хотим…

— Подростки не очень-то стремятся в молодежные и детские организации?

— В молодежные течения они действительно стремятся попасть. Довольно много подростков в сектах. Я работала в городской социальной службе. Знаю, что скаутское движение у нас тоже весьма развито — не массово, но качественно, оно охватывает 10–20% подростков, и это образ жизни. В массе у подростков нет времени на активную социальную жизнь. Ребенка нужно привести в организацию, сам он туда не пойдет.

— Подростковый период — кризисное время, хотя вроде бы и не болезнь?

— Родители не хотят иметь проблем с подростками, им хочется, чтобы произошел некий "монтаж", и из маленького послушного ребенка мигом вырос здравый юноша. Следует понимать, что все мы постоянно находимся в кризисе. Важно, чтобы подросток воспринимал свой кризис как этап развития. А то, как мы будем развиваться, как будем идти — вперед или назад, зависит от внутренней составляющей, которая была у нас на момент кризиса.

Поэтому подростков надо любить, лелеять, воспитывать. Но в каждом возрастном периоде, в котором находится ребенок, делать это нужно по-разному. Причем никто не отменял принципа единого воспитания: у нас же все члены семьи дергают подросшего ребенка во все стороны, а тот сопротивляется изо всех сил… Если же сбой в отношениях с родителями произошел у ребенка раньше, то в подростковом возрасте он их уже не услышит. Поэтому таким семьям необходимо обращаться к психологам, социальным педагогам.

— Откуда у нас берутся "подростки-переростки"?

— У одних людей подростковый возраст может закончиться в 18 лет, у иных он может длиться многие годы. Все зависит от различных факторов и внутреннего наполнения человека.Ассоциация с яблоком: насколько солнышка было много, насколько хорошим был полив.

Взрослея, внутри мы остаемся детьми, и если на протяжении жизни не теряем эту часть детского, то приобретаем способность радоваться, быть счастливыми несмотря ни на что. Поэтому подростки не должны отрицать в себе "кусочек детства" — тогда из них вырастают счастливые люди. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 20 июля-26 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно