Между Мюнхеном и Минском: Украина меняет пространство на время

17 февраля, 2016, 12:53 Распечатать

Мюнхенская конференция по безопасности в этот раз никому не подарила чувство победителя. Если в прошлом году президент Украины получил здесь безоговорочную территорию комфорта, то теперь аплодисменты украинскому лидеру, несмотря на качественный, аргументировано-эмоциональный спич, были явно избирательными.

© Сайт президента Украины

Сами хозяева стремились придать действу дух общей ответственности: "Что нам сегодня нужно — так это общие ответы, лучшее глобальное управление через границы, больше солидарности, больше интеграции, больше сотрудничества внутри и вокруг ЕС. Нам нужно больше ЕС", — подчеркнул председатель Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер.

Россияне, наоборот, приехали в Баварию с выразительно конфронтационным месседжем, угрожали холодной и горячей войной, чем удивили разве что тех, кто все еще наивно верит в то, что Медведев и Путин представляют разные смысловые версии российской политики. Представители РФ любого ранга на таких встречах продолжают вести себя пренебрежительно, с демонстративным чувством превосходства над всеми, и таким образом, особо этим не проникаясь, выстраивают психологическую стену между собой и остальным миром. А зачем? "Придут, сами попросят и предложат", — цитирует Медведев фразу Булгакова. Царят расчеты на то, что Запад не выдержит и капитулирует, а Украина потерпит крах.

Америку представляли Джон Керри и Виктория Нуланд, и этого было заметно мало на фоне прежней традиции, когда Мюнхенская конференция была в первую очередь трансатлантическим мероприятием. В этот раз американцы были такими же гостями, как и россияне, тогда как Европа предстала перед глазами далеко не монолитом, а сообществом в кризисе, выход из которого пока не очевиден. Поэтому и поддержка Украины выглядела теперь осторожной и стеснительной, а иногда перемежевывалась с усталостью и раздражением, повод для чего, разумеется, давала сама Украина.

Украина, хотя и была представлена достойно — как лидером государства, так и членами правительства, парламентариями и аналитиками — однако ожидаемо попала под давление, обусловленное и пробуксовыванием реформ, и очевидным, все более нескрываемым нежеланием продвигать со своей стороны "политическую" часть Минских договоренностей, по крайней мере, пока не будет выполнена "военно-безопасностная" часть.

Россияне во главе с "путинским пейджером" Медведевым в чекистском духе воспользовались психологической уязвимостью земли-хозяйки мероприятия Баварии, еще не пришедшей в себя после травматической встречи с нашествием мигрантов, и повели атаку на остатки ощущения безопасности и комфорта "старой Европы". Премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер в начале февраля в Москве уже публично подчеркивал, что "без России невозможно решить мировые проблемы", поэтому российской делегации важно было развить волну успеха. Путин жаждет отомстить Меркель за ее позицию на протяжении двух последних лет и активно помогает расшатывать немецкую лодку, заигрывая как с традиционными ее оппонентами (а сейчас коалиционными партнерами) — социал-демократами, так и с традиционными союзниками, а нынче критиками ее миграционной политики — баварским ХСС.

Подключение конформистских кругов немецкого бизнеса на этом фоне уже никого не удивляли. Глава Восточного комитета немецкой экономики Вольфганг Бюхеле на встрече с Медведевым жаловался на то, что "немецкий бизнес второй год подряд теряет свои позиции в России, и их сразу же захватывают конкуренты". Более важно, что аргументом в пользу исправления ситуации для Бюхеле и его единомышленников являются обвинения Украины в общей ответственности за невыполнение Минских соглашений: "Сейчас мы наблюдаем, что Украина в том числе не выполняет свои обязательства по Минским соглашениям, и потому надеемся, что с начала лета можно будет начать процесс снятия санкций".

Немецкое правительство и прежде всего канцлер Меркель считают иначе, однако им все труднее убеждать немецкие элиты в целом, что все идет по плану. И что Украина является добросовестным исполнителем своей части работы.

Немецкая сторона, в частности, считает, что украинские лидеры "перетолковывают" Минск, подвергают его выгодным для себя трактовкам, что, по их мнению, создает угрозы как единству Европы в поддержке Украины, так и, в первую очередь, продлению экономических санкций против России. Все западные партнеры пока что не видят никакой возможности для украинской стороны избежать принятия изменений в Конституцию (со "статусом Донбасса"), закона о выборах в ОРДЛО, закона об амнистии. Варианты, конечно же, дискутируются. Например, неформально проговаривается вариант принятия изменений в Конституцию с "отложенным действием" — так, чтобы положение об особенностях местного самоуправления на ныне оккупированной части Донбасса вступило в силу отдельным актом парламента — когда будут созданы необходимые безопасностно-политические предпосылки для "статуса" ОРДЛО и проведения выборов.

Однако для все большего числа западных участников процесса становится понятным, что Украина в нынешних условиях "на фронтах" вообще не способна выполнить ни один из "политических" пунктов, и партнеры, конечно, растеряны, не зная, что с этим делать. Пока продолжают оказывать давление на Порошенко, все еще считая, что все ключи — в его руках. Хотя это не так, и в дальнейшем это будет становиться все более очевидным.

Собственно, призывы к выполнению Минска со стороны Запада сегодня обусловлены уже не ожиданием решить кризис прописанным в Минском документе способом (в это уже никто не верит), а попыткой спасти лицо самого Запада (в первую очередь Германии и Франции) и не позволить России обвинить Украину в срыве договоренностей, давая тем самым повод к более глубокому расколу Европы по вопросу продления санкций.

Мысль о том, что конфликт между РФ и Украиной, сейчас территориально локализованный в Донбассе и Крыму, — это надолго, и он не подлежит коренному и окончательному решению, пока в нынешних форматах существуют Российская Федерация и Украина — некомфортный для всего мира тезис, который проговаривают пока что почти шепотом и отвергают при первой же попытке публичной дискуссии. Тем не менее, ее реалистичность "прощупывается" все заметнее на форумах и в аудиториях, подобных Мюнхенской.

Пока Украина выиграла время, найдя условно правовую возможность перенести конституционное голосование за принятый в августе в первом чтении проект изменений в Конституцию относительно децентрализации и особенностей самоуправления ОРДЛО. Однако, выиграв определенное время (немцы говорят о двух месяцах), Украина при этом сузила коридор — в Мюнхене спектр тем для общения по вопросам Минской повестки дня продемонстрировал сужение к срокам и условиям принятия ожидаемых законодательных актов, перспективы которых выглядят все сомнительнее.

С другой стороны, украинские реформаторы из правительства и парламента, прибывшие в Мюнхен за политической поддержкой, получили моральное одобрение своих действий, но ощутили готовность западных партнеров на статус-кво — сохранение тандема Порошенко—Яценюк и соответствующей правительственно-парламентской конфигурации, альтернативы которой из западных столиц не видно. "Сначала найдите и продемонстрируйте достойную реформаторскую альтернативу, способную опереться на поддержку парламента, а потом "валите" действующее правительство", — таким был обобщенный месседж Запада Украине в Мюнхене в части политического "переформатирования".

А тему России Запад ведет единственным органически возможным для себя образом — "с Россией надо вести диалог". Открытый диалог, примирение и консенсус — победное оружие Запада над собственным прошлым и собственными вековыми разногласиями — и они верят в то, что нет другого пути и для нас с россиянами, чем выработать фундамент примирения и понимания в диалоге.

Украинцы энтузиазма по этому поводу не излучают. Дискуссии Мюнхена все четче демонстрируют обусловленную разным историческим опытом дистанцию между теми, кто верит, что с Россией можно договориться, и теми, кто считает такое предположение (по крайней мере на сегодняшний день) инфантильными мечтами, опровергнутыми самой историей и современностью. Трудно возразить австрийцам или финнам, чью землю российский солдат оставил почти добровольно, и которые вследствие собственного опыта верят в договороспособность Москвы.

Зато Украине, у которой были не только надежда на "стратегическое партнерство" с Россией, но и самая масштабная в мире двусторонняя договорно-правовая база, включавшая "дружбу и сотрудничество", многоразовое признание границ и суверенитета, легитимное базирование флота вплоть до 2042 г., особый режим границы, многолетнюю свободную торговлю и много другого, сложно понять мантру о необходимости диалога и новых соглашений с теми, кто демонстративно пренебрегает уже подписанными договорами. Тем, кто не пережил вероломства "братского народа", тяжело постичь нанесенную им психологическую травму. Вы никогда не убедите современного немца в правоте очевидно вырванного из контекста Бисмарка с его "договорами с Россией, которые не стоят той бумаги, на которой они написаны", равно как и не убедите современного украинца в том, что будущие договора с Россией (если и будут подписаны), будут иметь какой-либо другой смысл, кроме как средство получения передышки перед решающей битвой. С этим ощущением украинцам придется жить наедине.

А другие тем временем будут исходить из того, что Путин — это реальность, на которую нельзя повлиять, от которой нельзя быстро избавиться, значит с ней надо научиться сосуществовать, а возможно и получать выгоду в эти сложные и кризисные годы.

Пройдут поколения и десятки февральских "Мюнхенов", пока история не подведет черту под большим противостоянием в Восточной Европе, ключ к решению которого издали наивно видится в конституционных изменениях, выборах и подписях под документами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >