Человек с ключом на шее

22 марта, 16:39 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-29 марта

Воспитание самостоятельности.  

Когда я вспоминаю детство, в голове всплывают разные образы-символы, которые в памяти уже никогда не сотрутся, ибо стали уже практически символами эпохи. 

Символ крутой музыки — бобинный магнитофон соседа, с которого я впервые услышала Высоцкого, Pink Floyd, Led Zeppelin и Scorpions. Символ домашнего уюта и достатка — настенный ковер и хрусталь в серванте. Символ "шары" — автомат с газированной водой. А вот символом самостоятельности ребенка стал ключ на шее, который лично у меня был и знаменовал то, что я — ребенок ответственный.

Именно появление ключа на шее становилось для тинейджера моего детства важным шагом ко взрослости, тем инициирующим элементом, который почти автоматически включал ответственность и гордость за доверие. Это доверие, конечно же, сопровождалось долгой родительской инструкцией, что и как с этим ключом делать можно, а что строго запрещено. Ведь несмотря на очевидность и толщину веревочки, ключ все-таки принято было прятать, даже переодеваясь на физкультуру, чтобы недоброжелатели не обнаружили его и не догадались, что ты бываешь дома один. И я прятала его под майкой, как коммунист — нательный крест. Крахом родительского доверия была потеря этого ключа, что со мной случалась дважды. Для более зажиточных семей потеря ключа сопровождалась сменой замков и серьезным наказанием. Мне это сходило с рук. И все-таки я гордилась ключом на шее…

Символом современных детей, вероятнее всего, станет смартфон, который вместе с зависимостью от Сети принес с собой и другую — зависимость от наличия постоянной связи с родителями и возможности мониторинга ими геолокации ребенка. Невидимой пуповиной тянется к мобильному телефону наших детей сигнал от телефона их родителей. И не дай Бог телефон ребенка окажется разряжен или отключен! Все поисковые службы будут подняты по тревоге, и все это надолго станет той точкой недоверия, символом тревоги, ужасом родительских снов. Даже страшно подумать, что в моем детстве сигнал был значительно громче, и звучал он для всего двора: "Катя, домой!" И попробуй не выполнить — свидетелей полный двор: напомнят, повторят, пристыдят.

Но родители в жизни детей присутствуют не только незримо, они буквально прорастают своими корнями в школу — бродят вокруг, организовывают тусовки, вайбер-группы, заполоняют собой школьные кафе, не давая ребенку даже в стенах школы оторваться от родительского контроля и обрести хоть какую-то самостоятельность. Родители следят за детьми в соцсетях, мониторят Инстаграм, исследуют детские смартфоны и планшеты, надевают им часы с прослушкой. Это ненадолго успокаивает взрослых, но никак не способствует ни самостоятельности, ни доверию, ни умению принимать независимые решения. В то же самое время, находясь рядом с детьми, родители практически ими не интересуются, и их стабилизирует только физическое присутствие ребенка в поле зрения, без непосредственного участия в его воспитании и развитии в этот момент. А родительская роль часто сводится только к необходимости накормить и одеть. Дети это чувствуют и пытаются "возбудить" родителя, исчезая или сознательно провоцируя на тревогу. Практически это единственная для них возможность сохранить фокус родительского внимания на себе. 

Часто присутствует попустительская, противоречивая модель воспитания, когда ребенку якобы позволено быть самостоятельным, но любые его "неправильные действия" строго караются, исключая для него право на ошибку. Вседозволенность тоже не способствует самостоятельности — когда ребенку позволено все, это не дает ему понимания правил и границ, являющихся основой безопасности. 

Может, современным детям не слишком удается самостоятельность, ведь у них практически не осталось времени для бесконтрольного общения, своеобразной "игры со спичками", они уже не прыгают с крыш гаражей, не ловят лягушек и не имеют секретиков со стеклышком. Они живут под камерами и микрофонами их тревожных родителей. Они не умеют напрягаться, чтобы не утратить бдительность, но они и не могут расслабиться, поскольку все время под наблюдением. Не позавидуешь ни им, ни их встревоженным родителям.

Я уверена в том, и всегда буду утверждать, что гораздо правильнее и надежнее обучить ребенка правилам безопасности, чем обвешать его следящими гаджетами, которые опытный мошенник снимет с ребенка за пять минут. Только тот ребенок, который точно понимает, что люди делятся на "своих" и "чужих", что взрослым можно и нужно отказывать, не выполняя их "странные" просьбы, что не все взрослые желают детям добра, действительно имеет шансы обрести самостоятельность и не быть подвергнутым обману или насилию. 

Я недавно пыталась проводить небольшое исследование, результаты которого меня сильно разочаровали. Я просила детей ударить меня по руке. Приблизительно половина детей послушно била меня по руке, иногда даже довольно больно, не беспокоясь о целесообразности моей просьбы, действуя по принципу: "Все, что говорит взрослый, — истина". Но меня радовала та половина, которая задавала законный вопрос: "Зачем?" Ведь именно с этого вопроса начинается критическое мышление, именно этот вопрос делает ребенка с точки зрения взрослых "неудобным" и "непослушным". Но именно этот вопрос может избавить ребенка от шанса стать управляемым орудием в руках не слишком порядочных взрослых и других детей, стать насильником или жертвой, стать тем, кто потом будет участвовать в буллинге только потому, что так хочет большинство или этого хотят взрослые. Я радуюсь детским вопросам, определяющим целесообразность действий ребенка, позволяющим ему думать и делать выбор, дающим ему возможность все-таки стать самостоятельным, принимать независимые решения, быть критичным, быть, в конце концов, собой. 

Это не значит, что ребенок не должен слушаться родителей, ведь именно с послушания и выполнения правил и начинается путь к самостоятельности. Но, как минимум, родительские послания не должны быть противоречивыми, нелогичными, не должны демонстрировать недоверие к ребенку, не должны его унижать. Из послушания естественным образом прорастают хорошие привычки, которые потом послужат естественным проявлением самостоятельности. 

Как-то в детстве я тушила "пожар". Признаюсь, что пожар был, скорее всего, надуман мною. Огонь был вполне настоящий — горела куча листьев, но вероятность реального пожара была, как мне теперь кажется, ничтожно мала. Какой-то ленивый дворник избавлялся от мусора, но оказалось, что это происходило в непосредственной близости от огромного тюка ваты, которая предназначалась для окутывания каких-то труб. Мне было всего десять, и я была уверена, что эта вата загорится и я, как настоящая пионерка, просто обязана предотвратить надвигающуюся трагедию. Я приняла решение: для борьбы с беспределом, я привлекла какого-то мужчину, который, как ни странно, проникся моей тревогой и принес ведро воды из ближайшей колонки. Потушив "пожар" и поблагодарив дядечку, я с чистой совестью пошла домой. 

Что-то в нас "тех" было все-таки иначе. Мы могли и делали. Мы как-то реже "стеснялись". Мы не ждали маму с работы, чтобы "спросить разрешения", мы знали, что точно нельзя, а что можно, и это навсегда осталось с нами, как "спички детям не игрушка". Но почему мы сами, такие вполне самостоятельные, выращиваем поколение с объективно проявленной "выученной беспомощностью"? 

Столько уже написано и издано психологической литературы, про "как не надо", но это не мешает нашей родительской тревоге расти и расти. В каких глубинах она таилась и почему так причудливо выскочила, как чертик из табакерки? Очень часто матери жалуются мне на то, что они боятся доверить ребенка даже отцу, ведь он, конечно, не покормит вовремя, не наденет шапку, не уследит, не справится… За всем нужно следить, везде нужен контроль — не расслабиться, не выдохнуть, не отпустить. Гиперопека — характерная черта нашего времени, формат, без которого жить спокойно никак не получается, но и с ним не слишком спокойно.

И, возможно, все начинается с родительского "давай лучше я, ты не справишься" или со "взрослых нужно слушаться", а может, и с "а тебя не спрашивали" и "тебе права голоса не давали". Подразумевается, конечно же, то, что слушать нужно родителей, но не учитывается, что для ребенка это формула в общем-то про всех взрослых. Ребенок усваивает: инициатива наказуема, "слушаться" — главная его добродетель, выбирать и решать может только взрослый, твое мнение никого не интересует. 

А ведь так несложно научить ребенка правилам безопасности, давая ему возможность что-то делать самому, научив его правилу, не разговаривать с незнакомцами, не открывать дверь чужим, уходить из опасных мест, даже если этим местом оказался собственный дом, не говорить правду о себе незнакомцам, не общаться в Сети с кем попало, определять безопасные места и безопасных людей, не брать из рук чужих никаких вещей и еды. Простые, казалось бы, правила, а как трудно даются родителям! Проще поставить охрану.

Как ни странно, но на этом фоне растет число родителей, которые оставляют малолетних детей в опасности. Вот обратная сторона этой медали. Страшная сторона. Дети остаются дома одни за железными дверями, которые при всем желании не смогут открыть, без питья и еды, в закрытых автомобилях, оставленных на солнце, в колясках возле магазинов у отошедших "на секундочку" родителей. Дети, оставленные в опасности, впоследствии страдают от нарушения привязанности, часто истерично цепляются за маму, проявляют тревогу, не исследуют новое пространство, замыкаются, пытаются всячески раздражать родителей, чтобы обратить на себя внимание. В подростковом возрасте ведут себя провокативно, заставляя окружающих доказывать им свою любовь или заставляют себя "уважать и бояться", применяя манипуляции и физическую силу.

Выбирая гиперопеку, родители тоже рискуют получить человека, чье мнение будет постоянно зависеть от каких-то авторитетов, которому будет сложно строить личные отношения, развивать партнерство, ведь он всегда зависел он решения тех, кто "знает, как лучше", а значит, будет искать во взрослой жизни тех, кто укажет, как поступать. 

Важно понять, что детская самостоятельность — это актуальная необходимость, гарантия умения адаптироваться к любой меняющейся ситуации, гарантия своевременной сепарации, гарантия взросления. Это требует от нас невероятного терпения, последовательности, веры в свои и его силы, уважения к личности ребенка. Самостоятельность — это не только способность ставить цели и делать выбор, но и способность нести ответственность за нее, оплачивая эту способность собственными психологическими и материальными ресурсами. И обеспечить ребенка этими ресурсами — наша родительская задача.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Надя Рыбка Надя Рыбка 26 березня, 15:28 Всё хорошо в меру, в преславутой "советской" самостоятельности тоже мало чего хорошего. Такие люди в основном выросли неэмпатичные, для них нет ничего ужаснее, чем выпасть из системы, и конфликты они по-прежнему разрешают на уровне своих шести лет на уровне двора потому что родители их этому не учили, а учил двор, где они фактически и воспитывались. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №19, 25 мая-31 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно