Средний класс — в первый класс

04 августа, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 4 августа-19 августа 2006г.
Отправить
Отправить

14. Становлення середнього класу через підвищення доступності та якості освіти, трансформацію пол...

14. Становлення середнього класу через підвищення доступності та якості освіти, трансформацію політики доходів населення, гарантування гідної оплати праці, розвиток підприємництва та стимулювання створення нових робочих місць.

(Універсал національної єдності)

Приятно осознавать, что необходимость становления среднего класса в Украине вот-вот станет объектом пресловутой политической воли руководства страны. Наконец-то проблема, о которой так много говорили ученые-экономисты и практикующие представители этого самого зарождающегося среднего класса, нашла свое достойное отражение в проекте документа государственного уровня. Почему «вот-вот»? Да потому что среди инструментария, при помощи которого авторы Универсала намереваются развивать средний класс, нет, пожалуй, главного — соблюдения законности в отношении органов власти к представителям украинского среднего и малого бизнеса, которые составляют костяк обсуждаемой части общества.

Понятно, что политики могут и не знать всех проблем предпринимателей. Не беда. Как минимум малые и средние бизнесмены, объединенные в Ассоциацию плательщиков налогов Львовской области (АПНЛО), Комитет предпринимателей Львовщины (КПЛ) и Общественный форум города Львова (ОФГЛ), могли бы помочь авторам Универсала.

Златая цепь

В числе излюбленных приемов нарушения прав предпринимателей контролирующими органами на местах — применение законов, которые еще не имеют механизма реализации. Пример. (Этот, а также последующие примеры и заключения предоставлены участниками АПНЛО, КПЛ и ОФГЛ.) Все годы украинской независимости милиция проверяет наших предпринимателей, не имея соответствующей формы порядка и проведения проверки. В январе 2005 года были внесены изменения в Закон «О милиции». В нем теперь записано, что Кабинет министров должен разработать Порядок проверки предпринимателей, бизнеса органами по борьбе с организованной преступностью, а МВД — форму направления на проверку (с указанием, что проверять, как проверять, в какие сроки, по какому поводу, на каких основаниях). Прошло полтора года, но ни порядок, ни формы до сих пор не разработаны. В результате в регионах работники управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД осуществляли проверки бизнеса по «самодельным» формам. Проверяли, как «Бог на душу положит». В большинстве случаев такой произвол продолжается до сегодняшнего дня. Исключением стала разве что Львовская область, после случившегося инцидента…

В одном из львовских ювелирных магазинов пара «борцов» с организованной преступностью осуществила «проверку». По окончании своих тяжких трудов они составили акт, в котором указали, что нарушений в работе ювелирного магазина не обнаружено. За положительный результат проверки милиционеры взяли золотую цепочку (у жены одного из проверяющих через день-два намечался день рождения) и двести гривен из кассы. Нарушений, в принципе, и не было, но милиционеры, если бы продавец драгоценностей вдруг заартачился, надо полагать, могли бы этот «недостаток» легко исправить. И тогда последовали бы санкции, типа «опечатать», «закрыть», «прекратить деятельность».

История с цепочкой наверняка не имела бы продолжения, если бы милиционеры на радостях не забыли у проверяемого папку с документами. А в папке той оказалась пачка направлений на проверку… под одним номером. При этом графа для указания объекта проверки не была заполнена. Т. е. проверяющим была дарована возможность (на бланках красовались печати начальника райотдела и заместителя начальника городской милиции Львова) вписывать жертву по своему усмотрению. Никакими планами такое «усмотрение» не регулировалось. В «направлениях» также значилось, что проверяющие имеют право проверять всю документацию, даже — по кредитам (брали, не брали, для чего брали, как использовали и т. д.). В бланках значился перечень из десяти пунктов, по которым милиционерам позволялось «трясти» предпринимателей. Ниже красовалась емкая фраза, мол, данный перечень не является исчерпывающим, поэтому в ходе проверки (которую, кстати, они имели право произвольно проводить в течение десяти дней) могут быть заданы дополнительные вопросы. А ведь это — грубейшее нарушение законодательства.

АПНЛО, КПЛ и ОФГЛ приложили немало усилий, чтобы убедить милицейское руководство области привести в соответствие с требованиями законодательства имеющуюся форму направления на проверку. Милиция долго не сдавалась. Поэтому объединения предпринимателей вынуждены были угрожать правоохранителям судебным процессом. Зато теперь в этой форме имеются конкретные пункты. Так, пункт «Основания» предполагает, что для проверки должно быть открыто оперативно-поисковое дело или дано письменное указание МВД. Пункт «Цель» предусматривает не более трех вопросов, по которым разрешается проверять предприятие. Вопросы, не указанные в этом пункте, проверяющие задавать не имеют права. Пункт «Сроки» предусматривает длительность проверки не более трех-пяти дней. Пункт «Соответствующие выводы» ориентирует милиционеров на четкие правила оформления результатов проверки. И так далее.

Ловкость рук — и никакого мошенничества

Следующим по употребляемости инструментом воздействия на бизнес является манипулирование нормами того или иного закона. Один и тот же закон к предприятиям разных видов или разного масштаба имеет свои требования. Однако это не мешает контролерам норму, касающуюся одной категории предприятий, применять к предприятиям или предпринимателям других категорий. Так, среди пожарных стало модным применять закон, регулирующий функционирование учреждений с большим скоплением людей (от 50 человек и более), к офисам, где работает несколько человек. Т.е. от однокомнатных офисов требуют соблюдения таких же жестких противопожарных мер, как и от дискотек.

Еще один пример. Предприятие взяло в аренду часть помещений в каком-то строении для обустройства офиса. В свое время это строение принимала государственная комиссия. Она не выявила никаких нарушений, ее члены, в том числе и представитель пожарной службы, подписали акт о приемке. Но в какой-то момент в этом офисе появляется пожарный (электрик и т. д.) и предъявляет к арендующему требования, которые ставятся при сдаче в эксплуатацию всего объекта и которые уже давно выполнены арендодателем. И руководитель фирмочки знакомится с внушительным перечнем ненужных работ, среди которых «обучение руководителя предприятия технике безопасности» не самое дорогое, а стоимость оного у разных ведомств колеблется где-то в пределах нескольких сот гривен.

Спору нет, руководитель предприятия, которое имеет хоть какие-то производственные циклы, взрывоопасные установки и соответствующее количество работников, должен пройти такое обучение. Но при чем тут руководитель фирмы, снимающей угол в давно сданном в эксплуатацию здании? При чем тут руководитель фирмы, в офисе которой кроме бумаг ничего не производится? Арендующее предприятие не меняло профиля арендуемых помещений — там как занимались бумагами, так ими и продолжают заниматься.

Ладно, если бы на тех курсах действительно чему-то обучали. Инструкция для такой категории предприятий (офисных) написана на полутора страницах: нельзя делать того, того и того; должен быть огнетушитель, план эвакуации… Вот и вся наука. Тем не менее три дня у тебя отрывают. Хотя во время обучения инструктор не знает, чем занять подопечных. Поэтому, как правило, говорит: «Мы сегодня два часика посидим, а дальше вы… Вы освобождены от производства — идите себе там гуляйте, пейте кофе и т. д.».

Приказ — нарушить закон

В перечисленных и некоторых других эпизодах стычек с контролирующими органами на местном уровне львовским предпринимателям удалось добиться справедливости. Вместе с тем, борясь с правонарушениями контролирующих органов, общественные организации, объединяющие львовских предпринимателей, давно обнаружили, что неправомерные действия региональных проверяющих часто обусловлены ведомственной политикой свыше. Центральные контролирующие органы своими письмами, разъяснениями, приказами, распоряжениями, указаниями умышленно, системно и целенаправленно перекручивают требования законодательства и обязанности субъектов предпринимательства. В тех случаях, когда юридически грамотные бизнесмены по одиночке или посредством общественных организаций указывают региональным проверяющим на неправомерность того или иного ведомственного документа, региональные проверяющие готовы были бы уступить, но субординация не позволяет.

Правда, сейчас под воздействием объединений предпринимателей некоторые органы власти аннулируют действие своих документов, которые не согласуются с законодательством. Но, во-первых, упраздняются, как правило, документы, третьеразрядные, особого значения для функционирования бизнеса не имевшие, и как правило, не применявшиеся. Во-вторых, другой рукой те же контролирующие органы сплошь и рядом продуцируют новые акты, также противоречащие законам.

Проанализировав эти и множество других подобных им случаев, идеологи АПНЛО, КПЛ и ОФГЛ пришли к однозначному заключению, которое ими было недавно обнародовано: «Формированию отечественного среднего класса сознательно противодействует украинское чиновничество, самым злостным звеном которого являются представители контролирующих органов».

Предприниматели и… обыватели

Конечно, львовским предпринимателям хотелось бы, чтобы проблемы развития украинского среднего класса решались «сверху». Однако на случай, если этого не произойдет, участники АПНЛО, КПЛ и ОФГЛ предусмотрели работу «с низами». Для начала они обзавелись своей пресс-службой, которая через местные СМИ доводит до широкой местной общественности все кричащие факты притеснений со стороны контролирующих органов. Эти организации намерены выходить с проблемами на различные политические мероприятия (митинги и т. п.), на заседания органов местного самоуправления, куда объединенным львовским предпринимателям удалось провести многих своих представителей.

Здесь у читателя может возникнуть законный вопрос: «А какое непредпринимателям дело до проблем предпринимателей? С чего бы вдруг небогатый должен проникаться проблемами богатого?»

На сей счет у лидеров АПНЛО, КПЛ и ОФГЛ имеются определенные аргументы. Предприниматели-просветители «на пальцах» доказывают обывателям, что благополучие простого человека напрямую зависит от успехов предпринимательства, как основного ядра среднего класса. Оно (предпринимательство) — основной работодатель и бюджетонаполнитель. От него зависит не только экономическая, но и политическая стабильность в обществе. Если украинский средний класс наберет критическую массу в нашем обществе, то контролирующие органы не смогут диктовать «всем остальным» свою корыстную волю и будут подконтрольны среднему классу и населению.

Необходимость оказания поддержки бизнесу со стороны населения лидеры АПНЛО, КПЛ и ОФГЛ обосновывают также тем обстоятельством, что представители первого ближе других стоят ко всем проявлениям свободы — к «свободе высказываний и суждений», «свободе позиции», «свободе поведения (естественно, в пределах законодательства)». До ведома населения активно доводится мысль, что свобода — это, в первую очередь, экономическая независимость.

В этой пропагандистской кампании немало внимания уделяется природе украинского чиновничества. В частности, предприниматели «трубят на весь галицкий свет», что существует очевидный союз (сговор) чиновников от контролирующих органов. Это «объединение» не формализовано (чиновничество и госорганы не тождественны), но — глубоко интегрировано, по горизонтали и вертикали. Интеграция контролирующих органов включает и судебную систему. Данное «объединение» не носит ни партийного, ни религиозного, ни национального, ни расового характера. Деструктивная деятельность наших контролирующих органов не управляется извне ни «рукой Москвы», ни масонами. Никаких хитромудрых идеологий под этим объединением нет — оно руководствуется простым желанием все держать под своим контролем. Эта сила вознесла себя над всем остальным населением страны, включая предпринимателей, общественные и политические организации.

Населению объясняются «классовые отличия» между «предпринимателями» и «контролерами». Бизнесмен добивается независимости, какого-то положения в своей среде и в обществе в целом с помощью собственного труда, прежде всего, посредством реализации своего таланта и квалификации. Проверяющий делает карьеру, опираясь, главным образом, на конформизм, нередко — на аморальность.

В Львовской области, где высока политическая активность населения, и где в памяти старшего поколения сохранились представления о частниках досоветского периода, такая аргументация, думается, найдет понимание.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК