Если закон не указ

28 января, 2015, 14:54 Распечатать

Любой шаг Минобразования, касающийся изучения языка или истории, привлекает пристальное внимание общественности. Сейчас под прицел критики попал Сергей Квит.

Сергей Квит
Фейсбук Сергея Квита
Решение Квита вызвало резкую критику защитников украинского языка

Оксана ОНИЩЕНКО

Мы должны быть рабами законов,

чтобы стать свободными

Цицерон

Языковой вопрос всегда был щепетильным и взрывоопасным. И любой шаг или приказ Министерства образования, касающийся изучения языка или истории, традиционно привлекает пристальное внимание общественности. А годы, когда министерством руководил Д.Табачник, еще больше обострили это внимание.

Сейчас под прицел критики попал Сергей Квит. Причина — приказ министра.

В чем же обвиняют главного в сфере образования чиновника страны? Сергей Квит отменил один из приказов своего предшественника Ивана Вакарчука, изданный еще в 2009 году. Приказ о том, что украинский язык, историю Украины, историю украинской культуры, философию и английский нужно изучать в обязательном порядке на всех факультетах и специальностях университетов. Безусловно, знание этих дисциплин интеллигентному человеку с высшим образованием необходимо. Почему же тогда министр "зарубил" соответствующее постановление предшественника? И поползли по соцсетям и форумам обвинения: министерство отменяет украинский язык и историю. С открытым письмом к власти через СМИ обратились и ученые.

Среди тех, кто выступает "в защиту украинского языка от Министерства образования", люди, искренне переживающие о том, чтобы из вуза не исчез украинский язык. С другой стороны, большинство из них не работает в сфере высшего образования и не разобрались в том, что происходит на самом деле. Громкие заголовки типа "МОН отменяет украинский язык" кого хочешь доведут до нервного срыва.

Что же в действительности произошло? На самом деле никто ничего не запрещал. Просто с принятием Закона о высшем образовании многое изменилось. Самое важное новшество — вузы получили автономию. О ее сути можно говорить много, но в отношении организации образовательного процесса реформа заключается вот в чем. Всегда на всех ступенях образования существовал и существует государственный стандарт. В высшем образовании это видение государством того, какого специалиста должен выпускать вуз и как именно его учить. Раньше, при жестко централизованной системе образования, в стандарте определялось не только то, что должен уметь и знать подготовленный вузом специалист, но и какие именно дисциплины должен изучать обязательно, а какие — по выбору. Новый Закон "О высшем образовании" сделал образовательный стандарт более свободным (статья 10): государство формулирует свои требования к компетентностям выпускника, определяет сроки обучения, требования к его аттестации. А как именно университет будет достигать результата (какие образовательные программы составит, какие дисциплины сочтет нужным преподавать студентам) — это его дело. Главное — результат. За его отсутствие университет ответит собственной репутацией.

Автономия — явление новое, революционное. Следовательно, вводя новые правила жизни в высшем образовании (новый закон), министерство должно отменить все предыдущие решения и приказы, составленные по старым нормам , противоречащим новым. Такое требование содержится и в заключительных и переходных положениях Закона "О высшем образовании".

Поскольку приказ 2009 года нарушает права автономии — указывает университетам, какие дисциплины следует преподавать обязательно, он должен быть отменен. В этом случае Министерство образования действовало в правовом поле.

Кстати, в свое время Ирина Фарион как член комитета по вопросам науки и образования Верховной Рады при обсуждении поправок к Закону о высшем образовании предлагала сделать обязательными украинский язык, историю Украины, этнографию Украины. Перечень этих дисциплин она хотела внести в государственный стандарт образования. Однако профильный парламентский комитет отклонил предложение с заключением: "Установление в стандартах перечня учебных дисциплин противоречит принципу автономии вузов и стандартам Европейского пространства высшего образования". Такое же решение вынесло в отношении гуманитарных предметов и МОН.

О сугубо профессиональных и правовых аргументах в пользу такого решения руководством министерства и специалистами сказано достаточно. Но проблема тут, на мой взгляд, не только в особенностях имплементации нового закона. Проблема в другом — в нашем отношении к законам.

В чем упрекают Сергея Квита? Аргументов несколько: выполнение закона сейчас несвоевременно (!); министр должен был посоветоваться с общественностью, прежде чем отменять приказ Вакарчука; министр мог ввести обязательный перечень дисциплин своим личным приказом.

Фактически Минобразования можно обвинить в том, что оно соблюдает букву закона. Но так и должно быть в цивилизованной стране. И если граждане не согласны с нормой закона, они должны апеллировать не к исполнителю (в данном случае Минобразования), а к законодателю (парламенту) с требованием внести изменения.

Над Законом "О высшем образовании" работали представители общественности. Он прошел широкое обсуждение. И это было очень важно на этапе проработки проекта. Но после того как закон был принят, чиновники всех рангов должны неуклонно его выполнять. А если чиновник каждый раз будет обсуждать с общественностью целесообразность его выполнения, это будет выглядеть странно. Зачем тогда принимать законы? Если мы требуем от прокуроров и судей действовать исключительно в правовом поле, почему давим на Министерство образования с требованием нарушить закон? Интересно, что бы мы сказали, если бы судья нарушил закон и объяснил это тем, что его выполнение несвоевременно?

Что касается упрека в том, что министр мог ввести перечень обязательных дисциплин своим приказом, то это было бы возможно только в одном фантастическом случае — если бы приказ министра имел большую силу, чем закон.

В дискуссиях вокруг решения министерства со стороны его критиков звучат аргументы: "меня не интересуют правовые коллизии, я хочу защитить гуманитарный блок", "сам я законов не читал, но мне объяснили знакомые, которые в этом разбираются". Это напоминает анекдот: "Вам нравится, как поет Карузо? — Нет. — Вы его слышали? — Нет, сосед рассказывал".

Нормы нового Закона "О высшем образовании" отнюдь не означают уничтожения гуманитарной составляющей. Они означает, что вопрос передан в ведение вузов, поскольку в данном случае регуляторная функция с министерства снята новым законом. Значит именно к вузам должна обращаться обеспокоенная общественность. И мониторить качество преподавания гуманитарных дисциплин в них, требовать его повышения. Ведь оно, чего греха таить, бывает очень далеким от стандартов. Настолько далеким, что иногда лучше бы студентам вместо некачественных лекций предлагали походы в украинские музеи или театры. Пользы было бы намного больше. Если философию в вузе преподает бывший советский партработник, то не лучше ли включить в образовательную программу изучения другую гуманитарную дисциплину, для которой есть возможности и ресурсы? Право автономии как раз и предоставляет такую возможность.

Правда, среди университетского сообщества много и тех, кто хочет изменений и видит преимущества нового закона. "Меня поражает интенсивность обсуждения этого довольно эпизодического вопроса. При этом множество его участников заранее видят МОН и руководство вузов виновными в сокращении изучения гуманитарных дисциплин. А того, что может произойти противоположное, даже никто не предполагает (задумайтесь — почему?) Уверяю, что МОН и ректоры хотят лучшего, а не худшего образования", — прокомментировал дискуссию на одном из форумов проректор университета.

В письме к Сергею Квиту, распространенному в соцсетях, общественные активисты пишут: "Украинский язык и история Украины в вузах — это также вопрос национальной безопасности. Местные коллаборанты как раз и были воспитаны на российской пропаганде и не получили заблаговременной прививки от "русскомировских" мантр, не получили надлежащей дозы знаний по украинскому языку, истории Украины, украинской культуре, философии". Но ведь с 2009 года для вузов всех регионов страны действовал приказ Вакарчука об обязательном изучении украинского языка, истории, культуры. И это абсолютно не решило проблем.

Нужно ли поддерживать украиноведческую составляющую в вузах? Да. Но почему тогда панацеей считается приказ об их обязательном преподавании? Очевидно, этого мало. Легче вернуть старый приказ, заставить вузы работать как раньше и считать проблему гуманитарного блока в высшем образовании решенной. Труднее контролировать власть и требовать целенаправленной государственной политики, реальных шагов в поддержку украинской культуры, украинского языка. И это не только свержение памятников Ленину. Студент должен быть мотивирован изучать украинский язык, историю. А работодатель — заинтересован взять на работу образованного специалиста, способного как минимум грамотно подготовить документы в сфере своей деятельности на государственном языке. Только тогда вузы будут заинтересованы в качественном преподавании гуманитарных предметов, а студенты будут изучать их не "для галочки". Только тогда ни один университет не решится исключить из своих программ гуманитарные дисциплины, потому что побоится, , что к нему просто никто не пойдет учиться.

Следует задуматься над новыми подходами к формированию образовательных программ, пересмотреть содержание гуманитарных дисциплин. Не "пережевывать" уже в который раз школьные программы, а предложить другой уровень преподавания школьных предметов с профессиональным уклоном. А это невозможно без изменений на предыдущей ступени образования — в школе. Именно там начинается изучение истории и языка. И даже основ философии. При хорошем качестве преподавания в школе, на которую мог бы опираться вуз, пересмотр подходов к преподаванию гуманитарных дисциплин был бы более эффективным.

Стимулом для сохранения гуманитарного блока дисциплин могут стать и новые стандарты образования, которые должно утвердить Министерство образования. В них могут быть сформулированы компетенции выпускника, требующие знания языка, истории, философии. А уже сами вузы решат, каким образом обеспечить требование стандарта: преподавать гуманитарные дисциплины отдельно или интегрировать с другими дисциплинами профессионального направления, учитывая особенности каждой специальности. С таким требованием общественность может обратиться к Министерству образования и к группам экспертов, которые будут разрабатывать стандарты. И это будет законный способ решения вопроса.

Есть еще один важный момент для понимания дискуссии вокруг приказа министра образования. Он не касается гуманитарной составляющей. Минобразования не святое, и, поскольку никто не застрахован от ошибок, его всегда есть в чем упрекнуть. Но точно не в уничтожении гуманитарной составляющей образования. Скандал, который сейчас набирает обороты, очень выгоден тем, кому Минобразования наступает на больные мозоли — ломает привычные схемы, не идет на "договорняки", не дает преференций, угрожает оптимизацией. Потому воспользоваться патриотическим порывом людей, которые искренне переживают за язык и историю, но не углубляются в детали ситуации, очень удобно для дискредитации министерства.

Я за украинский язык, историю, философию в вузах. Но я и за цивилизованные реформы. За соблюдение закона.

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >