Дайте детдомовцу шанс

17 сентября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 17 сентября-23 сентября

Количество детей-сирот в Украине в течение последних 15 лет стабильно удерживается в пределах 90–104 тыс. чел. Только 10% из них находятся под опекой или в приемных семьях, и лишь 5% детей попадают в семьи усыновителей.

Когда мы говорим о евроинтеграции Украины, в первую очередь подразумеваем экономический прогресс, реформы в сфере медицины, образования. А социальные проблемы остаются на втором плане. 

Между тем официальная статистика по-прежнему неутешительна. Количество детей-сирот в Украине в течение последних 15 лет стабильно удерживается в пределах 90–104 тыс. чел. Только 10% из них находятся под опекой или в приемных семьях, и лишь 5% детей попадают в семьи усыновителей. К сожалению, в судьбах детдомовцев в нашей стране вот уже много лет кардинально ничего не меняется. В большинстве случаев ребенок, лишенный родительской опеки, становится узником интерната или детдома. Многие европейские страны пошли по пути избавления от интернатной системы еще
60 лет назад, четко осознав, что несчастливое детство — причина неблагополучия всего общества. В Украине же до сих пор сохраняется один из самых высоких показателей количества интернатов в Европе — более 700...

Нередко интернат становится для ребенка "закрытой зоной", в которой он подвергается насилию со стороны персонала или сверстников. Такой опыт в Украине — у каждого второго интернатовца. Казалось бы, в 18 лет сирота покидает казенный дом и может начать жизнь с чистого листа. Под силу ли это ребенку? Помимо абсолютной неготовности вступить во взрослую жизнь, он часто просто не верит в то, что заслуживает уважения, шанса изменить свою судьбу или построить успешную карьеру. Не потому ли многие подростки в интернатах признаются, что боятся покидать ужасные, но привычные условия? Лишь 16% впоследствии создают собственные семьи, 25% имеют постоянную работу, и всего 1% получает высшее образование. Каждый второй бывший детдомовец прибегает к противоправным действиям, а каждый седьмой предпринимает попытки суицида.

Сегодня Украина тратит ежегодно около 5,7 млрд грн на поддержание интернатной системы, с последствиями деятельности которой затем сама же вступает в изнурительную борьбу. Этот атавизм, видимо, нам дорог как память: интернаты в нашей стране прижились во времена "светлого коммунизма". Дети относились к категории государственной собственности так же, как заводы и пароходы. Но сегодня изменился как исторический контекст, так и актуальный запрос общества: нам нужны думающие, счастливые люди, а не "винтики в большом механизме". Но даже усиленное финансирование интернатов никоим образом не решает проблем, ведь семью невозможно ничем заменить

 "Человечество должно дать детям лучшее, что имеет" — именно так звучит один из тезисов в Конвенции ООН о правах ребенка. Швеция одна из первых в Европе зафиксировала прогрессивные идеи в своем законодательстве и приступила к закрытию детских домов, в Советском союзе впервые стали задумываться об этом только в 80-е прошлого века. О реальных шагах речь еще даже и не шла.

В первую очередь, в Европейских странах ставка была сделана на "превентивную терапию": работа социальных служб была переориентирована на то, чтобы не допустить разлуки ребенка с семьей, если речь идет не о биологическом сиротстве. В Великобритании, Дании, Эстонии представители социальных служб посещают семьи всех новорожденных и при выявлении факторов риска социального сиротства немедленно вовлекают их в профилактическую работу. Однако в некоторых странах действует достаточно жесткое "родительское" законодательство: в Великобритании родители редко бросают детей, так как это считается тяжелым уголовным преступлением. На случай чрезвычайных ситуаций, когда ребенка нужно незамедлительно забрать из семьи, существуют центры, где малыш может проходить реабилитацию не более трех месяцев.

Если сохранить биологическую семью не удается, социальная служба принимает решение о дальнейшем размещении ребенка. Самой распространенной практикой является приемная семья, которая готова оказать психологическую помощь ребенку. Параллельно занимаются "перевоспитанием" биологических родителей, в том числе и за счет положительного примера приемной семьи. Метод весьма результативен: в Великобритании 85% детей возвращаются в свои семьи после пребывания в приемных. В некоторых странах реабилитацией неблагополучной семьи не занимаются, и ребенок находится во временной семье до момента, пока его не усыновят.

В Голландии маме, попавшей в поле зрения социальных служб, вряд ли можно позавидовать: школа, медики и соседи отрапортуют в соцслужбу при малейшем подозрении на ненадлежащий уход, а соцработники возьмут под контроль каждый дальнейший шаг "подозреваемой". В Германии — другая ситуация; права родителей имеют больший вес, лишить немца родительских прав по закону довольно сложно. Но независимо от разницы в методах, базовый принцип во всех странах Европы остается одинаковым: воссоединение ребенка с кровной семьей — первично, а главные инструменты в этом процессе — психологическая помощь ребенку и социальная поддержка семьи.

Говоря о реформации системы охраны детства в Украине, речь, разумеется, не идет только о ликвидации интернатов. Вполне очевидно, что без изменений во всех сферах жизни не обойтись, ведь сиротство — комплексное явление со своими причинами и последствиями. В нашей стране только 5% детей являются биологическими сиротами, 95% из них — это социальные сироты. Чем хуже обстоят дела в социальной сфере (алкоголизм, бедность, отсутствие доступа к качественной медицине и т.д.), тем больше детей впоследствии оказывается в интернатах. Весь парадокс заключается в том, что, не осуществив реформу интернатной системы, государство будет продолжать находиться "в ее заложниках": интернаты поглощают в три—шесть раз больше средств, чем могла бы обойтись материальная поддержка неблагополучных семей, оплата услуг профессиональных приемных родителей и подготовка квалифицированных соцработников. 

Реформаторский замысел стоит на "четырех китах": политическая воля, профессиональные знания, инвестиции и активное подключение социума. В европейских государствах именно общественные организации сыграли ключевую роль в расформировании интернатов, оказывая давление на политиков. В нашей стране подобное движение также набирает обороты: международная кампания "Открываем двери детям", проводимая в 12 странах ЕС, уже несколько лет действует и в Украине, имеет существенную поддержку европарламентариев, информирует общество о вреде интернатов, помогает их выпускникам, занимается профподготовкой соцработников. 

Колоссальную работу в борьбе за детей проводят не только крупные общественные организации, но и обычные люди. В Украине есть несколько сотен детских домов семейного типа. Такое явление в нашей стране — это исключительно дело энтузиастов, их героическая самоотдача. И как это ни печально, в реальности современная система органов опеки для них — это больше препятствие, нежели попутный ветер. 

На сегодняшний день более 1800 граждан в Украине стоят в очереди на усыновление ребенка, еще большее количество могут и хотят быть опекунами и приемными родителями. Дойти до финиша, успешно преодолев дистанцию от кабинетов госслужащих до законного принятия ребенка в семью, удается, к сожалению, только самым настойчивым. 

О своем опыте рассказывает мама-воспитатель детского дома семейного типа Анна Горячкина из Луганска: 

"Я, конечно, не политик, не профессиональный педагог и не юрист... Я просто мама. Мама 12 детей. Восемь из которых приемные. И я не понаслышке знаю, сколько физических и душевных ран получили мои дети в интернатах. Причем в интернатах, детских домах и приютах областного значения. То есть далеко не заброшенных и бедных. Мне довелось услышать от моих детей много разных историй и о "недобрых дядях и тетях", и о "добрых". Одна из моих старших дочерей сказала: "Мам, я не верила им, когда они говорили, что любят меня. Потому что после работы они шли к своим детям. А меня к себе забрать не хотели...".

Первые дети попали к нам прямо с улицы, где они жили два года, периодически попадая в приют, — продолжает свой рассказ Анна. — Сразу же, как только дети пришли к нам, мы обратились в службу по делам детей и сказали, что хотим взять их в нашу семью. Нам нужна была юридическая и психологическая помощь, поддержка специалистов службы. Полтора года понадобилось, чтобы я стала официальным опекуном. Сама находила юристов, обивала пороги всевозможных инстанций. Больно и горько от такого отношения тех, кто поставлен защищать интересы детей. И это просто крик души! Помогите нам, и детей в интернатах станет гораздо меньше или не станет совсем!".

Помимо бюрократической волокиты родители-воспитатели несут на себе и большую часть бремени по материальному обеспечению детей. Конечно, государство предоставляет выплаты на каждого ребенка, но едва ли за этот счет можно решить основную проблему, из-за которой приемные родители часто получают отказ на дальнейшее усыновление или опеку. Именно отсутствие собственных законных квадратных метров сдерживает и семью Анны от того, чтобы помочь еще нескольким малышам обрести любящую семью. К тому же, судьба вынудила их оставить в охваченном войной городе все, что с большим трудом наживалось ради детей:

"В Луганске муж построил своими руками двухэтажный дом, чтобы детям было тепло, просторно и уютно. Большие окна, теплый пол. Детские спальни, столовая, большая игровая, маленький спортзал... мы готовились принять еще четверых деток в семью. Но не успели... Беда постучалась не только в дом, но и в родную страну. 25 марта позапрошлого года мы высказали свою гражданскую позицию в социальном ролике, который назывался "Україна — наша родина, Україна єдина!". На следующий день нам позвонили с угрозой забрать у нас детей как у неблагонадежных родителей. Мы долго не думали, посадили в наш маленький бус шестерых малышей, взяли самое необходимое и уехали из Луганска. Нас приютили в Черкасской области в благотворительном центре "Отчий дом". Мы благодарны всем, кто принял участие в судьбе нашей семьи. Сейчас мы живем временно в нормальных условиях в Мукачево, но не оставляем желание стать семьей еще для четверых детей. Мы консультировались по этому поводу, но поскольку теперь сами "бомжи", наши шансы невелики. Частенько в наш адрес можно услышать и такое: "Вы ж лопатой деньги гребете!". На что я уже с улыбкой отвечаю: "А может и вам взяться за "лопату", если это так выгодно материально?". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно