Почему буксует театральная реформа?

14 марта, 2015, 17:21 Распечатать

Когда в последний раз громко говорили о реформе в театре? Следует признать: заметные реформы здесь проводили еще большевики. Пришли и построили. Всех.  

 

Призрак бродит по театрам. Призрак реформирования. Министерство культуры Украины еще в начале года инициировало создание рабочей группы по вопросам реформирования театрального дела (в состав группы вошли, в основном, руководители государственных театров). И вот некоторые неравнодушные люди регулярно пишут мне в личку или на "мыло": почему ничего не делается, почему реформа забуксовала, так и не стартовав? Как будто бы всем нам дано объяснить неразрешимые тайны мироздания, к числу которых, несомненно, отнесем и реформу. 

Чего же ты хочешь?

Романтически настроенные театральные активисты (это слово теперь модно не только в политической среде) предполагают под реформой (лат. reform — изменять) некое кардинальное переформатирование парадигмы театральных отношений. Как внутри, так и вне. 

Они требуют: долой репертуарные театры, да здравствует проектный авангардный театр! И мотивируют подобный душевный порыв затяжной рецессией именно репертуарного нашего театра, как основы основ сценического бытия. 

Такая позиция, кстати, во многом адекватна. Поскольку "одичание" репертуарной театральной провинции (в частности) раньше хотя бы веселило, теперь — пугает. Заглянешь в какой-нибудь титулованный академический провинциальный театр и теряешься — то ли машину времени у них заклинило, то ли прежде крепчавший маразм стал тотально победоносным? 

Как известно, в Украине более 120 государственных театров. И из года в год рука не устает выстукивать на клавиатуре: "Что же вы творите?" 

В то время, как те самые активисты подразумевают под "реформой" операцию чисто хирургическую. Сняли одного начальника и водрузили на его место иного (тело молодое). 

Но это, право, дилетантские штучки. Иногда это шило на мыло. Некоторые "молодые волки" ничем не лучше отдельных "старых шакалов". (Когда цель у них одна: грабить награбленное и добивать живое (искусство). 

Однако разные неравнодушные люди едины во мнении: в театральном хозяйстве пора хотя бы определиться — с конкретными очертаниями и поступательными шагами этой самой реформы. Например, с особенностями изменения системы оплаты труда (отказавшись, например, от уравниловки и в то же время не оставляя трагический финансовый зазор между бюджетами Национальных и муниципальных коллективов). "Надо что-то решать!", — звучит отовсюду. Хотя реформа, как таковая, не всем нужна и не всем выгодна. Потому-то она и буксует. В системе нынешних координат жить-творить — кому-то комфортно, а кому-то даже выгодно. А что же день грядущий нам готовит? Да кто его знает, сам день об этом не догадывается… 

Вообще, если оглянуться и спросить: когда в последний раз громко говорили о реформе в театре?.. То отбрасывая врЕменные обновления и ситуативную косметику, следует признать: заметные реформы здесь проводили еще большевики. Пришли и построили. Всех. Национализировали, коллективизировали, советизировали. 

 

Заметный реформаторский реверанс в нашем театральном деле можно вспомнить, пожалуй, из времен раннего Л.Кучмы. Тогда украинские театры условно поделили на "белых" и "негров". "Национальные" стали обладателями кармических бюджетов, всем остальным был предопределен сухой паек. Тогда же с советским натиском меняли "неугодных" главных режиссеров, переписывая театральную документацию… (Обо всем этом "реформировании" мог бы подробно рассказать, например, Дмитрий Владимирович). 

Собственно говоря, и сегодня наш театр существует в системе советских правил "дорожного движения". А новые времена (нулевые) мало что изменили — как в законодательных механизмах, так и в кадровых 
иерархиях. 

В советском театре, при этом, не все было плохо. Советский театр целому миру дал недосягаемые образцы актерского и режиссерского искусства. При этом предполагалась (и была таковой) жестко выстроенная вертикальная идеологическая театральная система. Внутри которой отдельные честные талантливые художники либо задыхались (как Л.Курбас или А.Эфрос), либо приноравливались (примеров множество). 

25 лет здесь у нас далеко не всем интересны теории и практики зарубежного театрального строительства. А как там в Польше? А как во Франции? Где, между прочим, тоже успешно функционирует Министерство культуры, где директора театров занимают свои должности согласно контрактам и предопределенным срокам. Может, это слишком наивно, но мне кажется, что прежде чем развивать общественную дискуссию относительно наших реформ, неплохо бы публично и системно (с просветительским уклоном) поговорить на вышеобозначенную тему: опыт современного европейского театра, его модели, формы и перспективы. 

Полагаете, о подобных моделях знают в Хмельницком, Житомире, Кривом Роге, Полтаве? (А, может быть, они даже знают кто такой Ханс-Тис Леман?) 

Еще и по этой причине по-своему правы оппоненты репертуарных шаблонов: хмельницко-житомирско-криворожско-полтавский репертуарный театр не очень здоров, его надо как-то лечить… 

Но лечить — не значит прикончить. Подразумевать под реформированием только лишь ликвидацию, значит — иметь на плечах слишком горячую голову, значит — не знать истории, значит — завидовать другим. 

Живой образец репертуарного украинского театра — заветная мечта не одного поколения великих театральных предков-скитальцев. Мечтавших о театре-Доме. Естественно, не их вина в том, что некоторые потомки впоследствии превратили этот Дом в… Да кто во что горазд. Кто — в музей. Кто — в бордель. Кто — в семейный склеп. Кто — в сферу обслуживания. 

В последней структуре (сфера обслуживания), как правило, днем играют свадьбы (или "похороны"), а вечером коммерческие спектакли про адюльтер, вдыхая в антракте запахи чеснока еще с дневной гулянки.

Проблему необходимости реформирования театрального направления также подогревает то и дело вспыхивающая риторика о наметившемся конфликте поколений. "Новые" уже выросли, "старые" даже не собираются освобождать насиженные места. 

Конфликт подобный — все-таки — еще и форма жизнеутверждения в соцсетях. (Ты сначала что-нибудь на коврике поставь, а затем снимай с работы). 

Тем более, что физический возраст в театральном деле (режиссуре, а тем более актерском искусстве) определяющую роль играет не всегда. Примеры поздних спектаклей Стрелера, Висконти, Любимова, а у нас, например, Митницкого ("Три сестры") — свидетельство того, что в театральном искусстве можно быть вечно молодым "вне" паспортных данных. 

"Реформы надо проводить в белых перчатках. Театр — тончайшая субстанция, тут надо быть очень жестким и одновременно мягким", — сказал один умный режиссер из ближнего зарубежья. 

В общем, реформы проводить надо. Но было бы главное. Что? 

И вот это "что" постоянно ускользает из наших дискуссий на тему призрака реформирования. 

Естественно, это "что" так просто не внедрить в сферу законодательства или управления. Но это "что" — значимо. 

Это — талант. 

Разбитые копья, исписанные страницы, нужные или ненужные документы, то есть все попытки что-либо изменить к лучшему явно должны преследовать только одну цель. Выявить и поддержать талант. В столице или в провинции. Не упустить его. Не дать возможность "перевербовать" сериалу или шоу-бизнесу. 

При этом, правда, так же важно "кто" этот талант выявляет. Помню, как однажды сказал Б.Ступка: "Тільки талановита людина і може відкрити та підтримати інший талант…". 

Поэтому снова и снова, говоря о реформе, упираемся в один и тот же столб. На котором два указателя. 

Первый путь (вид сверху) — реформа как усовершенствование театрального дела через законодательные инициативы, то есть утверждение контрактной системы etc. 

Второй путь (вид снизу) — линия гуманитарной поддержки талантливых людей театра: тех, кому непросто пробиться, но сделать это необходимо — так, как давно необходимо обновление сценического ландшафта. 

Вид снизу — важнейший реформаторский ракурс. Не "акты" и не "указы", спущенные сверху (с улицы И.Франко, оттуда, где Минкульт), способны что-либо заметно усовершенствовать в театральном деле. Развивает процесс, в основном, энергия, инициативность, талант — то, что "снизу". 

В свое время известный украинский критик Петр Рулин написал: "Реформаторы приходят в столичные театры не из многочисленных театральных школ, а из дебрей провинции…". 

В другую эпоху ему вторил писатель Юрий Смолич: "И 
К.Станиславский в России, и Л.Курбас в Украине начинали свой путь в театре не из профессиональных школ, а с аматорства… Может быть, именно поэтому — именно поэтому — в сопротивлении утвердившейся столичной рутине они и стали реформаторами современного им театра…". 

Мысль понятна. Нужно не только инициировать законодательные реформаторские акты — это само собой разумеется. Необходимо расслышать голоса тех, кто хотя бы пытается что-то артикулировать. Вне системы, вне столичного сценического комфорта. То есть тех, кому реформы, может быть, необходимы — в первую очередь. 

Услышим ли их голоса? Или и там уже все давно онемели? 

Что предлагают "обстоятельства"?

А тем временем, за последние лет 15, в театральном мире (если использовать формулу К.Станиславского) действительно заметно изменились "предлагаемые обстоятельства. И вот лишь некоторые из них. 

1) Окрепла и научно оформилась идея "мой театр — моя крепость". Предполагающая со стороны утвердившихся руководителей практику театра-ареала. Сами его очертим, сами все поставим и пока никого не пустим. Например у меня есть одна светлая мечта: увидеть в афише одного из киевских академических музыкальных театров "иные" фамилии постановщиков… Помимо одной-единственной, для которой театр — только крепость. Это же касается и оперы, и оперетты. А также драмы и трагедии. 

2) Количество театральных школ, факультетов (прочих подобных образовательных "образований") стало увеличиваться в геометрической прогрессии. Фактор количества никак не отражается на факторе успешности. Гениев больше не стало. Их не стало вообще. Обучают (часто) те, кто вообще не создал даже дырки от бублика в сценическом искусстве. А обучаются (часто) те, кто способен радостно заплатить за удовольствие. Система театрального образования, как мельница перемалывает зерно, выпуская в основном стандартным актеров для конвейерного сериального производства. 

3) Все-таки появились, несмотря ни на что (и вопреки всему) и некоторые новые формы, и даже новые драмы. Самоорганизовался планктон молодых театральных активистов (драматургов и режиссеров), которым тоже нужно место. В этой среде есть и талантливые люди. Некоторые имена — в СМИ и на устах. Они много работают. Судя по всему, они и будут реализовывать заветы Ивана Франко: "Лупайте сю скалу!". 

4) Отдельные креативные функции наших финансово ослабших творческих союзов в новых предлагаемых обстоятельствах как бы перехватили зарубежные институции. По-прежнему актуален лозунг О.Бендера "Заграница нам поможет!". На Подол — в Британский Совет или в Гете-институт — не зарастает театральная тропа. На этой территории — вечный май. Для некоторых активистов такой неиссякаемый источник — не только возможность "поехать на фестиваль", но и поставить: здесь и сейчас. За неимением других источников. Поскольку местный бизнес по-прежнему слеп, глух и нем — к театру, в частности. 

5) Прилив и отлив… С одной стороны, уже давно за границей прежние реформаторы, подобные сверхактивному А.Жолдаку. С другой стороны, патриотические мотивы удерживают на родине отдельных лидеров проектного поставангардного продюсерского театра, таких как В.Троицкий. И общественный вес таких самостоятельных креативных фигур, судя по всему, со временем будет только возрастать. 

…Размышляя об этих и других "предлагаемых обстоятельствах" (в связи с призраком реформы), народный депутат и первый заместитель главы Комитета по вопросам культуры и духовности в Раде Ирина Подоляк говорит, что в Украине можно и нужно эффективно реализовать разные театральные модели. Как репертуарную, так и продюсерскую. При этом депутат настаивает на серьезном аудите деятельности украинских театров… 

Не сомневаюсь, результаты подобного аудита могут оказаться пострашней отдельных повестей Н.Гоголя. Однако без понимания целостной картины бытия — что реформировать? 

Некоторые депутаты, комментируя ZN.UA ту же тему призрака реформ, говорят, что театры должны расслабиться и не уповать только на государственное финансирование: надо искать дополнительные источники! Вопрос вдогонку: где закон о меценатстве? 

И еще один важный тезис из недр Комитета по вопросам культуры и духовности (перекликающийся с моим акцентом на таланте): государство должно вкладывать средства не только в здания и реквизит, а в первую очередь — в имена, в успешные команды. 

Что предлагают в "группе"? 

На уровне идей и предложений, уже озвученных рабочей группой по вопросам реформирования театрального дела в Минкульте, очерчено следующее: а) реализация контрактной системы; б) реформирование системы оплаты труда с учетом конкретного вклада того или иного творца в деятельность театра; в) грантовая поддержка: создание общенационального фонда, который может поддерживать проекты альтернативных труп и независимых компаний; г) снятие с театров налоговых обязательств (ПДС, налог на прибыль, налог на землю, налог на имущество); д) система инициатив (и их практическая реализация), связанная с созданием новых театральных центров, независимых сцен, где на конкурентной основе могли бы состояться сценические и просветительские проекты, которые будут стимулировать молодежь, открывать новые имена… И это далеко не все. 

Что предлагают "извне"? 

Некоторые тезисы относительно возможных театральных реформ, сформулированные по моей просьбе львовским продюсером Оксаной Дудко, уже обрели популярность в Сети. Поэтому — лишь избранное из ее инициатив. 

— Разработка видения развития/реформирования театра на 20 лет. То есть, введение в правовое поле других форм театра, кроме государственного; создание условий равного доступа к ресурсам; привлечение экспертов (в том числе внешних); определение театра в общей стратегии развития культуры.

— Открытые конкурсы с независимыми экспертными комиссиями и прозрачными критериями: конкурс на театральные постановки среди всех театров; специальная программа поддержки независимого театра; конкурс на постановку пьес украинских драматургов; конкурс на постановки в областных театрах; конкурс на обновление театральной инфраструктуры; конкурс на развитие коммуникации театр—местная община; копродукции между театрами, привлечение актеров (режиссеров) из других театров; сотрудничество государственного и негосударственного театра/общественных организаций/независимых художников; приоритет для постановок, сопровождающихся специальными образовательными программами; приоритет проектам, привлекающим местные общины.

— Создание правовых условий для коммерческой деятельности театров (производства собственных магазинов и кафе и т.д. для заработка на нужды театров).

— Открытые конкурсы на должности директоров/художественных руководителей театров с независимыми экспертными комиссиями, прозрачными критериями отбора. Основой для победы в конкурсе является представление стратегического плана развития театра/художественной программы.

— Ликвидация СТД. Передача ресурсов СТД на конкурсной основе другим театральным институтам.

— Создание налоговых льгот для маркетинговых, PR-агентств, юридических фирм, соглашающихся на некоммерческих условиях работать с театрами.

— Проведение независимых аудитов театров. По их результатам увольнение большей части работников. Набор молодых менеджеров с европейским опытом работы.

— Внедрение в перечень профессий новых (например, драматурга, менеджера сцены и др.).

— Создание нескольких постоянных резиденций для актеров/режиссеров/кураторов и др. (в том числе иностранных).

— Просмотр должностных обязанностей в театрах, упорядочение их в соответствии с современными потребностями…

P.S. "Почему у них нет занавеса?", — недоумевал Киса. "Ищут". — "Что, занавес?!" — "Они вообще в поиске..." 
(И.Ильф, Е.Петров)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >