Почему горчит сладкий бизнес?

6 сентября, 19:09 Распечатать Выпуск №33, 7 сентября-13 сентября

Опыту отечественных пчеловодов, которому более тысячи лет, могут позавидовать пасечники на любом континенте.

И хотя сложные перипетии исторического развития не раз ставили крест на этой сфере хозяйственной деятельности, она каждый раз воскресала, удовлетворяя не только внутренние потребности, но и значительный экспортный спрос.

Сейчас, несмотря на все неурядицы, Украина держится среди лидеров по производству и экспорту меда. В мировом рейтинге мы по объему производства занимаем первое место в Европе и пятое в мире, официально продуцируя почти 70–75 тыс. т меда, а неофициально — около 100 тыс. т, что составляет 5–6% мирового производства.

При этом 97,7–98,2% меда производят частные хозяйства, и только 2,3–1,8% — сельскохозяйственные предприятия. Средняя украинская пасека насчитывает 50–100 ульев. В целом в Украине около 400 тыс. пчеловодов и более 2,6 млн пчелосемей.

Что же касается экспорта, то наша страна до недавнего времени входила в тройку лидеров. И хотя до Китая нам далеко (на него приходится 19% поставок), Украина и Аргентина имели по 10% на каждую. Вместе это около 40% всего мирового экспорта.

Правда, в прошлом году сложились неблагоприятные условия для отечественного пчеловодства, и мы скатились на пятое место. Доля украинского меда на мировом рынке в денежном измерении составляла 1,28%, в количественном — около 3%.

Однако ситуация в отдельных странах на мировой рынок особенно не влияет. Спрос на мед всегда огромный, и объем мировой торговли им постоянно растет. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, в 2017 году он достиг 690,3 тыс. т, общей стоимостью 2,37 млрд долл. Украина тогда заработала 87 млн долл., по другим данным — почти 134 млн долл.

В целом за последние 10 лет наш экспорт увеличился более чем в 20 раз. По информации эксперта Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Анны Бурки, в успешном 2017 году украинцы вывезли за границу с помощью 80 компаний-экспортеров 67,8 тыс. т меда.

Прошлогоднее падение (в 2018 году экспортировано 49,405 тыс. т меда на сумму немногим более 98 млн долл. США) некоторые эксперты склонны связывать с мировым перепроизводством сладкого продукта и значительными переходными запасами, а также с ценовыми колебаниями.

Действительно, средняя цена на мировом рынке постепенно снижалась. Однако и украинские трейдеры сами были не против подемпинговать, даже вопреки интересам наших пасечников. На европейском рынке средняя цена украинского меда в 2017 году не превышала 2 евро/кг. В 2018-м его стоимость упала еще ниже: если в начале года за килограмм еще давали 2 евро, то в июле-августе — 1,4.

Это привело к снижению закупочных цен на внутреннем рынке до 38–40 грн/кг. Пасечники отказывались продавать мед, и это могло пошатнуть имидж Украины как надежного экспортера. Хорошо что обошлось всего лишь скатыванием на пятое место в мировом рейтинге экспортеров.

"Поспособствовали" такому положению дел и конкуренты, подорвавшие наши позиции на мировом рынке меда. Например, Вьетнам и Индия предложили более низкую цену (дешевле на 20%). Отечественному производителю продавать мед по такой цене было совсем невыгодно.

Были и другие причины удешевления нашего меда. Уже упомянутая специалист FАО Анна Бурка связывает это с тем, что 99% экспортированного продукта вывозят в бочках, то есть без упаковки, без бренда и фактически без добавленной стоимости.

Среди факторов, снижающих прибыли украинских производителей и обесценивающих отечественный мед, — также ограниченность сортов. Почти 90% экспорта — это мед из подсолнечника. А без разнообразия сортов трудно надеяться на более высокую цену.

Но не только разносортица может принести экспортерам дополнительную выручку. Сегодня на рынках Европы царят современные потребительские тренды, нацеленные на инновационные продукты со своеобразными вкусами, — например, с пряностями, орехами и ягодами, травами, а также острый мед с перцем, разные виды крем-меда.

По убеждению главы правления общественной организации "Всеукраинское братство пчеловодов" Татьяны Васильковской, этим должны были бы заниматься трейдеры-экспортеры. Это — маркетинг, и он требует дополнительных средств на изучение международных рынков, предпочтений иностранного покупателя в той или иной стране, культура потребления меда в разных регионах. Крупным компаниям-экспортерам это по силам, но они в этом мало заинтересованы.

— Мы работаем над тем, чтобы сами пчеловоды становились операторами международных рынков и экспортировали монофлорный (из одного вида растений) мед в упакованном виде с добавленной стоимостью, — говорит руководитель Братства. 

— Но сначала нужно, чтобы были четко прописаны и соблюдены санитарно-ветеринарные требования к производству, хранению и упаковке меда. Ради этого разработали "Ветеринарно-санитарные требования для мощностей (объектов) по первичному производству и первичной переработке продуктов пчеловодства". Но наш документ не заинтересовал ни Министерство агропромышленной политики, ни Госпродпотребслужбу, и лежит без движения с осени 2017 года.

Насколько выгодно экспортировать органический и монофлорный мед или же мед с добавками, дискутировать не приходится. Скажем, европейские цены на цветочный мед достигают почти 5,3 евро/кг, на крем-мед — 6,6. Органические меды стоят еще дороже: цветочный — 13,3 евро/кг, а монофлорная акация — более 14.

Пример Новой Зеландии — яркое тому подтверждение. Страна экспортирует лишь немногим более 11 тыс. т, но продает его в среднем по 24,32 долл./кг. Дело в том, что 80% экспортированной продукции расфасовывают и упор делают на вывозе одного из наиболее ценных и дорогих медов (Манука).

Что же касается украинского меда, то завоевывать более широкие позиции на мировом рынке ему мешает еще и квотирование. Например, в прошлом году основная квота в страны ЕС (5,4 тыс. т) была выбрана уже в первой декаде января (на внеквотный объем действует пошлина в размере 17,3%).

Дополнительное разрешение на беспошлинную поставку нашего меда в страны Евросоюза (2,5 тыс. т) было открыто 1 октября. Этот объем, как и предыдущий, выбрали за 10 дней. В общем, по словам эксперта FАО, экспорт украинского меда в страны ЕС в шесть раз превышает предоставленные квоты.

Досадно, но следует отметить, что барьеры на пути медового экспорта порой ставим мы сами. Украинские пчеловоды не всегда соблюдают нормы и правила пчеловодства и соответствующей гигиены, к тому же не пользуются сертифицированными ветеринарными препаратами для лечения пчел. По неофициальным данным, сегодня до половины всего произведенного в Украине меда не отвечает характеристикам качественного.

Ситуация неоднозначная: агроминистерство и Госпродпотребслужба кивают на пасечников, а те — на чиновников. Дескать, одни не регистрируют пасеки, а другие не проверяют их, и даже не имеют для этого квалифицированных специалистов.

По словам Татьяны Васильковской, проблему при желании можно решить. Сейчас легально продать мед трейдеру как сырье можно запросто. А вот реализовать его потребителю законным способом — дудки.

И решит ли все регистрация? Ведь не каждый пчеловод хочет продавать мед прямо потребителю. Кого-то удовлетворяет работа с трейдером, а кто-то является пасечником-любителем и продуцирует мед для собственных нужд или же на подарки своим знакомым, друзьям и не хочет становиться оператором рынка.

Многие пчеловоды не будут регистрироваться еще и потому, что это довольно хлопотно: нужно пройти около двух десятков различных согласований. В аграрном министерстве процесс обещали упростить, но все до сих пор остается без изменений.

К тому же и процедура, которая якобы бесплатна, таковой не совсем является: для ее прохождения пчеловод должен получить ветеринарный паспорт на пасеку в Госпродпотребслужбе. За услугу лабораторного исследования надо платить.

Это многих сдерживает. Если бы плату отменили, это сдвинуло бы процесс с мертвой точки, считает Татьяна Васильковская.

Эксперты советуют нашим производителям и экспортерам учитывать все эти нюансы, чтобы зайти со своим товаром в специализированные магазины и торговые сети и получить значительно большую маржу.

Стараться надо и потому, что рынки, на которые экспортируется больше всего украинского меда, весьма разборчивы. Всем известно, что страны ЕС лидируют среди основных покупателей нашего меда (по разным оценкам, его там от 50 до 70% и более), В ТОП-3 стран-импортеров — Германия (32–34%), Польша (17–22), Бельгия (8–12%). Значительная часть отечественного меда (около трети) попадает в США.

Однако даже у импортеров можно поучиться развитию и цивилизованному ведению медовой отрасли. Например, в США благодаря опылению пчелами урожайность сельхозкультур может повыситься на треть, по другим данным — до 40–60%, а основной доход тамошние пасечники (до 60–70%) получают именно от опыления сельхозкультур пчелами.

В Германии забота о пчеловодстве — это системная государственная программа. Там даже запретили пестициды, которыми разрешалось обрабатывать поля, но которые вредны для пчел. Более того, немцы заботятся не только о медоносных, но и о диких пчелах, уничтожение гнезд которых наказывают штрафом от пяти тысяч евро.

Дошло до того, что в столице началось городское движение "Берлин гудит" (проект финансирует германское правительство). Пресса пишет, что пчеловодство в городе процветает: ульи устанавливают на крышах жилых домов, офисов, госучреждений и музеев.

У нас же ни программы защиты пчел, ни программы развития пчеловодства на определенный период или на более отдаленную перспективу нет. Не налажено и сотрудничество пчеловодов, ветеринаров и агрономов фермерских хозяйств, что не только наносит вред качеству меда, но и приводит к массовой гибели пчел.

И потому прежде всего надо изменить законодательство — так, чтобы это сотрудничество было регламентировано, а нормы были прямого действия. Производителям нужны четкие юридические и организационные условия и правила работы — комфортные, квалифицированно грамотные и перспективные для развития пчеловодческого сектора.

Профессионально должна работать вся цепочка: пчеловоды, ветеринары, аграрии, контролеры качества продукции, ученые, трейдеры. Алгоритм их сотрудничества должен не только быть задекларированным, но и безоговорочно выполняться.

Вместо того не разработан даже Государственный реестр обращения пестицидов, который должен быть в прямом доступе в реальном времени и где обязательно должны были бы регистрироваться аграрии и фиксироваться планы обработки конкретных угодий с указанием названий ядохимикатов.

Что же касается Закона "О пчеловодстве", то в нем нужно усилить статьи о контроле качества и безопасности меда и продуктов пчеловодства. Нужно позаботиться и о стандартизации и сертификации в отрасли. А также на законодательном уровне запретить вырубку медоносных деревьев — акации, липы и других.

Конечно, сейчас и профильный закон, и ряд инструкций фиксируют правила обработки посевов с учетом интересов пчеловодов, но беда в том, что они не выполняются. К тому же многие нормы устарели и требуют обновления. Только от Братства пчеловодов в профильный закон было представлено более 180 поправок. Однако их уже в течение четырех лет никто не рассматривает. Поэтому, чтобы защитить пчел, пасечников и национальный рынок, организация инициирует разработку комплексного законодательства в сфере пчеловодства и требует создания Инспекции по вопросам пчеловодства, которая бы прямо подчинялась Кабмину и занималась только этой отраслью.

Но как бы ни сложно было выживать, украинское пчеловодство держится на плаву. В этом году на Международном конгрессе апимондии в Канаде, который состоится в Монреале 8–12 сентября, его будет представлять Всеукраинское братство пчеловодов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно