Медиация: умеют ли украинцы договариваться?

26 мая, 2017, 17:01 Распечатать Выпуск №20, 27 мая-2 июня

В последнее время в Украине все большую популярность приобретает медиация — вид альтернативного урегулирования споров, метод разрешения споров с привлечением посредника (медиатора), помогающего сторонам конфликта наладить процесс коммуникации и проанализировать конфликтную ситуацию таким образом, чтобы они сами смогли избрать вариант решения, который удовлетворял бы интересы и потребности всех участников конфликта.

В последнее время в Украине все большую популярность приобретает медиация — вид альтернативного урегулирования споров, метод разрешения споров с привлечением посредника (медиатора), помогающего сторонам конфликта наладить процесс коммуникации и проанализировать конфликтную ситуацию таким образом, чтобы они сами смогли избрать вариант решения, который удовлетворял бы интересы и потребности всех участников конфликта.

К сожалению, украинцы не умеют договариваться, а если и соглашаются на диалог, то потом зачастую не выполняют договоренности.

Почему же так сложно примириться и какие цели ставят перед собой конфликтующие стороны на медиации?

Рассмотрим медиацию на примерах реальных пар. 

Алевтина и Саша — супруги, родители двух детей. Конфликт: развод, раздел имущества, определение места жительства детей, их содержание и воспитание. 

Позиция Алевтины: за семь лет супружеской жизни она не получила от мужа и его семьи право собственности на их имущество и не стала участником семейного бизнеса. Сама же она долгое время занималась организацией выездов детей-сирот за границу для оздоровления, а потому, имея соответствующие возможности, решила навсегда вместе с детьми выехать из Украины. По мнению Алевтины, Саша должен был полностью обеспечить ее и детей (требования о разделе имущества больше напоминали завещание), после чего навсегда исчезнуть из жизни сыновей, без возможности общаться. 

Позиция Саши: если Алевтина решила уйти, то пусть идет, но дети должны жить в Украине, а если вне ее пределов, то он должен иметь возможность общаться с ними и принимать участие в их воспитании. Проблема в разделе имущества — Саша не мог обеспечить жену и детей в определенном ею объеме. 

Фактически раздел имущества вызвал конфликт, в котором стороны были принципиально категоричны: Саша не давал Алевтине материального обеспечения, которого она от него требовала, а Алевтина не давала ему возможности видеться и общаться с детьми, которых вывезла за границу и там скрывала от отца.

Через два года конфликта, по судебному решению, им назначили обязательную медиацию, но стороны на нее не пришли. Причина — полная потеря доверия друг к другу из-за двухлетнего унижения в судах, соответствующие финансовые потери и четкое понимание того, что каждая сторона достигла желаемого: Алевтина получила обоих детей и фактически единоличную опеку над ними, выехав на постоянное местожительство в другую страну, а Саша получил имущество и сохранил бизнес.

Была ли возможна медиация на начальном этапе? Нет, поскольку у сторон был имущественный конфликт и корыстные цели, к которым они шли обманом. Алевтина с самого начала имела целью выезд с детьми на постоянное место жительства в другую страну, а для этого ей нужно было получить в той стране приют. Она его и получила: приют как возможность избавиться от мужа, отца их общих детей. Саша же на самом деле не был владельцем всего имущества, которое на него было зарегистрировано и на которое рассчитывала Алевтина, поэтому ему пришлось приложить немалые усилия, чтобы защитить имущественные интересы третьих лиц.

Таким образом, медиация не может быть применена в конфликтах, являющихся сознательной провокацией одной из сторон и одним из методов достижения корыстных целей.

Наталья и Игорь — супруги и родители двух девочек. Конфликт: развод, определение места жительства детей, их содержание и воспитание. 

Позиция Натальи: разошлись из-за измен мужа, дети остались с ней, и она фактически их содержит. Имущество поделили добровольно и без особых страстей. Тут есть важный момент: стороны на момент бракосочетания были абсолютно равны по социальному и материальному статусу, поэтому раздел имущества состоялся по схеме: на ком что зарегистрировано, тот то и забирает. Наталья настаивала, чтобы Игорь помогал ей содержать общих детей — платил алименты и суммы дополнительных затрат. Также ей было важно, чтобы дети не общались с партнершами Игоря, пока он официально не разведется и официально не вступит в брак с другой.

Позиция Игоря: он хочет как можно быстрее развестись, не отказывается платить алименты и суммы дополнительных затрат, но в разумных пределах, хочет общаться с детьми и иметь возможность забирать их к себе с ночевкой. Игорь не видит проблемы в своих партнершах, но осознает, что это может отрицательно сказаться на воспитании девочек, поэтому не против, чтобы его встречи с детьми происходили без партнерш.

Принимая во внимание позицию сторон, на первой встрече у адвоката им предложили медиацию. И с первого раза стороны пришли к согласию о содержании и воспитании детей. 

Результат успешной медиации: нотариальный договор между родителями о содержании и воспитании детей и общее заявление в суд о расторжении брака.

Таким образом, медиация в этом конфликте была действенной лишь потому, что стороны до обращения за адвокатской помощью уже в течение года проживали отдельно и наработали приблизительный режим общения друг с другом и с детьми. Стороны конфликта фактически без чьей-либо помощи смогли справиться с эмоциями, прийти к компромиссу в общении, а главное — как родители оставили своим детям детство, не втянув в свой конфликт. Девочки и дальше живут в обычной для них атмосфере, а то, что отец теперь живет отдельно, они воспринимают с пониманием и даже с некоторым удовлетворением, поскольку чувствуют огромную заботу обоих родителей, которые, осознавая за собой вину, стараются как можно лучше обеспечить интересы детей и при этом ничего друг другу не доказывают.

Елена и Алексей — бывшие супруги, родители мальчика. Конфликт: воспитание ребенка. 

Позиция Елены: Алексей отрицательно влияет на ребенка, а потому не должен с ним общаться. Опекать сына хочет одна. Алексей должен лишь платить алименты и суммы дополнительных затрат.

Позиция Алексея: он хочет принимать активное участие в воспитании ребенка, ведь мальчику обязательно нужно отцовское плечо и мужское общение. Считает, что Елена нарочно подговаривает сына против него и чинит препятствия в общении.

Эта пара по рекомендации органа опеки и попечения прошла много курсов медиации, и ситуация каждый раз только ухудшалась: как только устанавливался контакт между отцом и сыном и их связь становилась очевидной, мать усиливала свое влияние и категорически запрещала любое общение. Ситуация закончилась тем, что мальчик начал воспринимать отца как единственное зло в его жизни, категорически отказывался от встреч и на визиты отца реагировал истериками, что привело к ухудшению психического здоровья ребенка. Теперь мальчик нуждается в психиатрической помощи.

Таким образом, медиация в этом конфликте лишь обострила ситуацию, и родители вместо примирения получили больного ребенка. Можно констатировать, что Елена достигла своей цели: ребенок с ней, а Алексей может лишь содержать сына, ибо его участие в воспитании отрицает сам ребенок.

Почему же в этой ситуации медиация не помогла? Потому что обе стороны пренебрежительно отнеслись к каким-либо договоренностям, равно как и к самим медиаторам. Конфликту предшествовали пятилетние договорные отношения. У сторон уже был наихудший из возможных опыт: договоренностей, даже прописанных на бумаге и нотариально заверенных, они не выполняли и никакой ответственности за свои действия не понесли. Фактически и отец, и мать понимали, что при желании можно нарушать любые правила, ведь их выполнение не контролируется, а ответственность за несоблюдение иллюзорная.

И напоследок. Настя и Максим — супруги и родители двух сыновей. 

Конфликт: развод, определение места жительства детей, их содержание и воспитание. Ситуация осложнена тем, что старший сын решил жить с отцом. Последний забрал к себе и младшего и не позволяет матери свободно общаться с ним. 

Позиция Насти: уважая решение старшего сына и учитывая, что все они живут на одной улице, старший должен жить с отцом, а младший — с мамой. В будние дети живут каждый по своему рабочему графику (ходят в школу и садик), а в выходные — вместе, поочередно у одного из родителей.

Позиция Максима: оба сына проживают с ним либо же две недели у отца, а потом две — у матери.

Объявленным позициям предшествовала встреча у медиатора — первая после того, как отец забрал к себе обоих сыновей без согласия матери и полностью ограничил общение с ней. Именно на медиации стороны проговорили свое видение ситуации и констатировали для себя, что никто из них на компромисс не пойдет. 

Результат: дети — с отцом, а мать в судебном порядке будет защищать интересы детей.

Что же помешало Насте и Максиму примириться? Абсолютная потеря доверия к словам и действиям друг друга, желание отомстить и безграничный эгоизм.

Можно приводить много примеров, но очевидно, что украинцы не готовы к медиации из-за низкого уровня правовой культуры и ответственности перед законом. Однако я убеждена, что в семейных спорах стороны просто должны договариваться, ибо война за право быть главным приводит к детским трагедиям, комплексам неполноценности, разрушающим их будущую взрослую личность.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно